Должен ли глава государства в совершенстве владеть языком международного общения — английским? Казалось бы, ответ очевиден: президенту важно знать английский как для неформального общения, так и бизнес-английский — для официальных встреч и публичных выступлений. Впрочем, хорошее владение даже государственным языком для некоторых президентов Украины, как видим, оказалось завышенным требованием.

Владимир Зеленский

Еще соревнуясь за президентство в 2019-м, Владимир Зеленский в интервью BBC пытался продемонстрировать свой уровень владения английским. Однако тогда он столкнулся с критикой: несколько общих фраз вроде first of all I'm a normal human прозвучали только в первых двадцати секундах разговора с Джоном Фишером, а дальше будущий президент перешел на более привычный ему русский.

Сейчас в роли президента Зеленский большинство интервью иностранным СМИ дает по-украински (что в принципе логично, ведь страна находится в состоянии войны с Россией) при посредничестве переводчика. В то же время при возможности пытается продемонстрировать и знание английского — не стесняясь, хотя и с ошибками.

Так, например, во время встречи с экс-президентом США Дональдом Трампом осенью 2019 года, отвечая на вопрос журналистов, Зеленский то забывал употреблять артикли перед существительными (например требуемый The перед USA), то некоторые слова (уточнял у представителей украинской делегации, как будут «выборы» на английском), то порой забывал о хорошем произношении.

Правда, здесь не стоит исключать того, что президент заметно нервничал: встреча проходила в разгар скандала с первым импичментом Дональда Трампа, и весь мир, кажется, интересовал один вопрос: оказывал ли Трамп, в конце концов, давление на Зеленского или нет. Примечательно, что об отсутствии какого-либо давления Зеленский больше рассказывал иностранным журналистам как раз на английском — вероятно, чтобы лучше донести месседж.

От должности Трампа так и не отстранили, а у критиков и сторонников Зеленского появилась возможность обсудить уровень его английского. Эксперты в своих оценках не очень единодушны, а вот в пресс-службе президента его английский неприкрыто хвалят.

«Английский язык президента вы неоднократно слышали, он — на приличном уровне. С лидерами иностранных государств он может легко общаться без переводчиков. Как-то совершенствовать язык у президента, к сожалению, нет времени, но он регулярно практикуется в телефонных и персональных разговорах с иностранными партнерами», — рассказал в комментарии hromadske действующий пресс-секретарь президента Сергей Никифоров.

Однако стоит заметить, что общение на одном языке с мировыми лидерами в неформальной обстановке и ведение переговоров на высоком уровне — это явно не равнозначные вещи. Для второго Зеленскому все же необходимы профессиональные переводчики. Но их посредничество тоже не гарантирует полного понимания (хотя, конечно, это исключительные случаи): один неверный перевод термина, использованного главой государства, может вызвать чуть ли не дипломатический скандал.

Так, в январе 2020-го многие румынские издания вышли с заголовками о том, что Зеленский обвинил Румынию в оккупации украинской Северной Буковины после Первой мировой войны. В своем обращении к украинцам на День Соборности президент упомянул исторические события столетней давности — и вроде бы сказал все правильно, но…

«Вскоре УНР оставила Киев под натиском большевиков, большинство территории Галичины заняли польские войска. Северную Буковину — румыны, а Закарпатье отошло Чехословакии». В английском переводе этой части обращения переводчики Офиса президента использовали не слово «заняли» (taken), а «оккупировали» (occupied). От украинской стороны, понятно, потребовали объяснения таких заявлений.

Петр Порошенко

Пятый президент Украины — первый глава государства, который пользовался английским на высоком уровне: на международных саммитах, в обращении к Конгрессу США и выступлениях на Генеральной ассамблее ООН. Английский Порошенко — в основном грамматически и лексически правильный, но с довольно ощутимым акцентом. А главное — достаточно уверенный: пока он единственный из украинских президентов, кто давал интервью иностранным СМИ исключительно на английском.

Будучи выпускником Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, Порошенко хорошо владеет не только английским. Он также знает болгарский, румынский и польский. Так, выступая на заседании ПАСЕ в 2017 году, Порошенко рассказывал: «Когда я начал работать в Киеве с польскими коллегами, то rozumiem wszystko po polsku, I speak English fluently, спокойно и комфортно разговариваю по-русски, розмовляю українською».

На посту президента он немало внимания уделял просветительской работе, требовал, чтобы английский учили как можно больше украинцев, в частности те, кто претендует на высокие должности. После Революции достоинства, аннексии Крыма и начала войны на Донбассе, английский должен был вытеснить русский язык из употребления по крайней мере на управленческом уровне. В 2015-м экс-президент настаивал на том, что английский должен стать вторым рабочим языком после украинского. А еще обещал, что владение английским в будущем будет обязательным критерием при приеме на государственную службу (хотя этого так и не случилось).

Понятно, что язык становится очень чувствительным в условиях войны, и казусы с некорректным употреблением терминов случались и у Порошенко. Так, в 2015-м во время выступления в Цюрихском университете на английском языке экс-президент употребил слово rebels (повстанцы) в отношении боевиков на Донбассе. «Россия, которая экипировала, обучила, обеспечила повстанцев (rebels), продолжает вести войну против украинских Вооруженных Сил», — опрометчиво заявил тогда Порошенко. Но со временем в расшифровке на официальном сайте президента «повстанцев» все же заменили на «боевиков».

Немного о предшественниках

Знание английского и других иностранных языков лидерами государства и популяризация их изучения, кроме всего прочего, отражает и евроатлантические устремления Украины. Но сложно не заметить, как тесно этот вопрос связан и с отношением к украинскому языку. Во времена президентства Виктора Януковича трудно было даже представить, что глава государства способен что-то сказать по-английски — учитывая уровень его знания государственного языка. Но «что-то» он все-таки сказал. В своей торжественной речи во время жеребьевки Евро-2012 экс-президент произнес: Welcome in Ukraine. Именно с предлогом in, а не с правильным to. Это был редкий случай, когда Янукович говорил публично на английском за все время своего президентства. К слову, эту ошибку Янукович уже допускал во время своего визита в Японию годом ранее.

А вот практически все интервью президента Януковича иностранным СМИ были на русском — с переводом. Сейчас это было бы немыслимо, отмечает нам в комментарии Евгения Габер, дипломат, переводчица, советник премьер-министра Украины по внешнеполитическим вопросам, бывшая заместительница директора Дипломатической академии Украины.

«Сейчас у нас такой проблемы уже нет, но я помню, что когда я только начинала работу на дипломатической службе, приехала делегация одного из украинских министерств (это было в 2012-2013 годах), и министр говорил по-русски. Наша посольская переводчица отказалась переводить на английский: она заметила, что она не уполномочена переводить с русского. Это была необычная ситуация, здесь сыграла роль скорее гражданская позиция, но все же. Если мы говорим о министрах, дипломатах, всех тех, кто представляет украинское государство на официальном уровне, ни одного языка, кроме украинского, на мой взгляд, быть не может. Разве что английский как язык международного общения», — объясняет она.

Виктора Ющенко в подобном упрекнуть сложно: он много внимания уделял как формированию украинской национальной идентичности, так и внешней политике (в 2008 году начал диалог с ЕС о получении Украиной безвизового режима, добивался получения Плана действий по членству в НАТО). Но английским он не владел. По крайней мере никогда не пользовался им в публичных выступлениях и на высоких приемах. Хотя отец Ющенко преподавал английский язык в школе, а его вторая жена Екатерина была гражданкой США и, очевидно, знала английский.

Понятно, что Ющенко постоянно нужна была помощь переводчика. Александр Билкун, который сопровождал президента во время первых официальных визитов, рассказывал о некоторых трудностях перевода слов Ющенко, в частности о метафоричности его речи.

«Говоря о перспективах инвестирования в Украину, президент сказал, что надо смотреть на вещи реально, а не строить — здесь он перешел на русский и вспомнил Маяковского — „облако в штанах". Даже по-украински „хмара у штанях" было бы мало понятным, что уж говорить про cloud in trousers. И там возникла небольшая пауза. Я не то что растерялся — я просто решил объяснить, что президент имеет в виду что-то нематериальное, я использовал тогда выражение „фата моргана". Все прекрасно поняли мнение господина Ющенко», — рассказывал Билкун.

Первый и второй президенты Украины Леонид Кравчук и Леонид Кучма иностранными языками на публике никогда не пользовались, и непонятно, изучали ли их вообще. Мы пытались выяснить у пресс-секретарей бывших глав государства — и безрезультатно. Но и в те времена в украинской политической жизни не раз случались эпизоды, которые доказывали, сколь значимы языковые детали.

«Все эти вещи имеют значение, вплоть до артиклей. В своих мемуарах бывший министр иностранных дел Анатолий Зленко вспоминал, как во время Генеральной Ассамблеи ООН, когда Украина отказывалась от ядерного оружия в далеком 1995 году, наша делегация билась с российской за артикль перед „ядерным оружием". Если бы там был определенный артикль, то это бы фактически означало принадлежность его Украине, а Россия выступала за то, что это ядерный арсенал Советского Союза, поэтому там должен быть неопределенный. Эти дебаты и дискуссии длились не один день», — рассказывает Евгения Габер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.