Леса Карелии, недалеко от границы с Финляндией, охватили пожары, невиданные ранее в этом обычно влажном регионе. На памяти коренного жителя Карелии таких пожаров не было никогда. Кудама — это небольшой поселок на берегу озера Сиамозеро, в 130 км к востоку от границы с Финляндией. 17 июля Вите Черной пришлось столкнуться с пожаром, который направлялся прямо к ее дому. Эта молодая профессиональная спортсменка, тренирующая сотню ездовых собак, сразу забила тревогу. «Сначала в пожарной части была только одна машина. Поэтому мы уведомили лесохозяйственные предприятия, работающие в этом районе. Мужчины бросились на своих бульдозерах в лес, чтобы выкопать траншею против огня». Волонтеры сдерживали огонь семьдесят два часа без перерыва на ночь, используя ведра с водой и рюкзаки с небольшими брандспойтами. Огонь был остановлен в 1 км от поселка, когда жители уже готовились к эвакуации.

Через три километра такая же ситуация: пламя охватило деревянные стены нескольких жилых домов в маленькой деревне Руга. Нина, приехавшая провести лето на даче, отправила внуков домой. «Мы на мгновение подумали, что нам нужно спасаться через озеро!», — говорит она. «Огонь постоянно менял направление, а затем подобрался к кладбищу и начал приближаться к домам. Но приехали пожарные с десятками добровольцев, расчистили дорогу и уложили брандспойты. Вы бы видели всех этих мальчишек, это было впечатляюще», — рассказала она.

Как и везде в регионе, к возгоранию таких масштабов никто не был готов. Нина признается: «В селе ничего не убирают, высокая трава доходит до домов, обо всем этом надо подумать после такой ситуации». «Все просто, эта не наша погода, — говорит Вита. — Обычно в Карелии не бывает выше 30С0, погода достаточно влажная. Эксперты говорят нам, что этим летом потребуется три дня проливного дождя, чтобы потушить пожары». За несколько недель в результате пожаров в регионе сгорело более 15 тысяч гектаров леса.

Кремль меняет позицию

После этих трех адских дней, «в течение которых огонь продвигался со скоростью поезда», сформировался лагерь. С одной стороны, для поддержки объявленного в регионе чрезвычайного положения было отправлено около 40 солдат. С другой стороны, лесничие и пожарные создали штаб. Все собираются на берегу озера, где добровольцы установили военную печь. Вера, пожилая местная жительница, готовит здесь по несколько сотен обедов в день, имея в помощниках одного солдата. который чистит картошку. «Обычно небольшие пожары у нас быстро тушатся, это первый раз, когда мы сталкиваемся с такой катастрофой», — говорит она вскользь, наполняя миски.

Глядя из Москвы, легко можно закрыть глаза на эти повторяющиеся климатические катастрофы, даже когда очередная сильная жара побудила горожан уехать на природу в начале июля. В последнее время позиция Кремля по климату изменилась. Тающая Арктика, долгое время считавшаяся морским и сельскохозяйственным преимуществом для Москвы, уже вызывает серьезную озабоченность, учитывая, что Россия занимает четвертое место по уровню выбросов парниковых газов в мире. Негативные последствия такого потепления сейчас властям очевидны. Но в прошлом президент Владимир Путин, возможно, скептически относился к роли людей в глобальном потеплении, подчеркивая, что периоды потепления и похолодания зависят от процессов, происходящих во Вселенной. Это мнение до сих пор бытует в российской прессе, но теперь оно оспаривается учеными.

За пределами столицы изменение климата — это обычное явление. Якутия находится в центре внимания. Пожары, которые снова и снова возникают там как только заканчивается зима, превышают человеческие масштабы. В этом году сгорело уже более 3,5 миллиона гектаров. По данным Гринпис, единственной независимой организации, занимающейся мониторингом российских пожаров, Якутия, как ожидается, побьет рекорд 2020 года (уничтожено 3,9 миллиона гектаров леса), превзойдя 4 миллиона гектаров. Деревни регулярно исчезают в огне, национальные парки опустошаются, около 200 пожаров постоянно полыхают в регионе.

Загрязнение воздуха достигает опасного уровня в течении нескольких недель в году в областной столице Якутске. В июле уровень загрязнения воздуха здесь превысил норму в 36 раз, что вызвало беспокойство о здоровье населения. Этот ядовитый смог несколько дней подряд пересекал Байкал, в конце июля, и достиг Иркутска. По данным Гринпис, «сил, задействованных для быстрого реагирования на возникновение пожаров, недостаточно из-за катастрофического нехватки финансирования лесничих. Спасатели систематически тушат пожары с опозданием на один-два дня».

Зомби-пожары

В регионе регулярно заявляют о нехватке средств для пожарных, но причиной всему является изменение климата. У спасателей теперь нет другого выбора, кроме как полагаться на осадки, которые могут выпасть только в сентябре. Якутия как и Арктика является зоной наиболее чувствительной к изменению климата. Глобальное потепление здесь происходит в три раза быстрее, чем где-либо еще, из-за явления, называемого арктическим усилением, которое усугубляется таянием вечной мерзлоты, содержащей парниковые газы.

Все это способствует усилению засухи на территории РФ. В Башкортостане, известном своими природными парками, этим летом уровень рек достиг рекордно низкого уровня из-за беспрецедентной аномальной жары. В Сочи, российской Ривьере, лето было омрачено неоднократными наводнениями. То же самое касается Крыма и Дальнего Востока, которые изо всех сил пытаются оправиться от сильных наводнений, произошедших в июне и июле. В то же время в Арктике этим летом была зафиксирована рекордная жара — температура превысила 40 градусов. «Мы наблюдаем очевидные изменения климата: повышение летних температур, продолжительные периоды засух, перераспределение осадков, — говорит Евгений Пономарев из Института леса имени Сукачева. — Мы уже двадцать пять лет используем спутники для наблюдения за пожарами. Согласно нашим прогнозам, нам придется готовиться к ситуации, когда количество пожаров будет только нарастать».

Тем более, что некоторые пожары могут продолжаться и в зимний период. Работая волонтером в поселке Кудама Евгений Пономарев обеспокоен так называемыми «зомби-пожарами». «В Карелии, в Якутии и даже в Подмосковье очень много торфа: там очень сложно тушить пожары, огонь может тлеть всю зиму под снегом и снова появиться весной следующего года. Вот что страшно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.