2 июня депутат бундестага от Левой партии встретилась в Мюнхене и поговорила с бывшим красноармейцем Давидом Душманом. Изложение этой беседы мы предлагаем вам ниже. Беседа записана для акции памяти фракции Левой партии в бундестаге, посвященной 80-й годовщине нападения фашистской Германии на Советский Союз.

Севим Дагделен: Для меня большая честь встретиться сегодня с вами. Мы хотим побеседовать с вами по случаю 80-й годовщины нападения нацистской Германии на Советский Союз. Но сначала я хотела бы задать вам несколько вопросов о вашей биографии и семье. Когда и где вы родились?

Давид Душман: Я родился 1 апреля 1923 года в Минске. Мои родители были врачами. Мама работала детским врачом, папа — военным. Первые семь лет жизни я провел в Минске. Затем отца перевели в Москву, и мы всей семьей переехали туда. До 1941 года я ходил в Москве в школу, а как только началась война, пошел в армию. В общей сложности я провел на войне четыре года.

— В ночь на 22 июня 12941 года немецкий вермахт широким фронтом напал на Советский Союз. Вам было тогда 18 лет. Какие воспоминания сохранились у вас о том дне? Где вы находились, что делали?

— Я был в Москве на турнире по фехтованию. В тот день все помещения оказались закрыты, и мы пошли домой. В тот же день, 22 июня, я записался добровольцем.

— Почему вы захотели пойти воевать?

— Мы были патриотами. Но сначала мне сказали, что пока меня призвать не могут — я должен оставаться в Москве и ждать призыва. Но я не захотел. Заявил: «Хочу немедленно на фронт». Боялся, что война продлится день или два и закончится. Тогда же никто не думал, что война затянется на четыре года.

— Где во время войны вы защищали родину?

— Я участвовал в наступлении под Ельней. Там русские танки впервые после 22 июня одержали победу над немецкими (Ельня находится в 50 километрах юго-восточнее Смоленска. 19 июля 1941 года город был занят вермахтом и войсками СС и превращен в плацдарм. В период с 30 августа до 8 сентября Красная Армия отбила город. Это было ее первое успешное контрнаступление. Но район был полностью разорен немцами — прим. Junge Welt).

Я был тяжело ранен, мне удалили полтора метра кишок. Я провел в госпитале два года. Затем вернулся в армию и оказался в Курске (битва под Курском проходила с 5 по 16 июля 1943 года. В ее рамках произошло танковое сражение, считающееся крупнейшим в истории, — прим. Junge Welt). Это было после Сталинградской битвы. Я служил в 65-й танковой армии и под Курском вновь был ранен, но на этот раз легко.

Оттуда мы двинулись дальше, в Польшу. Недалеко от Варшавы меня ранило в последний раз, и я вновь попал в госпиталь. На этот раз мне ампутировали половину легкого.

— Войну на уничтожение на востоке нацисты вели с невероятной жестокостью по отношению к гражданскому населению. Более 27 миллионов советских граждан погибли в результате войны и оккупации. Треть страны была полностью разрушена. Какие самые ужасные воспоминания сохранились у вас о войне и связанном с ней терроре?

— Это было ужасно. Знаете, я — человек, который никогда не испытывает страха, но тогда мне было страшно. Я хочу сказать: вся война была ужасной, просто ужасной, притом для всех — немцев, русских и остальных.

Мы обязаны сделать все, чтобы это никогда не повторилось. Ваши родители, дети и внуки должны жить нормальной жизнью. Бог подарил каждому человеку жизнь. Только одну жизнь! И только бог может забрать её у него.

— 8 мая 1945 года германский вермахт окончательно капитулировал. 9 мая был и остается Днем Победы. Что вы делали в тот день? Что значит для вас 9 мая?

— 9 мая мы много пили. Очень много. Это был просто праздник, большой праздник.

— 8 мая до сих пор праздник во многих странах, например, в Великобритании, Франции, Нидерландах. В России и некоторых других странах бывшего Советского Союза 9 мая отмечается как День Победы. В ГДР 8 мая называли Днем освобождения немецкого народа от гитлеровского фашизма. Фракция Левой партии в бундестаге вот уже несколько лет требует, чтобы день освобождения сделали государственным днем памяти. К сожалению, и наша последняя инициатива по этому поводу был отклонена депутатами от ХДС, ХСС, СДПГ, СвДП и АдГ. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Конечно, немцам трудно сделать этот день праздником. Они проиграли войну. Но этот день должны отмечать люди всех поколений во всем мире. Это не была победа России над Германией. Это была победа мира над войной.

Поверьте, мы в нашем танковом батальоне всегда сражались на передовой. Мы взяли в плен множество немцев. Но никогда не причиняли им зла, от меня они не слышали ни одного плохого слова. Эти люди не были виноваты, виноват был только Гитлер. Если бы я его взял в плен… Я бы ему многое сказал…

— Несмотря на все страдания, причиненные войной на уничтожение, несмотря на 27 миллионов погибших в Советском Союзе, вы не испытывали ненависти к немцам?

— Господи, да нет же! Немецкий народ дал миру столько великолепных и известных людей. Вспомните хотя бы композиторов — Иоганна Себастьяна Баха или Рихарда Вагнера. Кроме того, столько ученых с мировым именем, спортсменов, артистов. На немецком народе нет вины, фашизм должен быть уничтожен. Немцы — приличные люди, всегда готовые прийти на помощь. Хочу привести вам пример: Томас Бах…

— Президент Международного Олимпийского комитета…

— Я точно знаю: если я позвоню Томасу Баху и скажу ему, что мне что-то нужно, он тут же приедет и все сделает. Валентина, моя сиделка, может это подтвердить.

— Как и почему вы приехали в Мюнхен?

— Это долгая история. До Олимпийских игр в Сеуле 1988 года я работал в советской сборной по фехтованию. Моей лучшей ученицей была Валентина Сидорова. Когда она завершила карьеру, я остался без работы. Тогда я стал таксистом. Однажды мне предложили уехать в Колорадо в США. Но, честно говоря, мне там не понравилось. Америка — хорошая, красивая страна, но я не захотел там жить.

Затем президент Академии фехтования Австрии Альберт Мартинчич предложил мне приехать в Австрию и работать там. Это мне понравилось. Я прожил в Граце шесть с половиной лет.

Летом я каждый год приезжал в отпуск в Москву. Там мне всегда приходилось менять деньги. Однажды перед банком была огромная очередь. Я подошел к милиционерам, показал им свое удостоверение ветерана войны. Они сказали, что я могу пройти без очереди, ждать мне не надо. За мной стояла женщина, которая оказалась сестрой Давида Тышлера, одного из самых известных фехтовальщиков Советского Союза. Мы разговорились, и от нее я узнал, что она эмигрирует в Германию. Она рассказала, что я как человек с еврейскими корнями также могу уехать в Германию.

Я заполнил все необходимые бумаги и подал их в немецкое посольство. Шестью месяцами позже, уже вернувшись в Австрию, я получил из посольства приглашение.

Знаете, что: к тому времени я уже был в Германии довольно известным человеком. Ведь до 1990 года существовало два германских государства — ГДР и ФРГ. Но теперь была лишь одна команда фехтовальщиков, которые раньше соперничали между собой. Тогда же возник вопрос: кто лучше — спортсмены из ГДР или ФРГ? ГДР поддерживал Советский Союз, ФРГ — Соединенные Штаты.

Я присутствовал на многих турнирах и помогал во время одного из чемпионатов в Гёппингене, помог команде ГДР выиграть. Поэтому я знал многих в Германии.

Я знал, например, Эмиля Бека. Мы были большими друзьями. Он создал олимпийскую базу в Таубербишофсхайме. Он сделал там все с нуля, и теперь это лучшая школа фехтования в Германии. Но два медведя в одной берлоге не уживутся. Я ему сказал «Эмиль, Таубербишофсхайм — это твое место» и уехал в Мюнхен.

— 27 января 1945 года на своем Т-34 вы участвовали в освобождении лагеря смерти Освенцим. Вы — последний свидетель освобождения. Что вы там увидели?

— Мы не знали, что есть такой концентрационный лагерь Освенцим. Вместе с 1-м Белорусским фронтом мы шли на Берлин, так же как и 1-й Украинский фронт. Мы уже проехали мимо Освенцима, когда нам поступил приказ вернуться к лагерю. Я снес ограду лагеря своим танком.

Что я увидел? Худых, изможденных людей с огромными глазами и в арестантских робах. Когда мы подъехали к лагерю, то сначала они от нас побежали. Но затем мы отдали им все, что у нас было, — одежду, консервы. Моей части нужно было ехать дальше, сначала — на Варшаву. За нами следовали части Украинского фронта, и они помогли заключенным.

— Вы когда-нибудь были на памятных мероприятиях в Освенциме?

— Нет, никогда. Даже не знаю, почему.

— В последние годы усилилась конфронтация между Западом и Россией. Как вы расцениваете это? Вы это ощущаете?

— Это очень плохо. Кто в этом действительно виноват, не знаю, не могу сказать. Я не политик. Но это просто плохо. Ненормально. Такого быть не должно.

— Какой политика должна быть, по-вашему?

— Хочу, чтобы все были друзьями. Тогда не придется опасаться за будущее детей.

— Фракция Левой партии в бундестаге выступила с инициативой о дружбе с Россией. Мы хотим заключить германо-российский договор о дружбе, подобный тому, какой был заключен между Федеративной республикой Германией и Францией в 1960-е годы. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Я полностью за, я за такую инициативу.

— Мы наблюдаем сейчас возрождение правых и фашистских партий, усиление расизма и антисемитизма. Что мы можем и должны предпринимать против этого?

— Мы должны бороться с этим всеми законными методами, должен работать закон. Виновные должны сидеть в тюрьме, расизма просто не должно больше быть, так же как и конфронтации, ведущей к войне. Этого не должно быть, это необходимо запретить. Нельзя допустить, чтобы это возродилось, вот наша главная задача.

— Что мы можем предпринять против современного антисемитизма?

— Сложный вопрос. У антисемитизма долгая многовековая история. Все зависит от воспитания детей и молодежи, от того, чему их учат в школе. В мире много разных людей — африканцев, европейцев, китайцев, но все они — братья.

— Вы происходите из еврейской семьи, видели Освенцим и позже Бухенвальд.

— Думаю, что каждый человек на свете должен однажды побывать в Бухенвальде и увидеть все это. Это должно стать частью учебных планов в школе.

Бухенвальд — это кошмар. Когда я впервые прочитал об этом концентрационном лагере в журнале и увидел фотографии, то несколько ночей не мог спать.

— Что нам нужно сделать, чтобы способствовать дружбе между Россией и Германией?

— Если бы я это знал, что стал бы политиком (смеется). Нам нужно это делать, но я не знаю, как.

— Пить водку…

— Почему я должен вас ненавидеть? Вы — красивая немецкая женщина, я — русский. Почему я должен ненавидеть вас, вашу семью, ваших детей? Мы все — простые люди и должны дружить.

Давид Душман

Родился в 1923 году. Скончался в Мюнхене 5 июня 2021 года.

Воевал в составе Красной Армии во Вторую мировую войну. После войны посвятил себя фехтованию, почти четыре десятилетия, с 1952 года, был тренером женской сборной СССР.

С 1996 года жил в Мюнхене. До 2017 почти ежедневно давал уроки в местной ассоциации фехтования.

Выступал в школах с рассказами о войне.

К 98-му дню рождения стал почетным членом Мюнхенской израильской религиозной общины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.