В российском городке Приморск к югу от Выборга скоро начнется строительство нового большого торгового порта. Проект частного порта пользуется полной поддержкой российского правительства, но вот местное население тревожат возможные экологические последствия.

У России большие планы по развитию портов на побережье Финского залива. Когда президент Путин распорядился уйти из прибалтийских портов, один за другим стали появляться новые портовые проекты. Самый крупный и важный из них планируется создать в Приморске на Карельском перешейке.

В городе уже есть большой нефтяной терминал, а этим летом там начнут строить еще и торговый порт общего назначения. Порт будет в пять раз больше, чем хельсинкский, а его пропускная способность составит 70 миллионов тонн грузов в год — в первую очередь угля, минеральных удобрений и зерна.

Жители города и активисты хотят остановить строительство порта

Крупнейший российский порт находится на южном берегу Финского залива. Через Усть-Лугу проходит около 100 миллионов тонн грузов ежегодно, а это почти половина всего грузооборота России.

Москва давно была недовольна портами вокруг Финского залива и требовала увеличить их пропускную способность, особенно большое значение придавая зерну. Цель — поднять ежегодный экспорт зерна в этом регионе с нынешних 165 тысяч тонн до как минимум 7 миллионов.

Частный проект строительства порта в Приморске уже получил зеленый свет от российских властей. Но есть у него и множество противников. Местные жители и группа защитников природы объединили силы и изо всех сил пытаются помешать строительству.

«Корабельный трафик в Финском заливе и так очень интенсивный, море просто не выдержит еще большей нагрузки», — говорит Марина Паркина, которая координирует деятельность противников порта.

Прошлым летом в Приморске прошли демонстрации, на которых 400 человек подписали петицию с требованием свернуть проект.

Лес исчезает

«Жители Приморска тревожатся, что угольный терминал будет загрязнять воздух, — говорит Паркина. — Кроме того, все в шоке, что вырубают столько леса».

Чтобы построить порт, компании нужно очистить от деревьев 350 гектаров. Проект подразумевает новые дороги на Карельском перешейке — автомобильную и железную. Лес уже начали вырубать, и жители очень недовольны тем, что компания никого не оповещает о своих планах.

Также для постройки порта требуется углубить дно, удалив оттуда 12 миллионов кубометров земли. А район находится напротив охраняемого природного заповедника, где обитает исчезающий вид — балтийская кольчатая нерпа.

Строительная компания подчеркивает, что она создаст более 3 тысяч новых рабочих мест, а сама стройка окажет на экологию «минимальное воздействие».

«Наш порт — это проект об ответственности: перед государством, обществом и окружающей средой. Создавая современный, высокотехнологичный и экологически чистый портовый комплекс, мы думаем на несколько шагов вперед и предугадываем потребности рынка, понимая, что успех проекта невозможен без его стопроцентной синергии с окружающей средой и социумом», — написал генеральный директор Андрей Сизов на сайте компании.

Хороший друг Путина

Портовый проект требует минимум 2,2 миллиардов евро инвестиций. За компанией стоит группа российских бизнесменов.

Одна треть принадлежит Илье Траберу, бизнесмену с противоречивой репутацией, у которого в 1990-е годы были тесные связи с организованной преступностью Санкт-Петербурга. Кроме того, Трабер — один из давних партнеров по бизнесу самого Владимира Путина, который тогда был в Петербурге вице-губернатором.

«Компания могла проигнорировать правила и сообщать полуправду, ведь у ее владельцев хорошие связи с Кремлем», — считает Паркина.

Сейчас активисты собирают деньги, чтобы обратиться к независимым экспертам-экологам, которые всесторонне проанализируют проект порта. Если они найдут несостыковки, дело отправится в суд.

Новые протесты?

Активисты все еще надеются остановить строительство. В то же время они понимают, что шансы невелики.

«В современной России единственная возможность остановить опасные для окружающей среды большие проекты — это уличные протесты», — говорит Паркина.

Однако из-за ограничений в связи с коронавирусом проводить демонстрации невозможно.

«Раньше Приморск был закрытым городом, и его жители всегда вели себя осторожно, — говорит Паркина. — Все против порта, но люди боятся. Если открыто протестовать, будут проблемы с властями. У меня самой уже был обыск, и меня до сих пор преследует служба безопасности. Но если хочешь на что-то повлиять, нужно быть активным и иногда протестовать. Других вариантов нет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.