В Чехии он вел совсем не сказочную жизнь: наркотики, кредитные махинации, драки и попытки самоубийства. Но в 2015 году он бежал от проблем в Донбасс, чтобы воевать там на стороне пророссийских сепаратистов. Из сторожа на проходной он вырос до командира подразделения, получил предложение от российского спецотряда и зарабатывал столько, что слыл «королем» на бедном украинском востоке. Тем временем дома суд приговорил его за терроризм к 20 годам заключения. Хотите узнать историю жизни наемника с Донбасса?

«Согласно выводам обвинения обвиняемый точно осознавал противоправность своих поступков. (…) Он даже предполагал, что подобное его поведение может квалифицироваться как терроризм, и тем самым объяснял свое намерение больше не возвращаться в ЧР».

Так в июне пражский Городской суд обосновал свое решение отправить 32-летнего Мартина Кантора на 20 лет в тюрьму. Его поведение суд квалифицировал как «особо тяжкое преступление ввиду участия в террористической группировке».

Но в места лишения свободы, куда его отправил суд, этот человек не поедет. Его судили заочно, и сейчас, скорее всего, он скрывается на востоке Украины.

Сервер «иРозглас» излагает историю боевика с Донбасса, исходя из письменного приговора. Нам удалось получить его благодаря закону о свободном доступе к информации, и ниже мы публикуем полностью его содержание.

Наркотики, махинации, самоубийство

Когда в конце 2015 года поздно вечером Мартин Кантон вылетел из пражского аэропорта имени Вацлава Гавела в российский Ростов-на-Дону, откуда он потом нелегально отправился на восток Украины, он знал, что домой, скорее всего, уже никогда не вернется.

«У нас мне гарантированы десять лет строгого режима, а мне того не надо. Когда тут это поймут, дело будет дрянь», — цитирует суд один из его имейлов, который он отправил еще до отъезда своему словацкому коллеге.

С тем, что Кантор бежал из Чехии от проблем, согласны и его близкие. Они описали его как отзывчивого к любимым людям человека, но внешне он производил впечатление взрывного, конфликтного и даже агрессивного субъекта.

У него возникла проблема с наркотиками, на которые он одалживал деньги, но не возвращал их. «Он все глубже погружался в эти проблемы, поэтому потом попытался просто убежать от них, уйти от системы», — перефразировал суд показания его друга Радека И.

По словам Радека, переломным моментом стало расставание с невестой Эвой С. По словам другого его близкого друга Яна Р., «без нее он не мыслил своей жизни». Его сестра рассказала, что после расставания Кантор изменился. «С тех пор он отдалялся даже от свидетельницы: делал глупости, прибегал к психическому шантажу», — говорится в вердикте.

Именно из-за расставания с невестой Кантор два раза пытался совершить самоубийство. Эва С. Рассталась с ним, потому что он ограничивал ее в отношениях и она чувствовала себя некомфортно. По крайней мере так она рассказала на допросе. О нем она сказала, что он был «психически нестабилен и строил воздушные замки».

Он тяжело переживал расставание и «принимал какие-то лекарства». Действительно ли он хотел совершить самоубийство, неясно. По словам бывшей невесты, возможно, он хотел лишь повлиять на ее решение и заставить ее сожалеть. Так же подумали его друзья и суд.

После расставания женщина еще общалась с ним какое-то время, но психологическое давление, которое описала сестра Кантора, продолжалось. «После того, как они расстались, они еще какое-то время поддерживали связь. Обвиняемый говорил свидетельнице, что у него опухоль мозга, и она хотела его поддержать. Она не знает, правда ли это на самом деле. Никаких медицинских документов она не видела», — сообщил суд.

Жизнь на Донбассе

Из электронной переписки и показаний его друзей понятно, как Кантор смотрел на ситуацию на Украине. По словам свидетелей, у него сложилось впечатление (особенно после того, как он познакомился с каким-то украинцем), что «Украина плохая, а русские стоят на стороне добра».

На Донбассе он начинал часовым на проходной с автоматом. Через несколько дней после приезда он подписал договор на год с армией так называемой Новороссии. «Бомбардировки и обстрелы, а в казармах хорошо. Тут все, как братья», — так он описал ситуацию на месте после поступления в армию.

Дела у него пошли хорошо, и командир предложил ему лучшее место. Кантор пошел в боевую разведку. «Это те люди, кто совершает диверсии и изучает обстановку за линией фронта», — рассказал он своему другу Радеку И., с которым общался не только по электронной почте, но и по «Скайпу».

В качестве разведчика Кантор уходил на украинскую сторону, выяснял, что там происходит и потом передавал информацию своему руководству. Он дослужился до сержанта и в сентябре 2016 года стал командиром отряда. Он также рассказал, что подкладывал мины, и тогда же его друг лишился ноги. «Работа заключается в том, что ходишь, стреляешь, зачищаешь дома от укропов и так далее», — так он описал свою работу в одном из писем.

Предложение от спецназа

То, что он действительно служил в боевом подразделении, а не выдумал все, как утверждает адвокат Кантора, подтверждают фотографии, которые, как говорится в вердикте суда, он отправлял своим близким. На них он в военной форме и с военной техникой, с сослуживцами из отряда, с новой татуировкой кириллицей на спине и с деревянным домиком, который он построил для местных детей на деньги, полученные за ранение.

Кантор метил еще выше и хотел стать снайпером. Бывшей невесте он написал, что прошел подготовку и «был лучшим из всех 26 присутствующих». Его даже заметили инструкторы из России и предложили ему работу в элитном подразделении. О предложении служить в специальном российском отряде Кантор написал и другу Радеку И. Но тот подумал, что его друг «заливает». Россияне якобы также предложили ему российское гражданство.

Армия выделила ему квартиру, в которой он проводил всего пару дней, а потом по несколько дней находился в батальоне. Квартиру он оплачивал из довольствия, которое получал за службу в отряде. «Он также пишет о зарплате, которую получает. Мол, он чувствует себя королем, потому что простые люди получают раза в три меньше», — перефразируется одно из его сообщений в вердикте.

Тем не менее в одном из писем от апреля 2016 года он просит сестру Луцию, чтобы она «попросила отца купить ему ботинки». В декабре 2017 года он обратился с просьбой о финансовой помощи к певцу, который в решении суда назван Д. Л. За этими инициалами может скрываться чешский музыкант Даниэл Ланду.

«Он называет себя командиром спецподразделения и объясняет Л., что его песни придают ему сил воевать», — говорится в документе. Редакция обратилась с вопросом к певцу Ланде, но на вопрос, отправленный через «Фейсбук», он не ответил.

Как раз примерно в то время Кантор прекратил всяческое общение со своими близкими. Тогда он уже знал, что им и его деятельностью на востоке Украины интересуется полиция. Через некоторое время его друзьям и сестре пришло сообщение о том, что он погиб. Но они не верят.

Сестре Луции Кантор сам написал смс-сообщение о том, что «жив и здоров». Перед судебным заседанием прокурор Мартин Билы заявил, что уверен: Мартин Кантор продолжает воевать в Донбассе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.