Параллельно с видимыми спортивными соревнованиями, которые сейчас проходят в Токио, идет и скрытая фармацевтическая борьба. Вдали от телекамер, в своих лабораториях сотрудники антидопингового агентства проверяют образцы 11 тысяч 482 спортсменов, принимающих участие в этих Играх, пытаясь найти следы любого из нескольких сотен запрещенных стимулирующих веществ.

Еще до начала этой Олимпиады чиновники антидопингового агентства наносили спортсменам неожиданные визиты, чтобы взять у них образцы и решить, можно ли допускать их к соревнованиям.

Никто не знает, сколько спортсменов используют допинг для улучшения своих спортивных результатов, но большинство экспертов сходятся во мнении, что допинг — действительно широко распространенное явление. Примерные цифры зависят от вида спорта и колеблются от 10 до 40 процентов. Но у легкой атлетики — одного из главных видов спорта на Олимпийских играх — особенно неоднозначное прошлое.

На Олимпийских играх 2012 года из 12 финалистов в беге на 1500 метров у женщин четырех впоследствии дисквалифицировали за допинг. В 2013 все члены антидопинговой комиссии Ямайки одновременно подали в отставку, когда выяснилось, что они провели всего одно внеплановое взятие проб у ямайских спортсменов накануне Олимпийских игр в Лондоне. В прошлом году Ламин Диак (Lamine Diack), бывший президент Международной федерации легкой атлетики, был отправлен в тюрьму по обвинениям в коррупции и сокрытии результатов тестов на допинг. Прямо накануне Олимпиады в Токио Шелби Хулихан (Shelby Houlihan), американская бегунья, которую считали претенденткой на медаль, была дисквалифицирована после результатов теста на допинг.

В 2017 году Международная ассоциация легкоатлетических федераций создала организацию Athletics Integrity Unit, которая действует независимо от ассоциации и функция которой заключается в борьбе с допингом. Она публикует списки спортсменов, которых отстранили от участия в соревнованиях за допинг. Если бы существовали олимпийские соревнования по допингу, Россия уверенно заняла бы первое место по допингу в легкой атлетике (смотрите диаграмму).

Действительно, после того как в 2016 году стало известно о масштабной, спонсируемой государством допинговой программе, России было запрещено — как минимум в теории — участвовать в Олимпийских играх в Токио (сейчас российским спортсменам приходится выступать как команде Олимпийского комитета России). Спортсмены из бывших советских республик, таких как Украина, Казахстан и Белоруссия, тоже нарушают антидопинговые требования с поразительной частотой.

Однако другие строчки в этой диаграмме кажутся не менее удивительными. Спортсмены из восточноафриканских стран, в первую очередь из Кении и Эфиопии, долгое время демонстрировали блестящие результаты в беге на длинные дистанции. Опираясь на их великолепные показатели, ученые даже начали публиковать исследования о том, что люди из этой части мира, возможно, имеют некие генетические преимущества, которые делают их особенно быстрыми и выносливыми. Однако за последние несколько лет произошла целая серия допинговых скандалов, в результате чего Кения и Эфиопия быстро взлетели вверх по фармакологической медальной таблице — так же быстро, как и в олимпийской таблице. Очевидно, как минимум некоторые спортсмены из Восточной Африки активно пользовались не только своим генетическим преимуществом, но и достижениями химии.

Различные вещества оказывают разное воздействие. Анаболические стероиды — по своей химической структуре близкие к тестостерону, главному мужскому половому гормону, — известны прежде всего тем, что они способствуют наращиванию мышечной массы, то есть чаще всего их применяют в таких видах спорта, как бег на короткую дистанцию, метание и прыжки. Анаболические стероиды особенно эффективны в женском спорте. К примеру, мировые рекорды в беге на 100 и 200 метров среди женщин были установлены Флоренс Гриффит-Джойнер (Florence Griffith Joyner) в 1988 году, когда злоупотребление стероидами было повсеместным и никем особенно не контролировалось. Даже с учетом тех преимуществ, которые дает особая беговая дорожка и современная усовершенствованная спортивная обувь, ни одна спортсменка в Токио не смогла даже приблизиться к тому, чтобы побить рекорды Гриффит-Джойнер.

Другим вечным фаворитом является эритропоэтин. Как и тестостерон, эритропоэтин вырабатывается в организме естественным образом. Если принимать его искусственно созданные аналоги, это увеличивает образование красных кровяных телец, которые в свою очередь доставляют больше кислорода в мышцы. Об эритропоэтине стало широко известно в 1990-х годах в связи с велосипедными гонками, но он очень выручает и в тех видах спорта, в которых важна выносливость. Многих кенийских спортсменов, которых дисквалифицировали за допинг, поймали именно на приеме эритропоэтина. Больше всего дисквалификаций за такие допинговые нарушения насчитывается среди бегунов на длинные дистанции, и за ними следуют бегуны на короткие дистанции (те, кто соревнуется на дистанциях от 400 метров и менее). На долю спортсменов, участвующих в многоборьях, и тех, кто выполняет вспомогательные функции, то есть тренеров, приходится наименьшее число дисквалификаций из-за допинга.

Поскольку цифры, представленные организацией Athletics Integrity Unit, относятся только к тем спортсменам, которых поймали на допинге, они дают нам лишь частичную картину того, насколько распространен допинг на самом деле. В связи с усовершенствованием технологий проверки спортсменам приходится переходить на новые препараты или использовать новые стратегии, позволяющие им скрывать факт применения допинга. Некоторые из стран, попавших в верхние строчки допингового списка, возможно, попали туда не потому, что допинг там чрезмерно распространен, а потому, что они пока не научились искусно скрывать факт его применения.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.