Киноблогер RusDelfi П.И.Филимонов написал рецензию на недавно вышедший фильм Рене Вильбре «Похороны по-эстонски». Стоит ли его смотреть и почему?

После долгой объяснимой паузы на экраны страны вышел очередной эстонский фильм — экранизация уже ставшей почти классической пьесы Андруса Кивиряхка «Похороны по-эстонски» со звездным составом исполнителей. Тут вам и Яан Ууспыльд, и Тамбет Туйск, и шикарный Пеэтер Оя в роли тартюфоподобоного крестного сына покойного Андреса (роль которого исполняет вообще Иво Линна), и непревзойденный, как кажется, во всяком случае, в этом амплуа, Аго Андерсон в роли сильно пьющего соседа.

Пауза явно пошла нам всем на пользу. Передозировка чем бы то ни было никогда не приводила ни к чему хорошему, а хороший саспенс, наоборот, еще никому никогда не вредил. В общем, то ли мы отвыкли от отечественного кинематографа, то ли Рене Вильбре действительно удалось снять кино, к которому трудно предъявить хоть одну претензию. Дело, вероятно, в хорошем литературном первоисточнике, но и не только. Любую классику можно испортить, если ее не чувствовать своей. Видимо, Вильбре и актеры эту пьесу Кивиряхка прочувствовали. Что приятно, и вот почему.

Андрус Кивиряхк работал и работает на грани попрания национальных устоев и оскорбления чувств верующих, как сказали бы в одной соседней стране. И удачно на этой грани балансирует, не заваливаясь совсем в фарс, но проходя по тонкой жердочке, действительность от этого фарса отделяющей.

В «Похоронах по-эстонски» собраны все скрепы и священные коровы современного эстонского дискурса, все элементы национальной идеи, если бы о ней задумывались доморощенные идеологи. Перечисляю: бытовой расизм, священная память о депортациях, «настоящий эстонец должен иметь хутор», «на земельном участке непременно нужно что-то выращивать, желательно, картошку, желательно, тоннами», непереводимое «tee tööd ja näe vaeva», бегство в Швецию в 1944 году, во время которого на самодельных лодках утонуло около 5 миллионов человек (при населении страны в полтора миллиона), «каждый эстонец хорошо поет» — возможно, что-то еще, вылетело из головы. Собраны и осмеяны, смехом уничтожены, изображены хламом и мусором, вроде бесконечных банок заплесневелого варенья в подвале у старого Андреса.

Это что-то вроде анекдота про евреев. Не помню, кто вбил мне в голову простое представление о сложном этикете в отношении деликатных тем. Еврей имеет право рассказывать пошлые и оскорбительные анекдоты про евреев. Никто другой этого права не имеет. Точно так же и здесь. Эстонцы имели полное право снять фильм о собственных национальных комплексах и стереотипах. Никто другой, пожалуй, не имеет права их педалировать. Но зато мы можем от души поржать над «Похоронами по-эстонски» и где-то даже позавидовать. Мне кажется, что такое самоочищение от скреп не помешало бы ни одной нации на этой планете. Потому что вон и биологи говорят, что, если в доме завелась плесень, ее нужно изгонять оттуда, а потом очень долго проветривать помещение. Все это ведет к оздоровлению климата в этом конкретном дому и к более продуктивной работе мозгов.

Меня радует, что мы живем в таком доме, в котором такого рода генеральные уборки периодически проводятся. И даже если в «Похоронах по-эстонски» есть ровно одно место, которое звучит немножко слишком пафосно и слишком приторно и, таким образом, фальшиво (когда молодой Андрес сообщает своей подруге Леэ, что, несмотря на всю замшелость этого хутора и его семьи, ехать ему отсюда, по большому счету, некуда, потому что «здесь его родина, сынок»), это можно на первый раз простить. Да и увы, не нам, русским, здесь придираться.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.