В чем секрет русского чуда? Как россияне, по словам своих высших руководителей, победили в борьбе над коронавирусом? «Это ложь», — говорит в интервью «ДеникН» пожалуй наиболее известный российский демограф Алексей Ракша. Ему оппонирует биолог Лариса Попович из ВШЭ: «Трафик, тестинг и трейсинг!» Вот что, по ее мнению, кроется за российскими успехами.

В России пандемия коронавируса, скорее всего, достигла пика в конце прошлого года. Однако последствия страна ощущает до сих пор. Органы власти рапортуют о победе над пандемией, которая сопоставима с победой в так называемой Великой Отечественной войне. Тем не менее реальная ситуация, по мнению независимых экспертов, другая.

Из официальных источников можно понять, что в январе 2021 года в России умерло на 33,9% больше, чем в прошлом году. В Ингушетии, Санкт-Петербурге, Калининградской и Архангельской области, в Карачаево-Черкессии и на Камчатке умерло на 50% больше людей, чем годом ранее.

И тем не менее по сравнению с Чешской Республикой Россия, если судить по российским правительственным СМИ и страницам органов, занимающихся борьбой с пандемией, например stopkoronavirus.rf, справляется с вызовом в виде коронавируса прекрасно, в отличие от нас.

Сегодня, по официальным данным, в Российской Федерации ежедневный прирост заболевших составил 9270. В Чехии их было 14353.

Если сравнивать по числу выявленных случаев за год пандемии, то Чехия обошла Россию, показав в 14 раз большее число заболевших. Это в абсолютных числах, а не в пересчете на миллион населения.

Почему же нам не следует доверять российским официальным данным? Об этом рассказывает независимый демограф Алексей Ракша.

Deník N: Как вы объясняете, что в России ситуация с коронавирусом сейчас выглядит более благоприятной, чем у нас в Чешской Республике?

Алексей Ракша: В России значительно большее количество людей уже переболели ковидом…

— …И умерли?

— Да. 430 тысяч человек уже умерли. Просто мы уже пережили самое худшее. Однако у вас избыточная смертность в общей сложности все еще ниже, чем у нас.

— Таким образом, секрет российского успеха кроется, прежде всего, в манипуляциях данными, цифрами и статистикой?

— Да.

— Вы хотите сказать, что поэтому у нас и у вас ежедневный прирост заболевших практически идентичный: около десяти тысяч? Время от времени мы в ЧР, где проживают чуть менее 11 миллионов человек, причем в условиях частичного локдауна, регистрируем 15 тысяч положительных тестов в сутки, а вы — менее десяти тысяч в условиях значительно более свободного передвижения людей…

— Не обращайте внимания на официальную статистику Роспотребнадзора. Я перестал пользоваться ею еще в прошлом году. Просто не смотрите ее. То, о чем вы говорите, результат российской лжи.

— Можно ли вообще предположить, сколько у вас прибавляется зараженных?

— Можно. Сейчас из-за коронавируса по всей России каждый день умирает около 800 человек. Значит, две недели назад ежедневно ковидом заболевали около 80 тысяч.

— Но было и хуже, да?

— В декабре ежедневно из-за коронавируса погибали 3200 человек, а значит, в ноябре у нас ежедневно заболевали 320 тысяч человек.

— Получается, теперь будет только лучше? Пик заболеваемости пройден?

— Да. Худшее у России уже позади. Умерли 430 тысяч человек, зараженных коронавирусом. Переболели им 30% населения.

— Но откуда у вас эти данные, которые вы явно считаете правильными, если, по вашим же собственным словам, на официальную статистику не нужно даже смотреть, а тем более полагаться?

— Ориентироваться можно только на некоторые ЗАГСы. Некоторые данные можно найти в Росстате. Только потом можно проанализировать официальную статистику Роспотребнадзора.

Скажем, в Татарстане в период, когда пандемия у нас достигла пика, по официальной статистике, от ковида-19 за пять недель не умер ни один человек.

В Кировской области за 20 дней каждый день умирало по одному человеку. Когда подобных сомнительных статистических примеров у вас сотни, можно делать определенные выводы.

Кроме того, Россия не придерживается методики, предложенной Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) для подсчета смертей от ковида.

— Почему ЗАГСы и статистическая служба не манипулируют данными?

— Боятся. Больше всех лжет Роспотребнадзор и российское Министерство здравоохранения. Когда будет дан приказ не публиковать честные данные, то ЗАГСы и статистическая служба просто перестанут публиковать любые данные.

Роспотребнадзор и, например, stopkoronavirus.rf (специальный сервис, каждый день публикующий данные о вакцинации, смертях от ковид-19, недавно заболевших и вылечившихся — прим. авт.) откровенно и нагло врут. Поскольку это политические ведомства, политические проекты, они подчиняются приказу лгать. ЗАГС может прекратить публиковать данные, но лгать не будет.

— А Росстат, откуда вас выгнали?

— Не врет, а скорее замалчивает. Меня выгнали не за работу в организации, а за интервью, которое я дал. Я уже не хотел больше молчать.

— То есть вы хотите нас, чехов, успокоить? У нас еще не все так плохо, как было в России, скажем, осенью? Просто наши власти не манипулируют данными и говорят жестокую правду? Те, кто хочет, чтобы мы у вас учились, раз вам удалось победить пандемию, по-вашему, ошибаются?

— Успех России — во лжи. Вы посмотрите на цифры: в России избыточная смертность составляет 430 тысяч человек. При пересчете на численность населения Россия тут занимает третье или четвертое место в Европе. Нас опережают только Албания и Македония. Мы идем вровень с Испанией.

Если обратиться к данным за 2020 год, то мы увидим: в Албании 26% избыточной смертности, в Македонии — 22%, в России — 20%, в Испании — 19%, а в Чешской Республике — десять процентов.

— Но если у вас худшее уже позади, то мы это, по всей видимости, переживаем сейчас…

— Да. У вас сейчас стремительно растет избыточная смертность, и вы приближаетесь к первым местам. У нас худшее позади. Все уже умерли.

— Поэтому у вас резко упала заболеваемость ковид-19? Вы переболели?

— Да. Заболеваемость по сравнению с прошлым годом действительно сократилась в четыре — пять раз.

Демограф Алексей Ракша получил известность в России и за рубежом после того, как в июне прошлого года вынужденно ушел из Федеральной государственной службы статистики. «Это произошло не по моей воле и не по воле Росстата», — заявил он тогда СМИ и намекнул, что его руководству приказали уволить его.

Причиной конфликта стали его сомнения, публично высказанные относительно достоверности данных о заболевших ковид-19 и числе умерших от него. Ракша утверждает, что официальные данные статистики нужно увеличить в три — четыре раза, чтобы понять реальное положение дел.

Алексей Ракша изучал демографию в Высшей школе экономики, а затем финансы и кредит в Финансовой академии при правительстве РФ. Он работал в Росстате, откуда ему пришлось уйти после того, как он сделал ряд откровенных заявлений для СМИ и его имя в связи с пандемией в России появилось, например, в «Нью-Йорк таймс».

Наша отсталость превратилась в наше преимущество

Кандидат биологических наук, директор Института экономики здравоохранения при ВШЭ Лариса Дмитриевна Попович не разделяет мнения демографа. Она считает борьбу России с пандемией успешной.

Deník N: При взгляде на официальные данные о пандемической ситуации в России кажется, что вы близки к победе. Но некоторые эксперты в этом сомневаются. По-вашему, за российскими успехами не кроются манипуляции статистическими данными?

Лариса Попович: На мой взгляд, причин манипулировать статистикой нет. Есть определенные условия жизни в России. В большинстве регионов у нас очень низкая плотность населения. А значит, люди мало контактируют.

Из-за климата наше население менее мобильно. Наконец, вовремя были введены разные административные меры.

Кроме того, централизация гигиенических служб позволила быстро мобилизовать все источники, необходимые для тестирования и трейсинга. Я имею в виду стратегию трех «т»: трафик, тестинг и трейсинг. Мы отслеживали всех, кто к нам приезжает. Мы их тестировали и выявляли все контакты.

— Сталкивались ли вы когда-нибудь с подобной угрозой, раз оказались такими подготовленными?

— Традиция и навыки борьбы с инфекциями у нас на довольно высоком уровне. Да, мы отстаем от вас в борьбе с инфекционными заболеваниями, в том числе потому, что уровень инфекций у нас остается высоким. Но этот недостаток теперь превратился в преимущество. В плюс.

— Климатические условия, о которых вы сказали, помогли вам или, скорее, осложнили ситуацию?

— Климат в определенной мере предопределяет облик эпидемии. Наши люди при холодной погоде болеют меньше.

— Но в больших городах, таких как Санкт-Петербург и Москва, это не совсем так…

— Да, там стратегию трех «т» реализовать не удалось. Поэтому на борьбу с пандемией пришлось выделить огромные средства.

— Чья заслуга в том, что вам удалось (или не удалось) справиться с пандемией? Правительства?

— Новое правительство было назначено незадолго до начала эпидемии. Оно создало идеальную, жесткую вертикаль, которая сразу же сработала. Логистика и организация напрямую подчинялись правительству. Работа велась практически по законам военного времени.

И наши люди очень легко согласились на подобную модель. Хотя меры могли быть и более жесткими.

— Но демограф Алексей Ракша утверждает, что ваше правительство не стремилось организовать борьбу с пандемией, а предпочло скрывать реальное, трагическое положение дел. Почему нам не стоит верить его данным?

— Он допускает прагматичные неточности. Но важно понимать, что эпидемия еще не закончилась, и какой будет ситуация через полгода, когда погода изменится, и морозы сменятся слякотью, пока сказать сложно.

Большую роль играет и поведение населения. А оно, в том числе, зависит от способности власти наладить диалог с населением и убедить его в важности соблюдения мер безопасности. Это одно из главных условий успеха в любой стране, которая борется с массовой заболеваемостью.

Нужно достучаться до разума людей и понятно им объяснить, какие меры действуют. Если вы ведете нормальный диалог и объясняете понятно, то население реагирует и ситуация улучшается.

— То есть, по-вашему, данные о высокой избыточной смертности не свидетельствуют о провале России в борьбе с пандемией и желании правительства манипулировать статистикой?

— Ракша оценивает ситуацию несколько тенденциозно. Однобоко. Но у него есть право на собственное мнение. Только не нужно считать его истиной в последней инстанции.

Между данными о смертности и данными о заболеваемости нет такой взаимосвязи. Число заболевших невозможно определить, разделив число смертей на среднюю смертность от ковида в мире. (Этот метод вполне обоснован, если учитывать только смерти, превышающие средние показатели за много лет — прим. авт.)

Заболеваемость ковидом очень различается в разных регионах и зависит, в том числе, от возможности тестировать население. Свою роль явно играет и генетика, а также фенотипические признаки популяции. В разных регионах присутствуют разные мутации, которые отличаются заразностью. Кроме того, нужно знать, что в России мы госпитализируем намного чаще, чем за рубежом. И среди заболевших много молодых, поскольку наше старшее поколение очень дисциплинировано.

В общем, существует много факторов, которые нельзя забывать. Не стоит видеть ситуацию так однобоко, как ее описывает демограф Ракша. Все это нам еще нужно будет проанализировать и установить взаимосвязи.

— Но при сравнении разных стран уже сейчас многое становится понятно…

— Нельзя вот так просто сопоставлять разные страны. Прогнозы, которые оправдываются в одной стране, не обязательно сбудутся в другой.

— Но вы согласны с тем, что по данным ЗАГСов во многих областях страны резко выросла смертность и падает рождаемость?

— Не вижу тут большой загадки. Эпидемия ведет к росту смертности не только из-за собственно заболевания, и из-за страха перед ней и ограниченного доступа к медицинской помощи.

Так происходит во всем мире. Поэтому мы должны вместе дождаться конца этого стресса и постепенно преодолеть его последствия.

Вы занимаете несколько тенденциозную позицию и тенденциозно выбираете данные. Не нужно искать кошку в темной комнате. У любой статистики во время пандемии могут быть дефекты, и об этом пишут и в Соединенных Штатах, и у вас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.