Журналисты и работники вещания обязаны проявлять скептицизм, особенно в отношении заявлений, которые делают богатые и влиятельные люди. До вчерашнего дня это не вызывало никаких сомнений. Но вот Пирса Моргана выгнали с программы «Доброе утро, Британия» за его слова о том, что он не верит ни единому слову Меган Маркл. О чем говорит это изгнание? О том, что мы оказались в дивном новом мире. Получается, что сейчас, когда звучат спорные утверждения из уст самых привилегированных людей, лучше им не возражать. Наш долг — проглотить их и заткнуться.

После скандального интервью госпоже Опре Уинфри, в котором герцог и герцогиня Сассекские заявляют, что их выжили из королевской семьи расистскими намеками, а Маркл объясняет, что у нее на фоне золоченых карет и драгоценностей возникли проблемы с психикой, Морган не стерпел. Он сказал: «Я не поверю ей, даже если она прочтет мне метеосводку». Занимающиеся проблемами психического здоровья благотворительные организации выразили возмущение: мол, вы что-то имеете против людей, у которых проблемы с психикой? Пирс Морган оправдался: по его мнению, «проблемы с психикой» — это очень серьезно, и страдающий от них человек должен обратиться за помощью. Однако он лично, Пирс Морган, все равно сомневается в «достоверности» рассказа Маркл. Такая позиция имеет полное право на существование.

Но только не в том случае, если ты хочешь работать на ITV. Генеральный директор этого канала Кэролин Маккол (Carolyn McCall) вчера однозначно заявила, что верит утверждениям Меган Маркл о проблемах с психическим состоянием и что ITV относится к проблемам психического здоровья очень серьезно. В итоге Морган покинул студию прямо во время передачи после ссоры с коллегой Алексом Бересфордом (Alex Beresford) по поводу утверждений Маркл о расистском отношении к ней. Управление по делам радио, телевидения и предприятий связи объявило о начале расследования на ITV в соответствии с «правилами о нанесении вреда и оскорблении». По имеющейся информации, компания ITV потребовала от Моргана отречься от своих слов или извиниться. Тот отказался, и они расстались.

Мы видим здесь возникновение нового журналистского стандарта. Видимо, существуют определенные утверждения, в которых нельзя сомневаться и которые нельзя оспаривать. Когда кто-то говорит, что он (она) — жертва расизма или что он — человек с психическими проблемами, такому человеку журналисты обязаны верить целиком и полностью. Все знают, что рассказы людей могут быть предвзятыми, что их могут неверно понять. А еще (ходят такие слухи) — что некоторые люди просто лгут. Но чтобы показаться добродетельными и благонравными в некоторых непростых вопросах, мы в определенных обстоятельствах видимо должны делать вид, что это не так.

Все сказанное Гарри и Меган об отношении к ним в королевской семье может оказаться правдой. Но это не значит, что мы должны верить им на слово. Ключевые моменты этого рассказа уже опровергнуты или вызвали сомнения. Не названо имя и не приведено никаких деталей в связи с ключевым «неоспоримым доказательством» — что какой-то член королевской семьи выражал «обеспокоенность» по поводу цвета кожи их детей. А идея о том, что британская желтая пресса вела кампанию ненависти против Меган, основана на кучке многократно использованных примеров, которые вырваны из контекста.

Теперь обвинительницу сделали святой. Усомниться в заявлениях тех, кто надевает на себя мантию жертвы, значит проигнорировать их «жизненный опыт». Это опасный прецедент, особенно в отношениях с людьми властными и влиятельными. На фоне всех этих безумных утверждений о «привилегиях», которые получили широкое распространение, мы как будто забыли, что речь в данном случае идет о герцоге и герцогине. Получается одно неравенство поверх другого: политика идентичности стала дополнительным средством защиты для уже привилегированных людей. Особую тревогу вызывает то, что Маркл сама пожаловалась ITV.

Пирс Морган в данном случае не жертва. Его не подвергли остракизму, и он вполне может получить доходное местечко на новостном канале GB News. Но та атмосфера, которая сложилась вокруг утверждений Меган, может очень негативно сказаться на свободе СМИ. Общество редакторов уже вынуждено смягчить сделанное ранее заявление, в котором оно защищает СМИ от обвинений в расизме, прозвучавших из уст герцога и герцогини Сассекских. Депутаты-лейбористы подхватили эту историю и снова начали настаивать на регулировании прессы. А тот факт, что контролирующее ведомство ведет расследование на программе «Доброе утро, Британия» по подозрению в «нанесении вреда и оскорблении», дает очень тревожное представление о том, какой может стать пресса, если ее начнут регулировать.

Свобода прессы возникла на разоблачении, критике и оскорблении монархии. Радикал XVIII века Джон Уилкс (John Wilkes) в то время, когда за критику короны можно было попасть за решетку, высмеивал королевский двор и выступал с грубыми инсинуациями насчет отношений премьер-министра с матерью короля. На его фоне Пирс Морган выглядит как ведущий программы о садоводстве. Сегодня даже скептического отношения к нашим новым прогрессивным монаршим особам достаточно, чтобы стать отщепенцем. Сейчас, как и тогда, гонения на СМИ помогают только власть имущим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.