Усть-Алданский район — Пожарные, сидящие со снаряжением в поле, сразу же понимают по появившемуся звуку, что сейчас произойдет.

Они собирают все легкие вещи и на всякий случай придерживают небольшие сумки со снаряжением. Затем все приседают: в нескольких метрах садится оранжевый вертолет Ми-8.

Отряд пожарных «Авиалесоохраны» успел побыть дома всего пару дней — потом поступил новый вызов.

В прошлый раз на тушение лесного пожара площадью 20 тысяч гектаров в Усть-Алданском районе ушло больше трех недель. Сейчас на окраине той территории опять поднялись языки пламени.

«Похоже, это до августа», — успевает сказать пожарный Марк Медведков о новом вызове — пока звук его голоса не перекрывается шумом вертолета.

В Якутии, находящейся на востоке Сибири, с июня действует режим чрезвычайной ситуации из-за лесных пожаров. Огнем сейчас охвачены сотни тысяч гектаров, еще сотни тысяч гектаров уже выгорели с начала лета.

Дым от пожаров часто достигает столицы региона, Якутска. Качество воздуха стало опасным для здоровья, и это невозможно не заметить. Дым прокрадывается всюду, от запаха и привкуса не отделаться.

Страхи из-за возможных предстоящих трудностей появились еще весной. Дело в том, что в два последних года лесные пожары были гораздо масштабнее и мощнее предыдущих.

И все же конец весны и начало лета обернулись печальным сюрпризом. В России исключительно жарко и сухо, в том числе и в Якутии. Лесные пожары начались еще в мае — на месяц раньше, чем в прошлом году.

В июне изменений в лучшую сторону не произошло. Столбик термометра часто поднимался выше 30 градусов. По словам чиновников района, такой засушливый июнь в последний раз был в 1888 году.

На этой неделе в Якутию была отправлена правительственная помощь, но скоро она может понадобиться и в других регионах. Сейчас пожарами охвачены также Магадан, Чукотка и Камчатка. Новые пожары в Центральной Сибири считаются лишь вопросом времени.

Мы оказываемся на месте через 45 минут. Вертолет садится на луг, окруженный березовой рощей. Затем 12 пожарных (два отряда по шесть человек) разбивают в роще лагерь.

Напоминает финский лес. Деревья, мох и ягель кажутся очень знакомыми.

Место подобрано неслучайно. Рядом есть ручей, который обеспечивает пожарных не только питьевой водой, но и защитой. Место возгорания находится за ручьем.

«В двух километрах», — уточняет руководитель второго отряда Нюргун Никаноров.

К месту пожара отправляются в половину десятого вечера. С собой у пожарных только легкое снаряжение: рюкзаки для пожаротушения и клинки лопат.

Эти отряды привыкли быть налегке: они —пожарные- парашютисты.

«Весной мы патрулировали лес на самолете и заметили пожар. Пятеро из нас спустились на парашютах и затушили его», — вспоминает Никаноров.

«В отряде пожарных-парашютистов может быть только шесть или семь человек. Мы летаем на маленьком Ан-2».

Центр противопожарной безопасности в Якутске решает, где и когда какому отряду лучше быть.

Пожарные подходят к зоне возгорания по кромке сгоревшего леса.

Последним идет Медведков с цепной пилой в рюкзаке. Его легко найти: из динамика его телефона звучит русский реп.

«Это андеграунд-рэп. Я и сам треки записываю», — поясняет он.

В августе у него родится первый ребенок. Медведкова обещали отпустить домой, когда начнутся роды, — даже если отряд по-прежнему будет тушить пожар в лесу.

«Прошлым летом умерла моя бабушка. Тогда мне тоже разрешили уехать на похороны».

Когда мужчины прибывают на место пожара, в первую очередь нужно сделать черенок для лопаты. Мужчины ищут деревья нужной толщины, срубают их и зачищают острием клинка.

Во время тушения лесных пожаров нужно в первую очередь работать лопатой — хотя по телевизору и показывают в основном самолеты Ил-76, которые сбрасывают большие объемы воды.

Главная задача пожарных — ограничить пожар на максимально маленькой территории.

Якутия — внушительный регион, в котором по площади может уместиться девять Финляндий. Большую часть Якутии занимает лес.

На машине до леса не добраться. В России система лесных дорог в отличие от Финляндии не распространена — в том числе и в Якутии.

Однако от цистерн с водой толку в этих лесах, стоящих на торфяной почве, было бы мало. В Якутии пожар часто коварно распространяется под землей.

Такая же ситуация и здесь. То здесь, то там на земле появляется небольшой костер, который может разгореться или затухнуть. Тушение таких пожаров — как игра в догонялки. Самый эффективный способ — выкопать вокруг зоны возгорания траншеи.

Часто при помощи траншей две зоны пожара объединяют в одну — и дают ей прогореть.

Задача пожарных отрядов на эту ночь — выкопать 400-метровую узкую траншею вокруг горящего леса.

Вечная мерзлота находится здесь на глубине всего лишь 40 сантиметров, что облегчает задачу пожарных. Острие лопаты нередко врезается в лед.

«Если очень жарко, мы откалываем немного льда, чтобы попить», — говорит Константин Смирных.

Чтобы спастись от жары, здесь стараются работать по ночам, когда воздух немного прохладнее.

Копающий канаву Смирных говорит, что для него пожарный — профессия мечты, которой он грезил с самого детства. Можно быть на природе, вдали от мобильной сети и новостей.

«И результаты работы заметны».

Работа действительно важная. Лесные пожары в Якутии — это международная проблема. В 2019 и 2020 годы из-за горящих в Якутии лесов в воздух выделилось рекордное количество углекислого газа. Похоже, этот сценарий повторится и в 2021 году: за полтора месяца в воздухе уже оказалось 150 мегатонн.

В то же время мы лишаемся леса, который поглощает углерод. Пожары также ускоряют таяние вечной мерзлоты, что высвобождает углекислый газ.

Таким образом, сибирские пожары ускоряют изменение климата. А изменение климата во многом объясняет лесные пожары.

«Конечно», — говорит Смирных.

Таких же взглядов придерживается научное сообщество — и Кремль.

В самих по себе лесных пожарах ничего удивительного нет — это естественный способ природы обновиться. Однако повторяющиеся в этом году волны жары означают, что, к примеру, пожары, разгоревшиеся из-за попадания молнии, не будут потушены дождями.

По словам местных, лесные пожары разгораются в основном из-за молний во время сухих гроз. По мнению специалистов, это действительно так — но лишь частично.

Молния — удобное объяснение, ведь законодательство выделяет на тушение таких пожаров большие суммы. По ряду оценок, настоящая причина 80% лесных пожаров — действия человека.

Огонь может вспыхнуть из-за непотушенной сигареты или по неосторожности. Иногда пожары используются как способ скрыть незаконную вырубку и другую преступную деятельность.

На борьбу с пожарами выделено слишком мало ресурсов. Поэтому пожары часто замечают лишь когда те уже успели разрастись.

Статистика пожаров многим кажется сомнительной — хотя за последние годы ситуация улучшилась.

Речь не всегда идет о преднамеренном искажении данных, ведь масштабы возгорания можно оценить с самолетов и вертолетов. Предварительные данные всегда могут быть неточными.

На ситуацию влияют законы. В России весь лес принадлежит государству, которое может сдавать его в аренду. Однако заросшие лесом поля, находящиеся в частном владении, официально являются сельскохозяйственными угодьями, и их стали считать лесом только в 2020 году. Такие пожары в общей статистике учитываются не всегда.

По информации чиновников, в этом году в России уже сгорело девять миллионов гектаров леса. Это шестой по степени ущерба пожар за последнее столетие.

Примерно в половину второго мужчины уже почти закончили копать траншею — и он наконец начался. Дождь.

Дождь заканчивается в полдень, и в лагере начинают готовить обед. Борщ, плов и макароны с мясом.

В лагере питаются хорошо. С собой есть даже замороженное мясо и свежие овощи. Для приготовления пищи есть отдельные палатки с низкими столами. Здесь все обедают вместе.

Эти мужчины работают вместе не первый год, так что временами в лагере стоит тишина. Разговоры ведутся в основном по-якутски. Для многих это родной язык.

В восемь вечера пожарные опять отправляются в лес. Сначала идут по ближайшим лугам, а затем — по сгоревшим, пока наконец не показывается недавно горевший лес.

Там уже работает второй отряд пожарных с трактором. Ковшом можно делать траншеи поглубже и пошире — особенно в тех местах, где торф тлеет на глубине.

«Если бы не дождь, пожар бы уже раскинулся на четыре или пять километров», — говорит Нюргун Никаноров.

«Но торф продолжает гореть. Почву нужно проверять каждый день. Дождь помогает, но после дождя тоже нужно все проверить».

Из земли действительно поднимается дым, так что пожарным еще предстоит копать. Пламя вспыхивает то тут, то там.

«Нужно еще дня три, а лучше — четыре», — говорит Смирнов.

В ближайшее время дождь вряд ли пойдет еще раз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.