Авдеевка, Украина — Спустя семь лет войны жизнь на Донбассе на востоке Украины разделилась надвое во всех отношениях: социальном, политическом, экономическом и военном.

Однако есть одно исключение: украинская государственная компания водоснабжения «Вода Донбасса», которая управляет огромной советской системой очистки и подачи воды. Она находится на линии фронта и обслуживает обе стороны.

Работники водоканала каждый день ступают по минному полю — как политически, так и буквально — чтобы обеспечить обе стороны конфликта важнейшим компонентом самой жизни: чистой водой. Однако война угрожает разделить компанию на две части и полностью перекрыть поток.

Давняя советская система

Главный инженер Сергей Долид, работающий в подразделении компании в Клебан-Быке, обязан своим существованием «Воде Донбасса». В 1950-е годы его родители, будучи молодыми комсомольцами, были отправлены на восток Украины строить канал протяженностью 132 километра, по которому вода течет из реки Северский Донец на востоке страны в Донецк, а затем в Мариуполь на Азовском море.

С советских времен это была единая унифицированная инженерная система. Города на всём протяжении канала зависят от него, как и инфраструктура выше по течению.

Долид, попавший в компанию сразу после учебы, рассказывает, что система работала беспрерывно почти 70 лет, обеспечивая водой 3,7 миллионов потребителей и целый ряд крупных предприятий.

Но в 2014 году поток иссяк. «Война остановила его», — говорит Долид.

Поддерживаемые Россией сепаратисты захватили области на востоке Украины. Во время ожесточенных боев с украинской армией двое работников компании были убиты в результате повреждения инфраструктуры. На участке системы, за которую отвечает Долид, без воды остались 17 поселений.

Электричества не было — ни свет зажечь, ни насосы включить. Не было и воды. «Мы просто сидели на дежурстве в темноте», — вспоминает Долид.

Через шесть недель инженерам предприятия удалось устранить ущерб. Однако это было лишь первое из бесчисленных посягательств на стареющую систему, и так нуждающуюся в ремонте. К началу 2015 года сформировалась нынешняя линия фронта, или линия соприкосновения, разделив регион и его систему доставки воды на две части.

Защита инфраструктуры и взаимозависимость

Линия фронта пересекает трубопроводы, станции и резервуары «Воды Донбасса». Река находится на контролируемой правительством территории, а основная станция управления и лаборатория — в Донецке, под контролем сепаратистов. Несколько ключевых объектов, в том числе Донецкая фильтровальная станция, застряли в «серой зоне» между сторонами.

В результате стороны зависят друг от друга в том, что касается поставок чистой воды. Кроме того, это означает, что жизненно важная инфраструктура в ходе боев часто повреждалась. ЮНИСЕФ зарегистрировал более 450 случаев военных повреждений водной инфраструктуры с 2016 года, и это не считая первых двух лет тяжелейших боев. С 2014 года девять работников «Воды Донбасса» погибли в ходе боевых действий, а 26 были ранены.

Международные гуманитарные организации, такие как Международный комитет Красного креста и ЮНИСЕФ, с 2014 года поддерживают водную инфраструктуру Восточной Украины, помогая с оборудованием и ремонтными работами. Они настаивают, что настолько важный объект гражданской инфраструктуры не должен становиться мишенью.

«Наш недвусмысленный сигнал заключается в том, что объекты и службы основных инфраструктур, а также те, кто их обслуживает, должны быть под защитой», — говорит Дэниель Буннскуг (Daniel Bunnskog), заместитель главы делегации Международного комитета Красного креста на Украине. По его словам, в том, что касается воды, у обеих сторон «должно быть понимание взаимозависимости систем».

В конце апреля этого года Совет безопасности ООН впервые единогласно принял резолюцию, которая запрещает разрушение жизненно важных структур в ходе войны, в том числе на Украине, в Сирии и Южном Судане.

На местах же понимания пока нет. Последние инциденты нанесения ущерба в ходе военных действий в этом году произошли 5-8 мая и затронули три огромных трубопровода. Если их не починить, то без воды останется всё живущее ниже по течению население в 3,1 миллиона человек.

«Невероятно шокирует, что всего через десять дней после единодушного принятия резолюции ООН на Украине произошла целая серия инцидентов, в результате которых инфраструктура явно была повреждена в самых уязвимых местах», — говорит представитель ЮНИСЕФ Марк Баттл (Mark Buttle), занимающийся координацией группы гуманитарных агентств, работающих над проблемами водоснабжения и водоотведения в стране.

Авдеевка с 20 тысячами жителей, расположенная всего в трех километрах от линии фронта на контролируемой Украиной стороне, в вопросе воды напрямую зависят от Донецкой фильтровальной станции, расположенной в «серой зоне».

В 2014-2015 годах в городе несколько месяцев не было воды. Жители пользовались колодцами и даже талым снегом. В 2017 году участок водопровода в запретной зоне был значительно поврежден. Его так и не починили, поскольку компании для этого нужно доставить туда тяжелое оборудование, но она не может этого сделать ни с одной из сторон.

Глава регионального подразделения Авдеевки Валерий Коновалов подсчитал, что если сложить все периоды без воды из-за повреждений или связанных с этим отключений электричества, то за последние семь лет воды в городе не было в общей сложности два года.

Работники «Воды Донбасса» делают всё возможное, чтобы залатать дыры, часто рискуя при этом жизнью. Компания может призвать к «окну тишины», чтобы провести работы, но в работников всё равно иногда стреляют, а уж от наземных мин это и вовсе не защищает.

«Мы просто заложники ситуации, — говорит Коновалов. — Просыпаешься утром, а Донецкая фильтровальная станция остановилась… Никто не знает, сколько она будет стоять, может быть, случилась авария, лопнула труба или какие-то проблемы с канализационной системой. Но война или не война, а нам нужно идти на работу».

Юридическая «серая зона»

Более половины из 10,5 тысяч сотрудников «Воды Донбасса», а также две трети клиентов живут на территории под контролем сепаратистов. Украинской компании приходится как-то выплачивать зарплату работникам и собирать плату за водоснабжение — при том, что на сепаратистских территориях разрешены операции только в российских рублях, а торговые и банковские транзакции через линию фронта запрещены законом Украины. Как географически, так и с юридической точки зрения работа «Воды Донбасса» во многом ведется в «серой зоне».

Эта компания — коммунальное предприятие при региональной администрации, однако административный совет, который решает, как компания будет работать и финансироваться, из-за войны не собирался с 2014 года. Тарифы компании, одни из самых низких в стране, устанавливаются Киевом, правительственной стороной. На контролируемой сепаратистами территории тарифы устанавливает фактическая местная власть, и размер их составляет лишь половину от установленного Киевом.

В результате дохода компании, который идет на выплату зарплат, закупку оборудования и ремонтные работы, совершенно не хватает, и это не говоря об электричестве, необходимом для работы огромной сети. В 2013 году компания потребляла 0,5% от всей годовой выработки электроэнергии на Украине. Спустя семь лет «Вода Донбасса» — один из крупнейших должников Украины, её долг за электричество составляет пять миллиардов гривен (150 миллионов евро).

Сепаратистские регионы оплачивают водоснабжение частично по бартеру — электричеством, которое вырабатывают на «национализированных» в 2014 году станциях, и хлором для очистки воды, который доставляют из России. Поскольку хлор — потенциальное химическое оружие, переправлять его через линию соприкосновения для очистки воды нельзя.

«Непростое перемирие»

Среди идей, предложенных для решения проблемы с водой в пострадавшем от войны Донбассе, — создать «охраняемые зоны» вокруг ключевых объектов инфраструктуры, разделить компанию на две части и (с украинской стороны) просто отрезать сепаратистские территории от источника воды. Но от всех этих идей отказались, поскольку они политически нежелательны, вредят обеим сторонам или просто непрактичны без огромных продолжительных инвестиций.

Получается, что «Вода Донбасса» топчется на месте, а работники компании, повесив головы в буквальном и переносном смысле, надеются, что война закончится, а их работа и жизнь вернутся в норму.

«Происходящее сегодня — это непростое перемирие, — говорит представитель ЮНИСЕФ Баттл. — Компания водоснабжения продолжает поставки, а её работники, судя по тому, что я видел, очень аполитичны и в основном просто делают свое дело».

Действительно, работники отказываются принимать какую-либо сторону в конфликте. Хотя война разделила их страну на две части, они уверены, что с компанией и системой водоснабжения, где они проработали всю жизнь, такого произойти не должно.

«Если разделить систему, как военная линия соприкосновения разделила и продолжает разделять нас, то это будет катастрофа, — говорит главный инженер Долид. — Система построена и работает как одно целое. Это всё равно что положить голову с одной стороны, а ноги с другой. Ну и кому тогда принадлежит тело?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.