Многие эксперты и прогнозисты предрекали, что общенациональная отмена карантина 19 июля обернется катастрофой. Однако пока этого не произошло. Ежедневный прирост числа заболевших вскоре после этого даже начал падать — хотя «День свободы» повлиять на это никак не мог. И теперь вопрос стоит так: как пандемия будет развиваться до конца этого года и дальше? Чтобы разобраться в этом, нам нужно понять некоторые важные моменты в биологии коронавирусов и их взаимодействии с хозяевами — то есть о нас самих.

Sars-CoV-2 — вирус, который вызывает Covid — никуда не денется. Как и другие коронавирусы, он, судя по всему, будет неоднократно заражать всех нас всю оставшуюся жизнь — вероятно, примерно раз в пять лет. Вакцины осложнят его путь, но со временем будут все меньше защищать нас от инфекции (при этом защита от госпитализации и смерти сохранится). Коллективного иммунитета не будет, но мы все же нащупаем некое управляемое равновесие между иммунитетом и инфекциями.

Ковид станет принципиально иным заболеванием. Через несколько лет подавляющее большинство инфекций будут протекать бессимптомно или в легкой форме. Иными словами, как и другие коронавирусы, он станет лишь еще одной причиной простуды. В самом деле, масштабное британское исследование коронавируса под эгидой компании ZOE показало, что его симптомы постепенно приближаются к привычным: штамм «Дельта» чаще всего проявляется болью в горле и насморком.

Остальные коронавирусы носят сезонный характер и, как правило, достигают пика зимой. Есть основания предполагать, что с этим вирусом будет так же. После этого года мы будем еще долго видеть зимние всплески, но смертность при этом будет неуклонно снижаться. Уже в этом году третьи уколы самым уязвимым категориям граждан вкупе с прививками от гриппа помогут снизить заболеваемость и нагрузку на Национальную службу здравоохранения. Недавно высказанные предположения, что пациентам, получившим весной вакцину AstraZeneca, третьим уколом следует назначать Pfizer или Moderna, кажутся разумными, учитывая более сильный иммунный ответ от вакцин на основе мРНК.

А как насчет риска новых штаммов? Помешают ли они нашему возвращению к нормальной жизни? Из-за одного такого штамма мы угодили в изоляцию на целых пять месяцев после Рождества, как только появились вакцины. Новые штаммы чреваты проблемами — они либо намного заразнее, либо обходят сложившийся иммунитет. Однако есть разумные основания полагать, что штамм «Дельта» может стать конечной точкой вируса.

Едва перескочив на нового носителя, вирус редко срабатывает без сбоев. Вирус — это ключ, а его хозяин — то есть мы — замок. После скачка вирус стремительно эволюционирует до тех пор, пока не научится открывать замок. Наиболее подходящий вариант начинает господствовать, и эволюция резко замедляется. Хотя мы не можем быть уверены, что именно «Дельта» срабатывает лучше других, этот штамм явно сильнее, и я сомневаюсь, что мы увидим аналогичный всплеск других вариантов. Как мы видим на примере других коронавирусов, возникают дальнейшие мутации, благодаря которым вирус обходит имеющийся иммунитет, однако сама по себе одна «беглая» мутация еще не перечеркивает наработанной защиты от иммунитета и вакцин.

Худшая часть пандемии уже позади — по крайней мере, в Великобритании. Но важно, чтобы успешно прошла вторичная вакцинация. Если все пойдет хорошо, новые длительные ограничения едва ли потребуются. Нам еще повезло: другие страны сочтут жалобы на чересчур назойливую рассылку предупреждений от программ-трекеров роскошью, поскольку их здравоохранение балансирует на грани коллапса. Так что лучшие дни — и годы — у Великобритании еще впереди.

Пол Хантер — профессор Нориджской медицинской школы Университета Восточной Англии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.