В каком возрасте стоит заводить детей? Юная мама для ребенка лучше, чем мама старше 30 лет? Эти вопросы интересовали исследователей еще в XIX веке — в том числе и Александра Грейама Белла (Alexander Graham Bell), который известен прежде всего как изобретатель телефона.

Будучи ученым, Белл выбрал в исследовании последовательный подход. Он изучил истории жизни потомков Уильяма Хайда (William Hyde), проживавшего в штате Коннектикут в XVII веке. Белл отметил, что продолжительность жизни детей, родившихся у матерей старше 40 лет, была гораздо меньше, чем у детей, родившихся у молодых матерей. 

Такой же результат был получен и после изучения родословных книг дворян, проживавших в Европе. 

Вывод был очевидным: рождение детей в позднем возрасте имело определенные риски. Дети, родившиеся у 40-летних матерей, умирали в более раннем возрасте, чем остальные.

Ошибки в результатах не было — те же наблюдения отмечались еще не один раз. Выводы Белла о рисках, связанных с поздними родами, были правдой. 

То, что было правдой когда-то, не может оставаться актуальным вечно, говорит демограф Микко Мюрскюля (Mikko Myrskylä).

Профессор Хельсинкского университета и директор Института демографических исследований Макса Планка использует результаты Белла как пример того, насколько сильно вопросы демографии зависят от контекста. 

«Наблюдения Белла правдивы — только вот они касались времени, когда средняя продолжительность жизни едва превышала 50 лет. Так что дети, родившиеся у 40-летних женщин, могли потерять мать очень рано».

Смерть матери редко оказывалась для ребенка чем-то хорошим. Сирот могли отправить к безразличным родственникам. В приемной семье могла быть злая мачеха, которая любила только своих детей, — прямо как в сказках. 

«Механизм, описанный Беллом, правдив. Но нам важно спросить себя, актуален ли он в наши дни».

Возраст для рождения детей всегда будет неподходящим

Средняя продолжительность жизни в сравнении с XIX веком сильно увеличилась. Сейчас мать, родившая в 40 лет, увидит своего ребенка во взрослом возрасте с большой вероятностью. 

Мнение, согласно которому детей лучше рожать в молодости, продолжает оставаться приоритетным. Средний возраст женщины, рожающей первого ребенка, возрастает, что привело к всеобщей обеспокоенности. Это Мюрскюля не удивляет. 

«Говорят, что женщины всегда рожают детей в неподходящем возрасте — либо слишком рано, либо слишком поздно. И число детей тоже всегда неправильное — либо слишком мало, либо слишком много, — говорит он. — Это отношение сохраняется из поколения в поколение».

Неужели зрелый возраст матери представляет большой риск для рождения ребенка? 

Микко Мюрскюля решил подойти к этому вопросу серьезно и изучил вместе со своей исследовательской группой американскую, шведскую и финскую статистику. 

В статистике по рожденным в Америке до Второй мировой войны наблюдения Белла еще подтверждались: продолжительность жизни детей, рожденных матерями в позднем возрасте, была короче, чем у остальных.

«Но затем мы исключили случаи ранней смерти матери, и все доказательства рассыпались». 

Связь между родами в 20 лет и продолжительностью жизни ребенка установить не удалось. Однако продолжительность жизни матерей младше 20 лет была короче обычной. Точные причины определить не получилось. 

«Материнство в подростковом возрасте тогда было нежеланным и могло означать, что жизнь матери пошла по наклонной. Общество могло отвернуться от юной матери. Слишком ранний ребенок мог усложнить процесс получения образования», — считает Мюрскюля. 

Число детей в семьях сократилось

В другом исследовании Микко Мюрскюля использовал один из своих любимых материалов — анамнезы военных, родившихся с 1951 по 1983 год. В исследовании он обращал внимание на их когнитивные способности и рост. Сам по себе рост не является важным показателем, но вот процесс роста связан со здоровьем. 

При соотношении роста американских военных с возрастом их матерей выяснилось, что в начале прошлого столетия дети взрослых матерей были ниже ростом, чем дети юных матерей. После 1965 года в шведской статистике это явление исчезло. 

Чтобы точно определить, что это значит, нужно изучить, в каких семьях родились эти дети, отмечает Мюрскюля. 

Если сейчас у женщины, рожающей ребенка в 40 лет, образование обычно лучше, чем у молодой матери, то раньше было иначе. До войны у женщин такого возраста, скорее всего, было плохое образование, мало денег и уже было много детей. 

Большое число детей истощало ресурсы семьи, что сказывалось на росте детей, будущих военных. Рост старшего и младшего ребенка мог сильно различаться.

Если внимательно изучить, как менялся размер семьи, можно сделать еще одно важное наблюдение: роды в зрелом возрасте — не новое явление. В XIX веке женщины старше 35 лет рожали так же часто, как сейчас. Это было связано с тем, что семьи были большими и не все дети доживали до взрослого возраста. 

Когда в XX веке размер семьи начал уменьшаться, «младшие дети» ушли из жизненного цикла. После войн размер семьи сократился еще сильнее. Многие стали ограничиваться тремя детьми. 

В начале 1970-х годов ситуация опять изменилась. Теперь женщины учились дольше, начинали работать позже и встречались с партнером до создания семьи дольше. Средний возраст рождения первого ребенка начал увеличиваться. 

«Если раньше детей рожали в 23, 25, 27, 30, 33 и 37 лет, то сейчас детей чаще рожают в 33 и 37». 

Относительность и риски

Женщины стали рожать детей позже, это факт. Согласно статистике, в 2019 году финки впервые становились матерями в среднем в 29,6 лет. Примерно 25% рожениц были старше 35 лет — это самый высокий показатель для стран Северной Европы. В целом в странах Северной Европы после 35 лет рожает около 20% женщин. 

В 2019 году примерно 5% детей были рождены финками в возрасте 40 лет и старше. В сравнении с 1990 годом этот показатель увеличился в два раза. 

С беременностью в подростковом возрасте все обстоит иначе. В 1990 году женщины младше 20 лет рожали чаще, чем 40-летние женщины. В 2019 году численность юных матерей составляла лишь 1,3%.

Несмотря на это, общество по-прежнему придерживается понятий, присущих нашим бабушкам и дедушкам. Однако многое уже успело измениться. 

Мамы зрелого возраста обычно имеют лучшее образование и доход. Отношения в паре стабильнее. Это только повышает вероятность, что оба родителя останутся в жизни ребенка. 

По мнению Микко Мюрскюля, все очевидно. Хотя общество ужасается растущему возрасту первородящих, рождение ребенка в более позднем возрасте идет ему только на пользу. 

Мюрскюля умело обосновывает свои слова. Быть желанным и родиться в семье, которая способна и хочет заботиться, — конечно, в интересах ребенка. Вероятность всего этого увеличивается, когда родители становятся старше. 

«В 40 лет у людей обычно больше денег, чем у 30-летних. И хотя мы живем в стране с максимально равными правами в области здравоохранения, деньги позволяют получить помощь без очереди и у нас». 

А что насчет рисков для здоровья ребенка, связанных с поздним возрастом матери? Синдром Дауна, аутизм, риск развития раковой опухоли в детстве? 

Микко Мюрскюля не отрицает этих наблюдений, но и здесь не забывает об относительности. Риск того, что у ребенка 30-летней матери может быть синдром Дауна, очень незначительный. 

«Риск возрастает в три раза в 35 лет и в 10 раз в 40 лет. Несмотря на увеличение риска, вероятность рождения ребенка с отклонениями будет 1:100. К тому же, заболевания младенца обнаруживаются уже на скрининге». 

С увеличением возраста матери рисков для здоровья малыша все же становится больше. 

«Но в сравнении с плюсами риски кажутся не такими значительными. Нельзя об этом забывать. С одной стороны, риск рождения ребенка с недостаточным весом возрастает вместе с возрастом мамы. С другой — чем старше мама, тем лучше может быть образование, которое получит ребенок. Будет ли недостаточный вес при таком сочетании настолько важным фактором?»

По словам Мюрскюля, стоит обратить внимание на то, что матери постарше следят во время беременности за собой и своим здоровьем лучше, чем молодые мамы. Например, многие молодые беременные продолжают курить. 

Светлое будущее

Стоит упомянуть и об изменениях в обществе. Порой складывается впечатление, что пресса постоянно говорит о плохом, но, по мнению демографов, мир постоянно становится лучше. Это проявляется, к примеру, в снижении детской смертности и увеличении продолжительности жизни. 

Эта тенденция настолько сильна, что ее даже вряд ли изменит пандемия коронавируса. Худшей болезнью современности был испанский грипп, который разразился в конце 1910-х годов. Считается, что тогда погибло от 30 до 100 миллионов человек. Однако болезнь не меняет продолжительность жизни в мире глобально. 

«Благодаря этому многое изменилось. В различных аспектах от норм питания до системы здравоохранения, от вопросов безопасности до лечения пациентов произошел невероятный прогресс», — говорит Мюрскюля. 

Рожденный сейчас ребенок оказывается в более удачных условиях. 

«20 лет назад дети рождались совсем в другом обществе, отличном от нынешнего», — отмечает Мюрскюля.

К примеру, в 2000 году интернет был не во всех домах, получить медицинскую помощь было не так легко, обязательное образование в Финляндии ограничивалось девятью классами школы. У родившихся сейчас детей все будет иначе. 

Можем ли мы надеяться, что это развитие продолжится? Что, если мы уже достигли вершины? 

«Демографы уже сто лет говорят, что продолжительность жизни уже достигла максимума, однако ситуация продолжает меняться. Хотя, судя по некоторым признакам, в Америке развитие в этом вопросе все же прекратилось». 

Микко Мюрсюкля смотрит на этот вопрос с оптимизмом. Согласно шведской и датской статистике, половина родившихся сейчас девочек доживут до ста лет или даже больше. 

Об отцах в исследованиях забыли

При обсуждении репродуктивного возраста обычно говорят о женщинах. Про отцов часто забывают. 

Мы говорим о рисках для здоровья младенца, возрастающих с возрастом родителей, и отцы зрелого возраста тоже играют в этом вопросе важную роль. 

Если женщина расходует запас яйцеклеток, полученный при рождении, то у мужчины сперматозоиды вырабатываются в течение всей жизни постоянно. Не стоит недооценивать важность сперматозоидов: большинство генетических мутаций появляется именно в них. Как и все функции человека, с возрастом выработка сперматозоидов ослабевает. В сперматозоидах появляется все больше генетических ошибок. 

«Если мы будем смотреть только на гены, то молодым отцом быть лучше, чем отцом в возрасте», — признается Мюрскюля. 

Например, согласно исландскому исследованию 2017 года, с возрастом мутаций в сперматозоидах становится все больше. 

Однако эти показатели меркнут, когда мы начинаем говорить о плюсах взрослого отцовства — например, о достатке. Правда, разница в уровне дохода у молодых и взрослых мужчин меньше, чем разница в доходе у молодых и взрослых женщин. 

«Это связано с тем, что обычно дети наносят больший урон карьере женщин, нежели карьере мужчин. Молодой отец может продолжать заниматься карьерой, а мать часто отстает в вопросах роста зарплаты». 

Семьи со взрослыми отцами обычно стабильнее. Кроме этого, мужчины постарше относятся к отцовству с большим трепетом, чем молодые.

«Думаю, в 20 лет я и сам был бы совсем другим отцом», — говорит Мюрскюля. 

В этом разделе также следует поговорить о счастье. 

Согласно британской и немецкой статистике, появление детей часто делает семьи счастливее, но позже настрой в паре возвращается к исходному уровню. Матери испытывают чуть больший душевный подъем, чем отцы. 

В этой статистике стоит обратить особое внимание на молодых отцов. Ощущение счастья у молодых отцов резко падает после появления ребенка и больше не возрастает. Это изменение отражается на семейной жизни и на вероятности развода. Более взрослые пары распадаются после появления детей реже. 

А если пара ждет слишком долго?

Если откладывать роды слишком долго, благоприятный период фертильности может закончиться, и биологических детей завести уже не удастся — по крайней мере, без помощи.

Об этом часто пишут в научных изданиях. Когда становится слишком поздно? 

Микко Мюрскюля не очень-то вдохновлен этой темой. 

«Мы можем, конечно, приводить какие-то усредненные показатели. Если у женщины нет детей в 35 лет, то вероятность остаться без детей — такая-то, в 37 лет — немного больше. И что нам делать с этой информацией? Ведь мы не молодеем». 

Сейчас многие женщины обращаются к процедурам по искусственному оплодотворению. Об их влиянии на здоровье детей известно очень мало. Это связано cо статистической выборкой. Количество женщин, которые прибегают к определенным процедурам, настолько мало, что конкретные выводы сделать очень тяжело. 

Исследовательская группа Мюрскюля все же решила попробовать. 

В 2020 году группа финских исследователей сравнила анамнез матерей, которые прибегали к процедурам искусственного оплодотворения, и матерей, которые забеременели самостоятельно. Затем исследователи изучили вес младенцев и риск прерывания беременности. Различий не было. 

В 2017 году в Англии было опубликовано более масштабное исследование: за жизнью детей, зачатых искусственным способом, наблюдали вплоть до окончания средней школы. Различий в успехах в обучении у детей не было. 

Главный риск таков: если намерение завести детей появится у пары слишком поздно, она может остаться без детей. Важно отметить, что это не проблема самого ребенка — он просто не появится на свет.

«Если откладывать вопрос рождения детей, есть риск остаться без детей насовсем. Для благополучия ребенка здесь рисков нет, даже наоборот».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.