В связи с 80-й годовщиной нападения Германии на Советский Союз федеральный президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер призвал немцев вспомнить эту войну и связанные с ней преступления и при том сделать это более активно, осознанно и подробно. Штайнмайер сказал об этом во время акции памяти в Карлсхорсте, то есть в том месте, где в мае 1945 года был подписан акт о капитуляции Германии. Сейчас в этом здании находится Германо-российский музей, экспозиция которого повествует об истории последней войны.

Штайнмайер сказал, что 22 июня 1941 года началась «радикализация войны и превращение ее в безумие тотального уничтожения». Он говорил о том, что с первых же дней наступление германских войск было движимо ненавистью: антисемитизмом и антибольшевизмом, расовым безумием в отношении славянских и азиатских народов Советского Союза. 27 миллионов человек нацистская Германия убила, уничтожила, истребила, уморила голодом, замучила до смерти подневольным трудом. 14 миллионов из них были мирными жителями. По мнению Штайнмайера слишком долго немцы не вникали в историю этих преступлений на востоке Европы, и «настало время восполнить этот пробел».

«У пленных отняли право считаться людьми»

В своей речи Штайнмайер не ограничил ответственность за войну на уничтожение только национал-социалистами. Он сказал, что «преступная захватническая война велась в военной форме вермахта. И в ее жестокости есть и доля вины солдат вермахта». Он добавил, что «много, слишком много времени понадобилось нам, немцам, чтобы признаться самими себе в этом факте». Как бы трудно это ни было, но об этом времени придется вспомнить: «Память об этом аде, об абсолютной вражде и расчеловечивании других людей — эта память остается долгом для нас, немцев, и предупреждением для всего мира».

Президент сказал, как память об «этом немецком варварстве», которое опустошило континент и в итоге привело к расколу мира, в будущем можно будет углубить. Он назвал места, где были совершены преступления или прошли кровопролитные битвы, но о которых в Германии никто не помнит. Президент спросил, «кому в Германии известен Малый Тростенец под Минском, где между 1942 и 1944 годами было убито не менее 60 тысяч человек? Или деревенька Хатынь, которую летом 1943 года сровняли с землей и убили всех ее жителей, половина из которых были детьми? Кому известна Корюковка на севере Украины, где в течение двух суток 6 700 мужчин, женщин и детей стали «жертвами самой масштабной и жестокой карательной акции Второй мировой войны?»

Штайнмайер напомнил и о городе Ржеве, расположенном недалеко от Москвы, где Красная Армия в нескончаемой битве потеряла погибшими и ранеными более миллиона солдат. Спросил он и о городке Мизоч, все еврейское население которого было расстреляно перед городскими воротами в течение одного дня. Лищь пять фотографий, сделанных каким-то германским жандармом, напоминают сегодня о месте преступления, где сегодня простирается умиротворяющий холмистый пейзаж.

Президент указал на то, что преступление и бесчеловечные поступки тех лет не были следствием спонтанной жестокости, а происходили на основе просчитанных планов и приказов. Вся европейская часть Советского Союза, целые области нынешних Украины и Белоруссии должны были быть согласно этим приказам «зачищены» и подготовлены для немецкой колонизации. У советских военнопленных даже отняли право считаться людьми. Вермахт, отвечавший за пленных, не намеревался предоставлять им питание. Штайнмайер процитировал приказ генерал-квартирмейстера германских сухопутных войск от ноября 1941 года: «Неработающие военнопленные должны умереть от голода».

Штайнмайер: эти преступления лежат на нас бременем

Причиной, побудившей его к призыву усилить память о тех событиях, федеральный президент назвал их влияние на следующие поколения: «Преступления, совершенные немцами в этой войне, лежат бременем на нас, как гнетут они и потомков жертв. До сих пор. Над всеми нами довлеет тот факт, что именно наши отцы, деды и прадеды вели эту войну и были причастны к этим преступлениям. И над сегодняшними поколениями довлеет то, что слишком многие виновные в тягчайших преступлениях не были привлечены к ответственности. Над нами довлеет то, что мы слишком долго не признавали жертв на оккупированном востоке жертвами». 

Штайнмайер сказал, что «мы должны помнить не для того, чтобы взвалить на нынешние и будущие поколения вину в том, чего они не совершали, а ради нас самих. Мы должны помнить, чтобы понять, как это прошлое продолжает жить в настоящем. Лишь тот, кто научится читать следы прошлого в настоящем, сможет внести свой вклад в будущее, в котором будет возможно избежать войн, не дать шансов тирании и строить мирное сосуществование в условиях свободы».

Федерального президента беспокоит, что память о наполненном страданиями прошлом может во все большей степени становится источником отчуждения. «Если взгляд в прошлое будет сужен только на одну национальную перспективу, если обмен мнениями о разных перспективах памяти прекратится и ему будут мешать, то тогда историография станет инструментом новых конфликтов. Нельзя, чтобы история стала оружием».

В конце федеральный президент обозначил и свою позицию в недавнем споре, который возник в связи с его речью. Посол Украины в Германии Андрей Мельник решил не участвовать в памятном мероприятии в Карлсхорсте, сославшись на то, что не может присутствовать на таком мероприятии вместе с дипломатическими представителями Кремля. Штайнмайер сказал, что место капитуляции — это место памяти. «При всех политических разногласиях, при всей необходимости спорить о свободе, демократии и безопасности, должно быть место для памяти! Поэтому я сегодня здесь».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.