«Я сам поляк, вот уже два года я женат на украинке», — рассказывает владелец польско-украинского брачного агентства из Кендзежина-Козле Здислав Кершко (Zdzisław Kierszko). — Я очень доволен свой нынешней жизнью. Надя — моя третья жена, две предыдущие были польками, но счастье я обрел только рядом с украинкой«.

Как утверждает Кершко, интерес поляков к украинкам не снижается, напротив, количество клиентов его агентства продолжает увеличиваться, однако, пандемия сделала невозможными встречи: из-за закрытия границ у украинок нет возможности приехать в Польшу с туристическими целями. «Однако в Польше находится много украинских женщин, которые здесь живут и работают. Даже те, у кого остались на Украине мужья, ищут себе у нас партнеров».

Почему поляки так охотно вступают в брак с украинками? Украинки умеют довольствоваться тем, что имеют, и в первую очередь — ценить мужчин, отмечает Здислав Кершко: «У полек растут запросы, ожидания, им постоянно мало того, что у них есть. Об этом я читаю в письмах от своих клиентов. Они пишут, что поляку, чтобы привлечь польку, приходится лезть из кожи вон. У украинок таких завышенных ожиданий нет, кроме того, они ценят мужчину как главу семьи».

Открытость к другой культуре?

Как показывает исследование, проведенное в 2019 году профессором Петром Шукальским (Piotr Szukalski) из Лодзинского университета, количество польско-украинских браков в последние 20 лет постоянно увеличивалось (298 в 2011 году, 424 в 2013, 573 в 2015, 1 035 в 2017, 1 338 в 2018). Хотя, как утверждает ученый в работе «Польско-украинские браки: видим ли мы влияние украинской иммиграции в Польшу?», определенное число межнациональных браков заключается в стране происхождения супруга-иностранца или в стране проживания. Как следует из анализа данных, поляки заключают в три-четыре раза больше межнациональных браков за границей, чем на родине.

В чем кроется причина того, что поляки стали чаще жениться на украинках? «Мы все менее негативно относимся к представителям иных культур, — говорит Анна Кеджиньска-Туи (Anna Kiedrzyńska-Tui), культуролог из варшавского Университета социальных и гуманитарных наук. — Изменение позиции заметно как в статистических данных, так и в социальных сетях. Человек, принадлежащий к другой культуре, чужак, кажется нам уже не таким страшным. Мы сталкиваемся с феноменом „глобальной деревни", а также изменением сознания самого молодого поколения, то есть людей 17-35 лет, которые осознают, что обычным явлением в глобальном мире становится миграция. Не имеет значения, откуда и куда, идет ли речь об украинцах или о белорусах, которые становятся вторым по численности этническим меньшинством в Польше после уроженцев Украины. В целом украинцы и белорусы — это 65% мигрантов. Мы имеем дело с серьезными культурными переменами, молодое поколение говорит, что мигрантам нужно обеспечить нормальное достойное существование, оно не хочет мириться с тем, чтобы их считали людьми второго сорта. Можно рискнуть выдвинуть тезис, что Польша становится все более мультикультурной, неоднородной. С культурологической точки зрения в этом масса плюсов».

Сообщество важнее, чем я

39-летний Петр работает оператором на крупном телеканале. Вот уже шесть лет он женат на Украинке Анне. «Когда я работал в так называемом шоу-бизнесе, у меня была возможность познакомиться с множеством женщин, но ни с одной мне не удавалось выстроить длительные, прочные, реальные отношения, — рассказывает он. — В какой-то момент я осознал, каковая моя система ценностей, что для меня важно. Я понял, что, например, не люблю каждую пятницу развлекаться всю ночь до утра, не хочу выплачивать кредит за огромную квартиру и вкалывать до смерти, лишь бы „жить на уровне". Я искал такую женщину, которая это примет. На конных соревнованиях на Украине я познакомился с Анной — ветеринаром».

Коллеги Петра по работе подшучивали, что он женился на Анне для того, чтобы она для него готовила, стирала и убирала. «Именно такие ассоциации возникают у поляков с украинками, — говорит он с обидой в голосе. — Между тем это женщины (по крайней мере, такие мне встречались) с устойчивой психикой, они не впадают в истерику по любому поводу, а свежий гибридный педикюр — это для них не главная цель в жизни», — добавляет он язвительно. Петр полагает, что все дело в иной культуре — не столько менее современной, сколько менее сосредоточенной на индивидуальных потребностях. «У нас царит культ индивидуума. На первое место ставятся собственные ощущения, дела, потребности. Мне кажется, на Украине не так, там важнее сообщество».

Стереотипные представления на тему женщин с Востока

«В Польше продолжают существовать стереотипные представления на тему женщин с Востока. Считается, что украинки, белоруски более ориентированы на традиционное распределение ролей в семье, предпочитают заботиться о домашнем очаге, пока их партнер зарабатывает на жизнь, — отмечает Анна Кеджиньска-Туи. — Такие женщины тоже наверняка попадают в Польшу, но следует взглянуть под этим углом зрения на полек. У нас есть исследования, которые четко показывают, что в Польше большинство женщин остаются дома и занимаются семьей, они не такие уж эмансипированные.

Думаю, часть мужчин, выбирающих в жены украинок, хочет видеть себя в рамках традиционного распределения женских и мужских ролей, а поэтому они направляют свои поиски туда, где, как они считают, такой стереотип еще жив, не осознавая, что это именно стереотип. Раз поляки верят, что на Украине и в Белоруссии до сих пор живут сторонницы традиционного распределения ролей, то они начинают искать партнерш именно там», — заключает культуролог.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.