Анатолий Паламаренко — давний поклонник и подписчик «Украины молодой». Потому что мыслями и чувствами с нашей газетой он «на одной волне». А еще «УМ» и Анатолий Паламаренко борются за Украину общим оружием — словом. «Буду бороться за Украину пока ноги носят. И даже на спине буду бороться!» — говорит народный артист. Поэтому в рамках проекта «Украина молодая: тридцатый год независимости» говорим с Анатолием сразу о двух юбилеях…

«Чтобы быть украинцем, надо немного потрудиться»

Україна молода: Анатолий Несторович, вскоре будем праздновать тридцатилетие восстановления нашей независимости. Как считаете, Украина сполна использовала свой шанс, который выпал ей в августе 1991 года?

Анатолий Паламаренко: У меня такое впечатление, что не с того мы начали. Была такая эйфория — более девяносто процентов населения поддержали независимость Украины. И вот на этой волне надо было создать идеологическую машину под нашу независимость. Видите ли, как получилось?

Мы получили независимость, но мы не получили Украину. Украинскую Украину, где была бы «в своей хате своя правда и сила, и воля», как писал наш пророк Тарас Шевченко. То есть где был бы свой язык, своя история, свои герои. И сегодня мы бы не спорили, кому ставить памятники и чьи имена должны носить наши улицы.

Сначала надо было сотворить нацию, из населения, из народа Украины сотворить украинский народ. Нет народа России, Франции или Германии. Есть русский народ, французский, немецкий… Чтобы быть украинцем, надо немного потрудиться. Потому что, если вы живете в государстве, название которого «Украина», значит, надо знать и уважать его ценности, историю, традиции, язык.

— Пожалуй, мы и вправду не с того начали, если на тридцатом году независимости все еще должны защищать свой язык, доказывать, что «какая разница» рано или поздно выходит боком…

— Язык — это мать единения, отец гражданства и сторож государства. Великий мудрец сказал эти слова, и я написал бы их на всех билбордах как напоминание каждому, что язык — это та первооснова, которая сплачивает народ в нацию. Будет язык — будет нация, будет нация — будет государство.

Мы много за это время наделали ошибок. И тут я обращаюсь к Шевченко — его слова, это наше священное писание: «А мы смотрели и молчали, и молча почесывали чубы, немые, подлые рабы». И вот рабство до сих пор сидит в нас. Неужели пятнадцать тысяч человек положили головы, чтобы сегодня на Украине говорили на языке врага? Это как надо себя не уважать? Я не могу спокойно пройти мимо, когда говорят по-русски. Постоянно вступаю в споры! И на базаре, и в лифте — где бы я ни был. Говорю: «А язык Шевченко намного красивее, чем путинский. Слышали о таком? На купюре сто гривневой он, возьмите, почитайте!».

У меня по субботам в консерватории занятия со студентами. А там арендуют зал разные детские коллективы. И так, бывает, душа болит: и дети, и их наставники — все не по-нашему говорят. Не выдерживаю, останавливаюсь: «Вы откуда, неужели московиты? Нет? Так почему же языком врага говорите?» Молчат и быстренько убегают.

— Но ведь бывает, что и не молчат? Видимо, и неприятные вещи в ответ говорят?

— Всякое бывает! И огрызаются, и обидное что-то сказать могут. Как-то в родном Макарове (а его уже тоже окацапляют!) один мне кричал: «Вы националист!» Говорю: «Я этим горжусь! Потому что для меня слово „националист" святое!» Иван Франко очень четко изобразил разницу между националистом и патриотом в стихотворении «Седоглавому»:

Ты, брат, любишь Русь,
Я — не люблю, бедняга!
Ты, братец, патриот,
Подобен я дворняге.
Ты, братец, любишь Русь,
Как хлеб, как ломоть сала, —
Я лаю сотни раз,
Чтобы она не спала.
Ведь твой патриотизм —
Блестящая обертка,
А мой — тяжелый труд,
Горячка да чахотка.

Так и я должен лаять, чтобы Украина не дремала. Потому что государство молчит. А наши властные структуры такие безвольные, такие далекие от настоящей Украины. Важные выдающиеся даты и праздники мы отмечаем на народном уровне, по зову души.

Вот недавно было сто пятьдесят лет со дня рождения Леси Украинки и Василия Стефаника. Да какие же это фигуры на Украине! Как их надо знать и на каком уровне надо праздновать! Сто шестьдесят лет, как перевезли на родину тело Шевченко. Кто-то поехал в Канев из властной верхушки? Никто! И мы ждем, что эта власть воспитает нас украинцами?

«Я бы ОПЗЖ подъемные заплатил, чтобы они выбрались где-нибудь в Ростов»

— Почему, по вашему мнению, странам Балтии удалось, так сказать, «выбиться в люди», а нам нет? Это потому, что мы, как говорил Виктор Ющенко, «слишком долго жили в неволе»?

— Да еще и в какой неволе… Болгария триста лет была под турками. А теперь свободна — движется своим путем, развивается. А нам судьба послала эту орду, которая веками издевается над нами. Украли у нас все — и нашу историю, и название наше — все забрали.

Почему Польше было легко стать независимой европейской современной страной? Потому что ее граждане духовно связаны историей, традициями, верой и, главное, языком. Там с пеленок ты поляк! А у нас? Смотрю на малых детей, а они уже окацаплены, в них сидит этот «русский мир» с молоком матери.

Да что там говорить, мы даже в пределах собственной страны имеем такие примеры. Земли Западной Украины, которые меньше находились под влиянием московитов, а принадлежали к Польше и Австро-Венгрии, очень отличаются от остальной Украины, убаюканной «колыбелью трех братских народов». Нас, украинцев, — восемьдесят шесть процентов.

Но слишком много орда воспитала оборотней, о которых писал опять же Шевченко: «а тем временем оборотни пусть подрастают и помогут москалю хозяйничать…» И таких оборотней мы до сих пор имеем как в низах, так и в верхах. Та же ОПЗЖ — это враги наши, коллаборационисты. Я бы им даже подъемные заплатил, лишь бы они выбрались куда-нибудь в Москву или хотя бы Ростов — там ваш «русский мир», там его и стройте. А нам не мешайте строить Украину.

Думаю, если бы на первых выборах президента мы сделали правильный выбор и выбрали националиста Черновола (пусть царствует!), то все, может, было бы совсем иначе. Но разве мы думаем, выбирая президента?

Наш народ, к сожалению, поддался этой очень хитрой и талантливой наживке, которую принесли нам чужаки. «Квартал», кино с Голобородько… И это наивное дитя — «мальчик Мотл» (герой рассказа Шолом-Алейхема. — прим. авт.), то есть наш народ, клюнул! Эта рабская удача снова сыграла с украинцами злую шутку: хотели лучшей жизни, а получили урок. Потому что, развивая страну, в первую очередь построй Украину в себе.

Выучи ее язык, историю, передай это своим детям, и ты уже сделаешь для Украины большое дело. Хочешь нормально жить — построй в себе украинца. Если бы мы все были монолитной нацией, пошел бы Путин на нас? А так он нашел кого защищать — русскоязычных, потому что для него Россия там, где есть русский язык. А наш нынешний президент… Понимать Украину он не может. Ему это природой не дано! Он Украине очень далек и чужд.

— Но у Зеленского еще есть несколько лет, чтобы опомниться и исправиться…

— Мне так видится, что он свою каденцию не доработает. Так почему-то кажется. Уже народ начинает созревать, уже набирается эта вулканическая сила противостояния… Но если посмотреть с другой стороны…

Мы привыкли ориентироваться на хорошие примеры и сравниваем свою ситуацию со странами Балтии. Украина, Грузия, а теперь еще и Молдавия по крайней мере развернулись в сторону Европы и связывают свое будущее с ней. В то же время во многих других республиках только вывески изменили, а суть осталась та же. Мы, по крайней мере, право выбирать президента себе завоевали. Пусть, выбирать правильно, нам еще надо учиться, но ведь имеем уже шестого. А в некоторых других республиках Союза имели двух-трех, а то и вообще одного, как в Белоруссии.

«Мы не Белоруссия, потому что все-таки казацкого рода»

— Даже страшно представить, что мы могли бы жить, как Белоруссия или Россия.

— Мы отличаемся, мы совсем другие. Потому что, как бы там ни было, мы все-таки казацкого рода. И показали это всему миру нашими майданами. Где-то в генах сидит у нас эта свободолюбие и стремление к свободе. Даже в самые мрачные советские времена находились смельчаки, которые не повиновались системе. Казачество — это было уникальное явление в Средневековой Европе. Да, казаками были не все, это было ядро самых смелых, самых любвеобильных. Так и сейчас мы имеем ядро тех, кто не дает усыпить Украину.

— И достойных президентов, которые запомнились не золотыми батонами, а делами на благо Украины, мы приводили к власти именно с майданов…

— Виктор Андреевич (Ющенко — экс-президент Украины — прим. ред.) для меня святой человек. Он большой интеллигент и до него надо было дотянуться, дорасти, а мы были слишком далеки от его понимания Украины. Это он первым заглянул в глубины нашей самоидентичности, достал из архивов наше прошлое и наших героев. И показал, какие они на самом деле, те «братья», и почему мы должны относиться к ним осторожно. Своей любовью к Украине и видением ее развития Ющенко стал очень страшным для врагов. Он единственный, кого хотели уничтожить физически. Это он начал и томос, и «безвиз», и НАТО — готовил почву и засевал именно он. А продолжил Петр Порошенко.

Когда Петр Алексеевич был президентом, я был спокоен за Украину. Ему хватило сил написать на билбордах давнюю мечту украинцев «Прочь от Москвы!» Язык, вера, армия — он четко понимал, на каких трех китах держится государство. Как оратор — он златоуст! С ним никто не сравнится в этом искусстве! Внешняя политика у него была отличная, он сумел сплотить вокруг себя деятелей мира.

Но сколько вокруг врагов! Неразумные люди наши, я не называю их украинцами, а хохлами, поддались, как те туземцы, на блестящие побрякушки. Кому-то не нравилось, что он богат. Так заглянем в историю. А что, Хмельницкий был беден? А Мазепа? А другие наши гетманы и полковники? Они были достаточно состоятельными людьми, и к этому надо привыкнуть.

Если наворовал — это другое дело, а если человек построил успешный бизнес, значит, есть способности и талант. Мазепа и Хмельницкий строили церкви и школы. И это наша традиция. А сколько Порошенко отдал на армию? Кто-то из богачей ему подражает? Что-то не вижу! Мало быть просто богатым. Надо уметь быть богатым.

Но, несмотря на все, я верю в Украину, верю в украинскую молодежь, которая часто намного мудрее и смелее нашего поколения, потому что растет в совсем другое время.

— По случаю юбилея независимости планируются грандиозные празднования. Вас к участию в концертах приглашали?

— Пока молчат, пожалуй, и не пригласят. Я уже к этому привык. Но, слава Богу, у меня есть свой зритель, есть к кому обратиться словами классиков. Ведь Паламаренко — это не только юморески. Основа моего творчества — классическая литература. Это Шевченко, Гоголь, Нечуй-Левицкий, Чингиз Айтматов, Довженко. Вот вчера (разговор состоялся восемнадцатого июня. — Авт.) я в моем Макарове приветствовал медиков.

Думали, что выйду на пятнадцать минут, но люди с таким наслаждением слушали, что я простоял на сцене более часа. У меня даже рубашка была мокрая. Вот и сегодня на концерте в Доме офицеров буду читать Довженко… Люди соскучились по литературному слову. Такое сейчас время, что украинцы ничего не читают. Раньше в метро книжки, газеты читали, а сейчас — все знай «долбят» в те экраны телефонов. И ложатся спать с ними, и просыпаются…

— Так случилось, что украинская независимость тесно связана с историей нашей газеты. «Украина молодая» лишь немного старше современной независимой Украины — четвертого июля ей тоже исполнится тридцать лет. Знаю, что вы давний поклонник нашей газеты…

— О, да! Издавна выписываю «Украину молодую», очень люблю ее и уважаю! Сам читаю и другим советую! Вот как-то в Макарове хотел купить номер (потому что подписка мне в Киев приходит) — в один киоск, в другой, на почту — нет. «Давайте запишем, будем просить эту газету», — говорят мне. Да что же это такое? Лучшая газета, и купить нигде нельзя!

Искренне поздравляю ваш коллектив за правдивое слово, которое несете в люди уже много лет. Что сплачиваете нацию, возвращаете ее забытую историю. Пусть еще не один юбилей будет впереди. А если будете праздновать — зовите. Приеду в редакцию, почитаю вам: и посмеетесь немножко, и подумаете над словами наших классиков…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.