Никто не думал, что это вообще возможно. Коронавирусы печально известны тем, как трудно создать эффективную вакцину против них. Лишь год назад вакцина казалась делом далекого будущего. А теперь смертность стремительно сокращается, и вакцинация в Швеции идет вперед на всех парах. Вот история о том, как невозможное стало возможным.

Первые новости из Китая вызвали беспокойство. Не такое сильное, как новости о лихорадке Эбола в середине 1990-х, и не такое, как свиной и птичий грипп в 2000-е. Но все равно было тревожно.

Всех нервировала неопределенность. Совершенно здоровые вдруг тяжело заболевали. Умирало гораздо меньше людей, чем от атипичной пневмонии, убивавшей половину заболевших пожилых пациентов старше 65 лет, и меньше, чем от лихорадки Эбола, которую не переживали примерно 80% заразившихся. Но ученые по всему миру были встревожены тем, что никто, похоже, не был в состоянии объяснить, как именно происходит заражение этим вирусом и почему некоторые заболевшие буквально тонут в жидкости в своих собственных легких.

Красные круги вокруг китайской Ухани, этого символа распространения заразы, становились все шире.

Мы об этом ничего не знали, но некоторые ведущие исследователи вакцин в мире уже тогда поняли, что означают эти круги, и взялись за дело. Многим пришлось плыть против течения в условиях многолетней нехватки ресурсов. Мало-помалу масштаб катастрофы расширялся и в остальных частях мира. Мы наблюдали, как инфекция охватывает круизные лайнеры, следили за обстановкой на севере Италии, особенно в городе Бергамо, где было множество смертельных случаев. И примерно в то самое время власти начали понимать: происходит нечто такое, с чем планета не сталкивалась со времен «испанки» сто лет назад, которая, вероятно, убила не меньше людей, чем две мировые войны вместе взятые.

Заболел и несколько суток пробыл между жизнью и смертью

Позже выяснилось, что вспышка в Северной Италии — лишь один из эпизодов распространения заболевания по всей Европе. И вот тогда-то и начали строить догадки. Уважаемые ученые выступали с прогнозами.

Прогнозы по болезням, чей механизм заражения не до конца известен, никогда не бывают надежными. Но какие-то цифры лучше, чем ничего. Британский Имперский колледж, университет с хорошей репутацией, взял за основу модель распространения гриппа и предсказал огромную смертность, хотя даже на раннем этапе пандемии она не достигала 2% среди всех заразившихся. Но если новый коронавирус, или, как его стали обозначать, sars-cov-2, был так же заразен, как вирусы гриппа, пандемия грозила обернуться катастрофой.

В Швеции в общем и целом придерживались модели гриппа. Управление общественного здоровья допустило, что инфекция может начать распространяться неудержимо. Речь шла о том, чтобы единовременное количество зараженных не выходило за определенные рамки, иначе вся система здравоохранения грозила рухнуть. В Великобритании изначально исходили из модели, представленной Имперским колледжем, и премьер-министр Борис Джонсон даже подумывал, не заразиться ли самому коронавирусом, чтобы показать народу: с этой болезнью можно бороться. Да, она смертельна для тех, у кого есть факторы риска по здоровью, — но не для абсолютного большинства. Джонсон расхаживал по одной из больниц, пожимая руки зараженным.

А потом заболел и несколько суток пробыл между жизнью и смертью.

В тот момент лидеры всех стран, за несколькими вопиющими исключениями, такими как США, поняли, что дело плохо. А американский президент закрывал глаза на опасность. Когда один из ведущих специалистов в стране Энтони Фаучи (Anthony Fauci) сообщил о более чем 240 тысячах умерших от коронавируса, многие американцы, включая президента, решили, что это преувеличение.

Споры о вирусе стали главной темой по всему миру. Как происходит заражение? Как защититься? Как остановить эпидемию?

Единственное, в чем все сходились, — это что создание и распространение вакцины потребует слишком много времени. Это задача на несколько лет, если это вообще возможно. Создать вакцину от нового штамма гриппа можно сравнительно быстро — уже существуют противогриппозные препараты, они изучены вдоль и поперек, и все, что нужно, — отладить их так, чтобы они воздействовали на новый вариант вируса.

Но теперь свирепствует коронавирус, а вакцинация от коронавирусов долгое время считалась в принципе невозможной. Вот почему не бывает, например, прививок от простуды. С коронавирусами трудность в том, что они мутируют, так что, даже если у вас есть иммунитет к одной простуде, к другой его может и не быть.

Испытания новых вакцин начались через полгода

Это стало одним из величайших научных усилий в истории человечества. Думайте что хотите об американском президенте Дональде Трампе, которые не воспринял вирус всерьез, но зато его администрация буквально осыпала деньгами производителей вакцин. Операцию назвали «Варп-скорость» в честь сверхсветовых скоростей, на которых космические корабли перемещаются между солнечными системами во вселенной «Звездного пути».

Имелись фундаментальные исследования, были задействованы множество ученых, и они работали быстрее и с меньшим количеством ограничений, чем считается приемлемым при создании вакцин. В обстоятельствах пандемии условия меняются. Если болезнь уже сейчас ежедневно убивает тысячи человек, уместно проявлять чуть меньшую осторожность по сравнению с ситуацией, когда подобное лишь гипотетически может случиться.

Несколько крупных фармацевтических компаний, в том числе Pfizer/Biontech и Moderna, работали исходя из новаторской модели с матричной РНК, сокращенно мРНК. AstraZeneca и Johnson&Johnson взяли за основу уже проверенную модель с применением живого ослабленного вируса.

Уже через полгода начались испытания новых вакцин. И менее чем через год после обнаружения sars-cov-2 и расшифровки его генома уже стали доступны первые препараты.

Китайцы выпустили вакцину Sinovac. Русские сделали «Спутник V». На Западе многие отнеслись к ним скептически. Они и правда настолько эффективны, как утверждается, или это просто пропаганда?

Евросоюз сначала действовал медленно. Страны ЕС ограничивали экспорт медицинских материалов, когда они были нужны позарез. Вакцины следовало закупать централизованно. Летом 2020 года был назначен координатор по вопросу вакцин в Швеции — им стал Рикард Бергстрём (Richard Bergström).

Зимой 2021 года он был, похоже, единственным, кто с оптимизмом смотрел в будущее, что касается пандемии. Он рано высказал мнение, что вакцинация в Швеции будет успехом.

Швеция, как и ЕС, купила вакцины у ряда разных компаний еще задолго до того, как испытания завершились и препараты стали менее доступными. Никто не мог знать заранее, какие из них окажутся эффективными, а какие будут недостаточно хороши. Не стали покупать только русскую вакцину и препараты из Китая.

Эпидемия удалось обуздать быстрее, чем многие могли себе представить

Материалы по вакцине от Pfizer/Biontech, опубликованные целиком, в отличие от данных по русской и китайским вакцинам, продемонстрировали до смешного отличные результаты. Вакцина должна быть эффективна для свыше 50% привитых, чтобы ее признали действенной. Вакцины от гриппа обычно так и работают, иногда их эффективность даже ниже. Препарат Pfizer/Biontech порядком превысил порог в 90%. Это звучало слишком радужно, чтобы быть правдой. Было трудно в это поверить, когда мир захлестывала одна волна пандемии за другой. Вдобавок исследования проводились летом 2020 года, когда вирус несколько отступил.

А во время испытаний вакцины AstraZeneca вообще было так мало заболевших, что пришлось объединить два разных исследования, проводившихся в разных условиях, чтобы получить достаточно достоверные данные.

А потом был Израиль. Там провели молниеносную кампанию по вакцинации, и весь мир затаил дыхание. Подтвердятся ли удивительные данные об эффективности вакцин?

Надежды были велики, и они осуществились. Число умерших от коронавируса резко снизилось. Эпидемию удалось обуздать быстрее, чем многие могли себе представить.

И вот, когда появились действенные вакцины, мы оказались перед лицом новых трудностей. Обещанные поставки не осуществлялись или буксовали. Как дать народу миллионы двойных доз? И — для многих это был главный вопрос — насколько вообще безопасны эти вакцины?

В Швеции еще свежи печальные воспоминания о вакцинации против свиного гриппа, когда 400 человек вдруг заболели нарколепсией.

Когда стали появляться отчеты о серьезных побочных эффектах у препарата от AstraZeneca, начался откат. Чтобы вакцинация сработала хотя бы в долгосрочной перспективе, привиться должны как можно больше людей. Прежде всего цель — сдержать резкое распространение инфекции. А также сократить число носителей: чем меньше людей распространяют вирус, тем меньше у него шансов выработать мутацию, против которой прививка не помогает. Но серьезные побочные эффекты грозили резко уменьшить желание людей прививаться.

Смертельный побочный эффект — комбинация кровотечения и тромбоза, против которой с трудом удавалось подобрать лечение, — встречался крайне редко. Но это было уже не важно. Он многих испугал. В целом ряде стран, в том числе в Швеции, власти решили ограничить применение вакцины AstraZeneca. Та же судьба постигла препарат Johnson&Johnson, во многом основанный на той же методике.

У Швеции есть все шансы выиграть вторую битву

Однако вакцинация в Швеции продвигалась шаг за шагом. В разных регионах было по-разному, но в основном первыми начали прививать группы риска. Потом мы пошли дальше: сейчас новаторские вакцины от Pfizer/Biontech и Moderna колют все более молодым люди.

К моменту написания этой статьи уже можно сказать, что число смертей от страшнейшей пандемии нашего времени сократилось настолько, что всего год назад это показалось бы чудом. Привиться хотят абсолютное большинство шведов, и уже сейчас примерно половина населения получила первую дозу.

Вышли ли мы победителями из этой войне с пандемией? Пока не знаем. Более 14,5 тысяч умерших в Швеции и несколько миллионов по всему миру — вот ужасный итог поражения в первой битве против нового вируса.

Но сейчас у Швеции есть все шансы выиграть вторую битву.

Конечно, новые штаммы, в особенности «Дельта», вызывают беспокойство. Вероятно, мы скоро поймем, что прошли еще далеко не весь путь. Этот вирус и раньше нас удивлял. Если появится мутация, невосприимчивая к вакцинам, мы будем отброшены в самое начало.

Но в данный момент, к лету 2021 года, человечество добилось того, во что никто не верил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.