Посещая американскую провинцию, то есть не Америку небоскребов и современных проспектов, а сельскую Америку, которую сами американцы считают сутью своей страны, в разговорах с народом часто возникает тема, которая вызывает отторжение и страх у коренного населения. Это город Нью-Йорк и его безумно разнообразное в расовом и этническом отношении население.

И этот страх настолько глубок, что есть американцы, которые утверждают: «Большое яблоко» (прозвище Нью-Йорка) — это вообще не Америка. Увы, данные переписи 2020 года, главные результаты которой были опубликованы на этой неделе, — они подтверждают худшие опасения тех, кто ведет свое генеалогическое древо от пуритан, что прибыли в Америку на корабле «Мэйфлауэр» и поселились в Плимуте в 1620 году.

Получается, что это не Нью-Йорк превращается в обычную Америку, а Америка все больше и больше становится одним большим Нью-Йорком, причем происходит это со всей страной, за исключением уж совсем медвежьих углов типа Небраски или Вайоминга, где население и вправду не меняется. «Перепись дает картину Америки — такой, какая она есть. И с каждой переписью наша страна все больше похожа на свое будущее и все меньше — на свое прошлое», — подчеркивает эксперт Нейт Кон в газете The New York Times.

Это мнение и вправду подтверждается последней переписью. Согласно опубликованным данным, быстрее всего растет (127% от прежней переписи) та группа граждан, члены которой не относят себя к одной этнической группе, то есть группа «полукровок». Кроме того, по сравнению с 2020 годом Североамериканские Штаты выглядят страной все более многонациональной и городской.

Белое население впервые в истории США сократилось в абсолютном выражении — белых просто стало меньше.

А 23 миллиона прироста населения (в США теперь живет 331 миллион жителей) достигнуты за счет тех, кто идентифицирует себя как латиноамериканцы (плюс 23% к прежнему количеству), азиаты (плюс 36%), чернокожие (плюс 5,6% к прежнему количеству), а также люди, имеющие в своих предках представителей двух и больше рас (плюс 127% к количеству таких лиц, зафиксированному прежней переписью).

Тем не менее, белые европейского происхождения остаются самой крупной группой населения, хотя снижение их гегемонии неоспоримо. Сейчас они составляют 57,8% населения страны, что является вехой: прежде доля белых никогда не снижалась до уровня ниже 60%. Десять лет назад они составляли 64%, а в 2000 году — 69%.

Этот спад объясняется несколькими причинами: старением белого населения (средний возраст белых американцев — 44 года, а у приехавших латиносов — всего 30); сокращением рождаемости в этой группе, ростом количества всяких меньшинств именно в среде белых. В целом на картину больше всего влияет иммиграция, а также явление, которое отмечают некоторые социологи: многие американцы, которые ранее называли себя белыми, теперь по моде идентифицируют себя как «люди смешанных рас» (такое разъяснение включено варианты, предлагаемые для заполнения при переписи).

Эта группа за десять лет утроилась — с девяти миллионов до 33,8 миллиона. «В результате белая Америка в среде молодежи в настоящее время охватывает менее половины граждан в возрасте до 18 лет», — отмечает Уильям Фрей, демограф из Института Брукингса.

По мнению этого эксперта, эти данные представляют собой решающий момент для страны. Не белая часть населения США, которая растет в размерах все быстрее и особенно сильна в молодой части граждан США, — именно эта часть населения вводит страну в реальный двадцать первый век.

В этом столетии расовое разнообразие будет главной отличительной чертой демографической картины США.

Народонаселение и политика

«Если бы мы жили в лучшем мире, чем нынешний, новым данным можно было бы только порадоваться, торжествуя по поводу сложной мозаики американской жизни», — размышляет исследователь Пол Уолдман в газете The Washington Post.

«Но в нашем мире, с его противоречиями, мы скорее всего попадем в новый цикл взаимных упреков и реваншизма. Причем как правые, так и левые будут использовать демографические данные, давая им противоположные интерпретации», — такую нюансированную картину дает исследователь Уолдман.

Демография благоприятствует демократам: меньшинства скорее голосуют за них. Но республиканцы контролируют многие штаты, а также определяют правила голосования в них: кто имеет право голосовать, какие документы предъявить на участке и т.д. Прогрессисты не скрывают своего гнева по этому поводу. Особенно болезненно для них то, что республиканцы контролируют многие территории, где живут меньшинства, и именно для них устанавливают ограничительные правила при голосовании.

Отвечая прогрессистам, консерваторы проталкивают свою версию событий: мол, «белая власть» находится под угрозой давления со стороны невесть откуда появившихся меньшинств. Они стараются укрепить правила, которые держат их у руля. Но факт остается фактом: небелое население имеет более высокий коэффициент рождаемости и моложе по возрасту, чем стареющее белое население.

Достаточно взглянуть на демографию: растут города, где живут сторонники демократов, а республиканский «ядерный электорат» в сельских районах страдает от демографических потерь — прежде всего белого населения.

Эта тенденция существовала и раньше, но перепись 2020 года только подтвердила это изменение идентичности, при котором белые консерваторы оказываются в осаде и маргинализируются. Это реальность, которую используют ультраправые СМИ, чтобы акцентировать внимание на пропаганде теории заговора: по этой теории, идет «замена» белого населения на темнокожих. Эта теория обвиняет демократов в том, что они «импортируют войска» из стран третьего мира: эти люди голосуют очень послушно — в соответствии с интересами своей группы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.