Судя по опросам общественного мнения, большинство россиян считают главной причиной изменения климата деятельность человека.

В последние годы проблемы экологии стали рассматриваться и на политическом уровне. Однако не похоже, что у руководства России есть желание или способность отказаться от экономической и государственной системы, которая опирается на ископаемое топливо.

Профессор Вели-Пекка Тюнккюнен (Veli-Pekka Tynkkynen) считает, что Евросоюзу, покупающему две трети экспортируемых из России энергоносителей, нужно повлиять на Россию в вопросе перехода от ископаемой энергии к возобновляемой.

Если Россия по-прежнему будет зависеть от экспорта углеводородов, в то время как мировые рынки его сбыта будут сокращаться, могут возникнуть риски для безопасности, считает профессор.

«Какой будет Россия, опирающаяся на ядерное оружие и ископаемую энергию, если она будет нести убытки на рынках? Не думаю, что в такой ситуации Россия будет вести себя правильно — как в отношении своих граждан, так и в отношении других стран», — рассуждает профессор Хельсинкского университета Тюнккюнен.

Возможность перемен в России усложняется «проклятием» обилия нефти, угля и газа и тем, что администрация Владимира Путина политически зависима от властных структур, связанных с производством и экспортом полезных ископаемых.

Вели-Пекка Тюнккюнен подробно рассматривает связь энергетической политики России с ее внутренней и внешней политикой в книге «Энергия России. Углеводородная культура и изменение климата», вышедшей в 2020 году.

Давление со стороны граждан страны пока недостаточно сильное.

«Климатическую политику сейчас диктуют политические и экономические элиты. Общественные движения и политические партии пока не играют в этом значимой роли», — пишут старшие исследователи Юсси Лассила (Jussi Lassila) и Марко Сидди (Marco Siddi) в новом отчете Института международной политики Финляндии (UPI).

На уровне заявлений в руководстве России подчеркивается важность борьбы с изменением климата — например, Путин и сам сказал, что потребление нефти в будущем сократится. Страна является участником Парижского соглашения по климату, и в отчетах министерского уровня сообщается, что климат в России теплеет быстрее, чем в среднем в мире, что может привести к серьезным проблемам, если с этим ничего не делать.

По словам Тюнккюнена, в администрации Путина могут быть люди, которые уже осознают, что нужно начинать действовать по-другому.

«Вероятно, в связи с этой темой усилились какие-то внутренние разногласия».

Несмотря на все заявления, признаков отказа от ископаемых источников энергии не наблюдается. Об этом свидетельствует и государственная поддержка развития углеводородной промышленности, что делает разработку альтернативных источников нерентабельной.

«И хотя об огромном потенциале России в вопросах возобновляемой энергии говорят уже десятилетиями, действий в этом отношении очень мало».

Внешнее давление на Россию создает программа «Зеленый пакт для Европы» (Green Deal), которая стремится достичь нулевого нетто-выброса парниковых газов к 2050 году. Согласно оценкам, эта программа снизит спрос на российские уголь и нефть, а также спрос на газ в Европе после 2030 года.

По словам Тюнккюнена, Европе, покупающей большое количество нефти и газа, нужно «активнее использовать тот рычаг, который у нас пока имеется», и скорректировать импорт таким образом, чтобы перемены в производстве и потреблении энергии происходили и в России. Вопросы климата и энергии должны занимать ведущую роль во внешней политике, а не быть темой «помягче», которую поднимают при возникновении разногласий в других вопросах.

По мнению Вели-Пекки Тюнккюнена, программа Green Deal и планируемое ЕС увеличение пошлин при ввозе полезных ископаемых преподносится администрацией Путина как атака Запада против России и нечестное ограничение конкуренции. Хотя это изменение может принести пользу и самой России.

Использование солнечной энергии и энергии ветра принесло бы России экономическую выгоду. В то же время изменения в использовании энергии дадут России, которая всегда хотела считать себя великой державой, новую возможность выступать как ведущий глобальный деятель.

«Благодаря экологической политике, основанной на серьезных действиях, Россия могла бы получить такой международный статус, когда ее будут ценить за положительные действия, а не порицать за шантаж. Только вот пойдет ли на это Россия», — рассуждает Тюнккюнен.

Россия — четвертый крупнейший в мире источник диоксида углерода. В сравнении с уровнем 1990 года выбросы сократились примерно на 50%, что частично было связано с экономическим кризисом в 1990-е годы и замедлением роста в 2010-е годы.

Кроме того, что Россия производит 4% мировых выбросов, важный фактор — способность российских лесов и вечной мерзлоты сдерживать распространение вредных тепличных газов. Россия в любом случае играет очень важную роль в международной климатической политике.

Исходя из результатов работы Лассилы и Сидди, политизация климатических проблем на местах, к примеру, в вопросе переработки отходов, показывает, что в России воздействие снизу тоже может оказывать большое влияние, хотя общая обеспокоенность изменением климата в стране значительно меньше, чем на Западе.

«В России нет групп, изучающих изменение климата, которые были бы достаточно влиятельными, чтобы изменить отношение страны к международной климатической политике», — сообщается в отчете.

В современной России часто утверждается, что экологические организации продвигают западные интересы и ставят под угрозу национальные интересы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.