Сказочные аллегории тут напрашиваются сами собой. Эстонские политики не гнушаются уничижительных высказываний об образовании на русском языке: они, как злая мачеха, не хотят видеть в нем истинной красоты и добродетели, не пускают на бал и подвергают унизительным испытаниям. Между тем, русская школа может предоставить ряд существенных преимуществ — наша Золушка, если приглядеться внимательнее, — просто загляденье. Ей бы только карету вместо тыквы, кучера вместо крысы, красивое платье и хрустальные туфельки… Ей бы, русской школе, вместо бесконечной войны нормальную программу развития и подготовки кадров, пишет депутат Таллиннского городского собрания Юлия Тимербулатова.

Или неуемное лукавство, или безграничная тупость скрываются за утверждениями о том, сколько преимуществ на рынке труда и в бизнесе дает владение языками, и одновременным желанием прихлопнуть ту самую образовательную систему, которая выпускает учеников, знающих русский, эстонский и английский.

Те, кто говорит, что русская школа с этой задачей не справляется и плодит потенциальных клиентов биржи труда с посредственными знаниями и плохим владением языками, могут изучить рейтинги школ по итогам госэкзаменов и почитать результаты последнего мониторинга интеграции. И там, и там хватает аргументов, опровергающих такие утверждения.

Поэтому очередные нападки на русское образование — от собственной же несостоятельности некоторых политиков. Когда им нечем больше крыть, появляются бессмысленные и бессодержательные планы и идеи. Как задание Золушке отделить горох от чечевицы. Можно ведь время и с большей пользой провести.

Почему опять? Так выборы на носу! 

Я крайне редко могу в чем-то соглашаться с Мартином Хельме, но в одном лидер EKRE прав: происходящее на уровне правительства вкупе с предстоящими президентскими выборами напрочь затмевает тематику, которая действительно должна быть актуальна накануне местных выборов. Видимо, не найдя в колоде лучшей карты, реформисты снова вытащили русскую. Разве что отсутствием более содержательных идей на муниципальном уровне можно объяснить их очередную попытку атаковать образование на русском языке.

Премьер-министр и председатель Партии реформ Кая Каллас прямым текстом категорически заявила, что в 2035 году у нас больше не будет финансируемых государством или местными самоуправлениями русскоязычных школ или детских садов. Ссылается она на программу развития эстонского языка, включенную в коалиционный договор реформистов и центристов. И недоумевает, почему партнеры по коалиции выступают с другими заявлениями, уверяя, что никто русские школы закрывать не собирается.

А причин тут несколько. Во-первых, программа все же нацелена на улучшение изучение эстонского, а не на ликвидацию русского. Во-вторых, у нее еще нет, грубо говоря, никакого юридического статуса, потому что программа даже не прошла голосования в парламенте.

В-третьих, в единственном месте, где в документе говорится о финансировании учебных заведений, сказано, что стратегической целью является переход преимущественно на эстоноязычное образование. «Преимущественно» не означает «на сто процентов». По большому счету и сегодня у нас образование преимущественно эстоноязычное.

Я уже не говорю о том, что мандат любого правительства, премьер-министра или министра образования недолговечен. Сейчас — в лучшем случае до 2023 года. А уж сколько министров и коалиций у нас сменится до 2035-го…

В качестве примера того, как быстро ветер меняет направление, можно привести такую же фундаментальную проблему — пенсии. Сколько разных реформ успело уместиться в последние лет десять? Да и то, что сейчас имеем, вовсе не высечено в камне. 

Операция «Ликвидация» 

Понимаю, что сейчас все сказанное мной выглядит примерно так, как будто только центристы белые и пушистые, что из уст члена этой партии звучит вполне естественно. Но давайте смотреть по фактам: если бы не Центристская партия, у нас бы уже давно позакрывали русские школы.

В большей или меньшей степени этого хотят все политические силы — от бравирующих программой развития эстонского языка реформистов до предлагающих некую единую школу апологетов «Ээсти 200».

Благо, наши политические реалии таковы, что не считаться в этом вопросе с центристами нельзя. Но получается, что можно как угодно, исходя из конъюнктурных соображений, трактовать реальность и имеющиеся договоренности.

К тому же на деле получается, что никто не собирается ликвидировать русскую школу как таковую. Из той же программы развития и слов Каи Каллас вытекает, что у нас и в 2035 году останутся школы, где учатся русские дети, но… на эстонском языке. Вспоминаются слова лидера «Отечества» Хелира-Валдора Сеэдера о том, что он не хочет, чтобы над его детьми ставили эксперименты, заставляя их учиться в одной школе с русскими. Вот оно, истинное лицо эстонской политики образования! Честно и без прикрас.

Только какой тогда смысл насильственной эстонизации русских школ вместо более качественного обучения эстонскому языку? А смысл исключительно в набирании политических очков. 

Проблем никто не отрицает

Проблемы с русской школой у нас, конечно, есть. И их много. Но они лежат не в той плоскости.

О пресловутой нехватке кадров уже говорено-переговорено. В программе развития эстонского языка слово «учителя» упоминается 15 раз. И все сказанное вроде бы совершенно верно и бесспорно. Но все равно не покидает ощущение, возникающее при прочтении плакатов и лозунгов: улучшим, углубим, повысим! Но как именно — большой вопрос.

Не говоря уже о специфических проблемах русского образования, которые не уйдут, даже если все перевести на эстонский. Взять, к примеру, нехватку опорных специалистов для русскоязычных детей. Логопед-эстонец им не подойдет, это особая сфера.

На прошлой неделе у нас в качестве большой новости преподносилось то, что 14 русскоязычных логопедов, работающих в дошкольных и образовательных учреждениях Таллинна, получили дипломы об окончании Московского педагогического государственного университета. Это и правда очень важное событие. И — заметьте — оно стало возможным при поддержке таллиннских властей, а не государства.

Так что, перефразируя классика, хочется сказать реформистам: неверной дорогой идете, товарищи! А нашей «Золушке» хочется пожелать хорошего конца, как в сказке, хоть быль у нее в наших-то реалиях суровая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.