Летом 1941 года Управление вооружений сухопутных сил Третьего рейха дало задание разработать новый тяжелый танк для вермахта. Прототипы должны были представлены всего лишь через одиннадцать месяцев.

Порше сделал ставку на суперсовременный двигатель.

Условия выполнения задания были четко определены: через двенадцать месяцев разработчики должны были представить первые пригодные к эксплуатации прототипы. На этом настаивал полковник Себастьян Фихтнер в июне 1941 года, не принимая никаких возражений. Через год, не позже. Чтобы выполнить этого условия, инженеры должны были начать разработку будущего тяжелого танка явно не с нуля. 

К тому же на совершенно новой модели Фихтнер и не настаивал. Этот 47-летний профессиональный военный, офицер, воевавший в Первую мировую войну (в том числе и под Верденом) и затем служивший в рейхсвере в автомобильных войсках, в 20-е годы параллельно со службой получил инженерное образование и в 1937 году возглавил Отдел материально-технического обеспечения танковых воск Управления вооружений сухопутных сил.

По этой причине он отлично знал все стадии развития немецких гусеничных бронемашин — начиная от танка I, улучшенной тренировочной машины (которая тем не менее еще весной 1941 стояла на вооружении танковых дивизий), легкого и маневренного танка II, затем танка III, первого настоящего боевого танка вермахта, и, наконец, до модели IV, которая послужила основой для многочисленных модификаций. 

В июне 1941 года, накануне нападения вермахта на Советский Союз, вермахт располагал на будущем восточной фронте 3498 танками (и 250 самоходными артиллерийскими установками). Казалось, что это много, но Фихтнер хорошо осознавал их истинную слабость. Потому что лишь половину этого парка составляли модели III и IV; в остальном же это были модели I и II, слишком слабо моторизованные и вооруженные для предстоящего блицкрига, и даже трофейные чешские танки моделей 35 (t) и 38 (t).

Конечно, Управление вооружений сухопутных войск не сидело без дела, после того как в 1936 году первый прототип танка IV был готов к испытаниям. Сначала был разработан так называемый Neubaufahrzeug (нем. «машина новой постройки»), иногда называемый внутри ведомства танком V, а затем возникли «танки прорыва» (Durchbruchswagen) моделей 1 и 2.

Но все три модели оказались неудачными: Neubaufahrzeug с двумя орудиями разного калибра и с экипажем из шести человек был конструктивно плох, поэтому изготовили всего пять экземпляров этой машины. Оба «танка прорыва» были лишь увеличенными вариантами танка IV, от них вообще сделали только шасси — по одному от каждой модели. 

Но так как уже перед войной было ясно, что и Panzer IV в обозримом будущем будет лишь средним танком и что ему будут противостоять значительно более тяжелые танки противника, то были разработаны дальнейшие версии: VK 3001, VK 6501 und VK 3601. Именно элементы из этих разработок, из которых изготовляли только шасси, а не полностью готовые к эксплуатации модели, и были использованы для нового проекта, заказанного полковником Фихтнером в июне 1941 года. Этот проект получил сокращенное кодовое название VK 4501. 

Новая машина должна была иметь концептуально новый корпус (впервые Управление вооружений сухопутных войск поставило перед конструкторами задачу создать модель, способную погружаться в воду). Моторный отсек предполагалось сделать закрытым и отделить от кабины экипажа. Планировалось установить на танке двигатель мощностью 600-650 лошадиных сил и трансмиссию на одну скоростную и семь нормальных передач. Катки были установлены таким образом, чтобы приводить в движении гусеницы с наименьшими потерями мощности. Башня с пушкой калибром 8,8 сантиметра, созданная на основе успешной модели зенитки того же калибра, была разработана Круппом. 

Максимальная проектная масса нового танка должна была составлять 45 тонн, это было значительно больше, чем у выпущенной весной 1941 года новой версии танка IV серии F. Однако ввиду планируемой толщины брони в 100 мм в лобовой части, а по бокам и на башне толщиной в 80 мм, выдержать даже этот параметр не представлялось возможным. 

Заказы на разработку VR 4501 получил оружейный завод «Хеншель & Зон» (Henschel & Sohn) в Касселе и штутгартское инженерное бюро Фердинанда Порше. Совершенно неожиданно, после катастрофических столкновений немецких танков с новым русским Т-34 названный первоначально срок в двенадцать месяцев был сокращен до одиннадцати месяцев. Было решено показать прототипы «главному полководцу» третьего рейха в качестве своеобразного подарка на его 53-й день рождения, то есть 20 апреля 1942 года. 

Оба разработчика не уложились в заданные параметры. Танк Хеншеля весил 55, а модель Порше даже 60 тонн. Штутгартский инженер расположил башню так, что она оказалась слишком продвинутой вперед по отношению к корпусу. Из-за этого заданная длина в максимально девять метров была превышена на 54 сантиметра. А модель Хеншеля была шириной 3,7 метра, что значительно превышало заданный параметр. 

Но коренное отличие обеих моделей заключалось в двигателе: Хеншель установил на машине обычный 12-цилиндровый бензиновый мотор с обычной трансмиссией. А Фердинанд Порше использовал идею, которую впервые испробовал в 1902 году: гибридный двигатель из двух 10-цилиндровых моторов внутреннего сгорания в качестве электрогенераторов и электромоторы для тяги.

Чисто технически это была выдающаяся идея, потому что электромотор принципиально работает значительно более эффективно, чем мотор внутреннего сгорания с трансмиссией. Как электрогенератор бензиновый (или дизельный) мотор может работать с оптимальным числом оборотов. Если учесть, какая огромная сила требуется, что сдвинуть с места 50-тонный танк, это должно было быть большим преимуществом. 

Но, к сожалению, гибридный двигатель танка Порше 20 апреля 1942 года не сработал. Точнее: еще по дороге к полигону танк VK 4501 (P) заглох, затем загорелся моторный отсек, и в конечном итоге разработчики решили вообще не показывать свою машину на полигоне.

В отличие от нее прототип Хеншеля выполнил все поставленные перед ним задачи, Хотя и у него не обошлось без проблем. Так вода в радиаторах закипела, тормоза заклинивало, отказывало электромагнитное сцепление. Тем не менее: танк работал в отличие от конкурента Порше. 

Тем не менее, Гитлер пришел в восторг от его идеи и отдавал ей предпочтение вопреки совету Фихтнера, «вероятно, из некоторых предубеждений», как предположил эксперт по танкам Фердинанд Мария фон Зенгер унд Эттерлин. Воодушевленный этим Фердинанд Порше распорядился изготовить сто шасси на собственные деньги. Но в конечном итоге мнение Управления вооружений сухопутных войск возобладало: модель Хеншеля под названием танк VI «Тигр» была запущена в серийное производство. А Порше распорядился переоборудовать 90 из 100 шасси в противотанковые самоходные орудия, названные сначала «Фердинанд», а после модернизации «Элефант». 

Себастьян Фихтнер был освобожден от должности 16 сентября 1942 года и в январе 1943 года назначен командиром 8-й танковой дивизии, однако вскоре подал в отставку ввиду ранения. Из-за якобы имевших место контактов в Советском Союзе он считался неблагонадежным. В 1944 году как лицо, которое потенциально могло знать о готовившемся государственном перевороте 20 июля 1944 года, он был арестован и допрошен. Фихтнер умер в возрасте всего 55 лет в июне 1950 года. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.