Нью-Йорк — Начало суда над бывшим офицером полиции Миннеаполиса Дереком Шовеном вернуло в центр внимания расовый вопрос, обострившийся с тех пор, как 25 мая 2020 года под коленом Шовена оборвалась жизнь Джорджа Флойда. Массовые городские протесты, сбрасывание памятников Конфедерации и культурные войны, развернувшиеся в университетских кампусах, заставили многих поверить, что, наконец-то, Америка сможет добиться некоего подобия расовой справедливости. Однако для достижения подлинных и долговременных изменений этим вопросом должны напрямую заняться правящие институты Америки.

Понимая всё это, член Палаты представителей Барбара Ли из Калифорнии и сенатор Кори Букер из Нью-Джерси внесли проект резолюции, призывающей к созданию «Американской комиссии по установлению истины, расовому примирению и преобразованиям». А член Палаты представителей Шейла Джексон Ли из Техаса при поддержке ещё 169 депутатов внесла законопроект номер H.R.40, который призывает к созданию национальной комиссии для анализа наследия расовой несправедливости в США, начиная с рабства и заканчивая полицейскими и тюремными нарушениями в наши дни. Ещё важнее то, что комиссия, которая может быть создана в соответствии с H.R.40, займётся крайне острым вопросом выплаты репараций потомкам рабов.

Хотя репарации стали горячей темой в культурных войнах, американцам стоит напомнить, что правительство США уже принимало подобные решения. При президенте Джордже Буше-старшем, а затем при президенте Билле Клинтоне, около 82 тысяч американцев японского происхождения, которые были интернированы в Америке во время Второй мировой войны, получили чеки с репарационными выплатами.

В ходе предвыборной президентской кампании 2020 года кандидат Джо Байден обещал стремиться к «осмыслению» расистского прошлого не только на словах, но и с помощью структурных изменений, помогающих устранить несправедливость расовой дискриминации. «Потребуется нечто большее, чем просто разговоры, — сказал он. — Давайте поклянёмся сделать, наконец-то, наше время эпохой действий для победы над системным расизмом с помощью давно назревших, конкретных изменений». Оказавшись в Белом доме, Байден может проявить лидерские качества и возглавить организацию широкой (потенциально даже двухпартийной) поддержки законов, подобных законопроекту, внесённому Ли.

Чтобы понять, как могло бы выглядеть осмысление расового прошлого по-американски, мы можем обратиться к опыту других стран, которые официально занимались устранением исторической несправедливости. Здесь можно вспомнить о Комиссии правды в Аргентине (она работала под лозунгом «Чтобы никогда не повторилось»), о процессах восстановления справедливости в ЮАР после апартеида и в Чили после Аугусто Пиночета. В каждой из этих стран после установления демократии были предприняты шаги для расследования, документирования и компенсации злодеяний предыдущего режима. Идея заключается в том, что общество сможет двигаться к более инклюзивному будущему, лишь проведя чёткую линию под своим прошлым.

Чтобы стать эффективной, американская комиссия по вопросам расового примирения и структурной несправедливости должна быть беспартийной, включать пользующихся доверием представителей всех социальных групп, обеспечить всестороннее выяснение фактов и выработать компенсационные меры. Рассказы жертв сегрегации и массовых тюремных заключений, выживших членов семей, историков рабства помогут сфокусировать общественное внимание и прояснить оспариваемые идеи, при этом свидетельские показания могут транслироваться по телевизору, в социальных сетях и через другие каналы.

Помимо процедурных вопросов имеется ещё более трудный вопрос конечной цели всех этих действий. Широкий консенсус относительно американской истории расовой несправедливости отсутствует, поэтому очевидной целью должна быть работа по достижению национального единства. Но будет ли возможно такое единство, если в этот процесс будет включён финансовый элемент, например, репарации? Многое будет зависеть от масштабов компенсаций; в случае с интернированными американцами японского происхождения масштаб был довольно скромным.

Столь же уместен и другой вопрос: а будет ли этот процесс предусматривать иммунитет от уголовного преследования для тех, кто признаёт вину в прошлых преступлениях. В ЮАР раскрытие фактов насилия во времена апартеида обменивалось на амнистию. В Северной Ирландии в рамках соглашения Страстной пятницы католики и протестанты взаимно согласились выпустить противников, находившихся в тюрьме. Уже в наши дни сотрудничество с Комиссией правды в Колумбии позволяло смягчить наказание боевикам ФАРК, а также солдатам и членам крайне правых военизированных группировок.

Смысл обращения к этим примерам не в том, чтобы провести прямое сравнение с США. Ситуация каждой страны уникальна, и таким же должен быть и процесс исправления ошибок прошлого. Однако есть один общий элемент в этих предшествовавших случаях примирения — важно правильно выбрать время. Усилия, которые оказались бы неудачными в определённый период времени, могут стать успешными, когда меняются базовые культурные и политические условия. А когда процессы установления истины и примирения запущены, они могут сами оправдать себя, просвещая общество и находя выход из тупиков, которые давно мешали определению ответственности.

В США Байден и вице-президент Камала Харрис (бывший прокурор) попали в Белый дом благодаря огромной волне поддержки, в том числе со стороны множества новых избирателей. Избравшись с чётким мандатом, Байден сохраняет поддержку на уровне значительно выше 50%, а это порог, который Дональду Трампу ни разу не удавалось преодолеть. Подобно Нельсону Манделе, Вацлаву Гавелу и Раулю Альфонсину (первому демократически избранному президенту Аргентины после падения военной диктатуры), Байден и Харрис вели свою кампанию, обещая добиться ответственности и национального единства.

Но хотя Байден лично заявляет о поддержке комиссии по изучению вопроса репараций, проведённый прошлым летом опрос Reuters/Ipsos показал, что большинство американцев, в том числе треть демократов, выступают против идеи использования Америкой «денег налогоплательщиков для выплаты компенсаций потомкам порабощённых людей». Ещё предстоит увидеть, смогут ли политические лидеры и открытый процесс установления фактов изменить мнение людей. Впрочем, рано или поздно американцам придётся понять, что у них есть единственный путь вперёд — разобраться с тем, что у них позади.

Рути Тейтель — профессор сравнительного права Эрнста Штифеля в Нью-Йоркской юридической школе. Готовится к выходу ее книга «Исправление наших глобальных ошибок: роль президентского лидерства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.