Вильнюс и тиндер, который можно пролистать за один день

Чаще всего у людей, которые не по своей воле оказываются в чужих странах, настроение не супер, потому как общий эмоциональный фон довольно депрессивный. По крайне мере, так было у меня, когда я оказался в Вильнюсе. Коммуницировать с новыми людьми, погружать их в твой контекст и пытаться что-то рассказать о себе в таком состоянии — это каждый раз боль. Потому как людям даже из Литвы, как правило, плевать на происходящее в Беларуси — вы всегда как будто на разных планетах. О чем сейчас говорят все белорусы? О политике — это чуть ли не единственное, что интересует большинство. Поэтому психологически сложно заводить новые знакомства с людьми из других стран.

Еще важно понимать: когда ты оказываешься вырванным из привычной социальной среды, из своего образа жизни, знакомства — это уже история не только про секс. Тебе просто хочется с кем-то пообниматься, погулять и поговорить. Это первый момент. Вторая проблема — языковой барьер. В том же Вильнюсе довольно сложно найти русскоговорящих молодых людей. С моим Upper Intermediate я способен общаться с литовками, но не могу так же искрометно шутить, как на русском — а в этом кроется моя харизма. Третья проблема знакомств в Вильнюсе — я попал в город во времена жесткого локдауна. Были закрыты бары, клубы, рестораны — все привычные места для завязывания общения. И даже на улице тогда нужно было ходить в маске. То есть даже если ты как-то с кем-то познакомишься, пойти банально некуда.

А я еще тогда жил в отеле, поэтому писать: «Может, зайдешь ко мне в номер?» — было бы не очень, особенно с моей не канонично белорусской внешностью.

Для знакомств оставался только тиндер, но и там были свои нюансы. В вильнюсском приложении есть красивые девушки, модели, но многие из них де-факто не любят заводить общение с иностранцами — и я для них тоже иностранец. То есть ты заводишь коммуникацию на английском, а тебе в ответ: «Извини, я тусуюсь только с литовцами». К тому же в тиндере в Вильнюсе не так уж много девушек — всех можно посмотреть буквально за один день (я так и сделал). Периодически экспериментировал с возрастом и расстоянием в поиске, тогда попадались новые лица, но не часто. Как-то поставил поиск до 40 лет — хотелось посмотреть, что происходит после 35+. Но я пока не готов к отношениям со взрослой, серьезной женщиной.

Свиданий с литовками у меня было немного, но одно из них запомнилось надолго. Как-то вечером я переписывался с девочкой, уже хотел идти спать, но она написала: «А если я заеду к тебе с бутылкой вина?». Кстати, да, одно из моих открытий депрессивного Вильнюса — там я начал прибухивать. Так вот, приезжает литовка ко мне в отель, мы с ней спик инглиш — все идет хорошо. Но нужно открыть бутылку вина, и тут я сталкиваюсь с проблемой: у меня нет штопора, зато есть чайная ложка. Пробую открыть ей бутылку, вкручиваю в пробку, тут литовке приходит светлая идея: «Может, штопор попросить на ресепшене?» Я спускаюсь с этой бутылкой вниз, а администратора нет. Жду его минут семь, потом еле достаю штопором уже в прах раскрошившуюся пробку — на все у меня уходит минут 15. Вернувшись в номер, обнаруживаю даму спящей. Благо, рядом с кроватью диванчик — как джентльмен, я не мог себе позволить прилечь с ней рядом. Утром мы благополучно проснулись, она извинилась и откланялась. Больше мы ни разу не общались.

В общем, с литовками у меня не клеилось, но в Вильнюсе на тот момент уже было много белорусок — они спасали ситуацию. Но мое общее состояние в этом городе лучше все равно не становилось. У меня откровенно начала ехать кукуха, я стал работать с терапевтом. В итоге у меня диагностировали тревожно-депрессивное расстройство — но зато не в тюрьме и не в земле, как говорится. В итоге терапевт плавно подвела меня к мысли, что, возможно, стоит сменить локацию. В январе у меня был отпуск — ездил к своей подруге в Канны, но эта недельная поездка обеспечила мне всего 3-4 недели нормального состояния в Литве. Все началось снова, поэтому я решил уехать в Киев.

Глава вторая: Киев, секс-вечеринки и свидания за 50 евро 

Я ехал в этот город, чтобы немного пожить своей более-менее привычной жизнью: походить на тусовки, на фестивали, на концерты, пообщаться с людьми. В Киеве, как оказалось, у меня намного больше знакомых, чем в Литве. Потому что в Вильнюсе сейчас сосредоточена сугубо политическая тусовка, а на Украине живет много людей, которые уезжали сюда из Беларуси на протяжении последних 5-10 лет. И в Киеве я действительно начал жить: ты здесь идешь по любой улице и впитываешь атмосферу свободы, открытости. Везде играют музыканты, гремят какие-то вечеринки, люди красивые тебе улыбаются! На контрасте после Вильнюса я ходил по Киеву с открытым ртом.

А киевский тиндер начал тестить еще за месяц до того, как сюда приехал, и заранее что-то себе насвайпал.

В Киеве есть проблема, противоположная Вильнюсу: здесь сли-и-ишком много красивых, интересных девушек. У тебя просто не получается сфокусироваться на ком-то одном даже при большом желании. Сегодня знакомишься с одной, а на следующий день — с тремя другими. Такой постоянный конвейер, благодаря которому ты пытаешься бегать от одиночества. Познакомиться в Киеве с девушкой можно где угодно: тиндер, инстаграм и бесконечные тусовки — выбирай, что нравится. Мероприятий тут проходит нереально много, я бы очень хотел ходить везде, но время и стоимость билетов не всегда позволяют. Еще я познакомился с киевскими кинки-вечеринками — это тусовки секс-позитивных людей, но не обязательно свингеров, как многие думают. По сути, это секс-вечеринки, где сексом заниматься не обязательно, можно просто прийти, потусоваться и пообщаться. Мероприятия устраивают разного уровня открытости.

Недавно на Кириловской была туса Pornceptual, там организовали дарк-рум — это комната, где все происходит, но уединиться там нельзя.

На таких вечеринках телефоны забирают на входе, если хочешь с кем-то обменяться контактами — берешь листик с ручкой и записываешь.

Я так делал. Если со знакомствами в Киеве проблем нет, то со свиданиями — есть, и она упирается в финансы. В Минске я привык к определенному уровню дохода, который можно смело приравнивать к средне-айтишному — я зарабатывал от 2 до 3 тысяч долларов в месяц, пока не пошел волонтерить в ByCovid. Поэтому привык к тому, что красивых девушек надо баловать. А сейчас, когда получаю денег ровно на то, чтобы закрыть базовые потребности, появляется выбор: сходить на концерт или сводить девушку на свидание? Одна встреча в Киеве обходится минимум в 1000-1500 гривен (примерно в 30-50 евро). Как говорится, претендуешь — соответствуй. И тут я пока стою в сторонке, даже несмотря на свои внешние данные. Я всегда за то, чтобы в паре люди находились примерно на одинаковом уровне: красивая девушка, которая зарабатывает, и я, который сегодня зарабатывает, а завтра может остаться без жилья или улететь в другую страну — это не пара.

У меня непонятная жизнь. Я ничего не могу предложить, кроме секса, нестабильного будущего и психики. Зачем я буду заставлять страдать кого-то еще вместе со мной? К тому же, я по психотипу спасатель: во всех своих отношениях всегда кого-то вытаскивал из задницы, а сейчас спасать, скорее, нужно меня. Поэтому пока не стану крепко на ноги, никаких серьёзных отношений не будет. После депрессивного Вильнюса Киев вернул меня к жизни — за три месяца здесь я увидел такое количество тусовок и крутых артистов, сколько за всю жизнь не посетил. Но чувство вины никуда не ушло — наверное, когда ты работаешь с инициативами помощи и постоянно видишь, что творят с людьми, невозможно от этого чувства избавиться. Поэтому сейчас я не строю никаких планов. Пока решил базироваться в Киеве, живу здесь у друга, ищу квартиру подешевле, но уже сделал прививку от ковида, поэтому могу свободно летать куда угодно. Потихоньку начинаю пытаться выстраивать свою жизнь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.