В социальных сетях не счесть выражений недовольства левой прессой. Десяток читателей уходит, сотня приходит, утешаются они. Тем не менее недоверие к почтенным изданиям не только исходит от читателей, но и пускает корни в самих редакционных командах. Там углубляется раскол. «Период очень напряженный», — признал летом журналист «Либерасьон». «Между нами напряженность, возникли разногласия», — подтвердила его коллега из газеты «Монд».

В отличие от 1920-х годов разногласия касаются не экономической и политической модели (классовая борьба против социал-демократии), а самых острых социальных вопросов: прежде всего феминизма, меньшинств и ислама. Раскол проходит между поколениями: воспитанная интернетом молодежь нередко путает журналистику и активизм, тогда как старших коллег обвиняют в стремлении сохранить доминирующее положение. 

Республиканцы против демократов?

Руководство «Монд» пытается взять на себя роль арбитра: оно сформировало редакционный комитет по инклюзивной орфографии и ввело правила для «новых слов антирасизма», которые должны употребляться умеренно. Эти пока что относительно скромные шаги, судя по всему, преследуют одну цель — удовлетворить стремящуюся к переменам базу.

Дело в том, что в политике правые ведут ожесточенное противостояние вокруг людей, тогда как левые спорят об идеях. Раздирающие их течения приобрели силу настоящих ураганов. Интересующие нас газеты еще не дошли до такой стадии, но в них нарастает раздражение. Лицом к лицу столкнулись два фронта (тут, конечно, возможны нюансы): универсалисты против мультикультуралистов, консерваторы против прогрессистов, «принципиальные» защитники светского общества против «инклюзивных». «Республиканцы и демократы», — описывает ситуацию Клод Вейль, главный редактор «Нувель Обсерватер» с 2011 по 2014 год, а ныне политический обозреватель «Nice Matin» и LCI.

Противостояние «республиканцев» и «демократов» уходит корнями в дело о «платках» из Крея 1989 года, когда трех школьниц-мусульманок исключили за отказ снять вуаль. Этот эпизод породил нынешний раскол среди левых по общественным вопросам, разделивший их на два «непримиримых» лагеря, как сказал Мануэль Вальс в 2016 году.

Клод Вейль пришел работать в «Нувель Обсерватер» в 1986 году, в десятилетие зарождения антирасизма. Он хорошо запомнил этот эпизод, из-за которого два лагеря левых устроили настоящую свару. Его издание выпустило нашумевшую статью («Учителя, не сдадимся!») против исламской вуали в школе. Обращение подписали такие писатели и философы как Режис Дебре, Ален Финкелькраут, Элизабет Бадентер, Элизабет де Фонтене и Катрин Кинцлер. 

«Этот материал показался мне очень грубым, — рассказывает Клод Вейль. — Мой начальник Жан Даниэль был за него. Я же придерживался другого курса, был на стороне «демократов», а не «республиканцев», которые всегда отдают предпочтение большинству и представляют его отражением общей воли. Я в силу личного мироощущения и, наверное, жизненного пути больше обращаю внимание на участь меньшинств». L'Obs, наследник «Нувель Обсерватер», смог бы сегодня разместить подобную статью? В 2018 году освещать дело Тарика Рамадана там можно было исключительно в юридическом ключе, а рассмотрение его политического и религиозного прошлого казалось чем-то невозможным. «Если бы вы только знали…» — вздыхает журналистка издания.

Смятение в редакции «Монд»

«Ветер изменился», — с сожалением отмечает бывший журналист «Либерасьон». В левых редакциях победу одержал мультикультурализм. Но универсалисты закусили поводья. «Много малодушия и опасений. Страх обвинений в классовом и расовом презрении, в том числе по коммерческим причинам. Страх угодить в пасть к сторожевым псам, которых формирует эта социология. Страх говорить о Макроне в положительном ключе вплоть до его представления в нацистской эстетике в приложении на выходные дни (29 декабря 2018 года, прим.ред.)», — рассказывает сотрудник газеты, представивший свои извинения после этой публикации.

«Я начинаю реагировать как никогда раньше», — удивляется другой сотрудник издания. Он так и не смог смириться с вышедшим 3 июля материалом об Ассе Траоре, чей брат Адама погиб в возрасте 24 лет в ходе полицейской проверки в 2016 году. По его словам, статья «не представляет никаких контраргументом помимо тех, которые звучат со стороны ультраправых, что автоматически дискредитирует их». «За недостающими здесь сведениями приходится идти в «Валер актюэль» или «Пуэн», — сокрушается читавший материал коллега из «Либерасьон».

Мы связались по телефону с автором статьи Зинеб Дриеф, однако она не захотела ответить на критику и посчитала, что должным образом выполнила работу. Коллега из «Монд» встала на ее защиту: «Было очень важно написать этот материал. Асса Траоре стала иконой молодежи. Существует целое «поколение Траоре», молодые люди 18 лет, которые видят себя в ней, а также Депант, Энель и Тунберг».

Люк Броннер (Luc Bronner), глава редакции «Монд», который в конце года уступит место своему заместителю Каролин Монно, не согласен с обвинениями в адрес газеты в потворстве в деле «Адамы Траоре». «Ведущий дело Николя Шапюи делает прекрасную и полностью объективную работу, — утверждает он. — Мы поместили Ассу Траоре на обложку, но в то же время писали о решении суда в пользу бывшего сокамерника Адамы Траоре, который обвинял его в сексуальной агрессии. Мне показалось важным сообщить об этом в газете». Чтобы восстановить баланс?

Журналистка «Монд» поддерживает руководителя: «Люк — универсалист, как и вся редакция. Когда он освещал события в пригородах, то принял на себя серьезный удар. Он не стал скрывать направленный против белых расизм молодежи из кварталов во время демонстраций в 2006 году».

Прорыв «культуры отмены»?

Связанный с исламом вопрос пригородов, наверное, представляет собой самую сложную тему для левой прессы, которая из принципа стоит на защите самых слабых и считает борьбу с расизмом своей миссией. «Страх смешения понятий, которого необходимо избегать, приводит в ступор некоторых из нас», — отмечают журналисты «Монд» и «Либерасьон». Бывает, что проверка фактов, то есть рассмотрение информации с чисто фактологической точки зрения, подменяет собой анализ проблематики в условиях явлений, которые сдвигают рамки внушавшего уверенность разделения на угнетателей и угнетенных. Исламизм стал настоящей занозой для «нового мира», призванного заменить старый порядок.

История другая, но суть та же. 9 января 2018 года, через три месяца после возникновения движения #metoo против домогательства до женщин, в «Монд» возник «серьезный внутренний кризис». В тот день в 06:42 газета опубликовала на сайте коллективную статью 100 женщин, которую быстро окрестили «статьей Денев». Знаменитая актриса оказалась в числе тех, кто оставили под ней свою подпись. «Мы защищаем свободу приставания, неотъемлемую часть сексуальной свободы», — гласит название статьи.

«Редакция интернет-версии была в ярости, — вспоминает журналистка. — Она не понимала, как наша газета, которая наверстывала отставание после появления #metoo, могла допустить подобное. Были угрозы увольнения». По ее словам, «молодое поколение считает, что определенной полемике не место в газете «Монд». Выход этой скандальной статьи не оставил безразличной и редакцию «Либерасьон». «У нас из-за статьи Денев началась настоящая потасовка», — рассказывает один из сотрудников. Поколение «бумеров», то есть аристократию 50+, обвиняют в сексизме и прочих грехах…

«Хотелось получить гарантии от руководства», — говорит журналист «Монд». Он опасается увольнений за твиты и статьи, которые могут посчитать несоответствующими политике издания, а также опасается цензуры и «культуры отмены», бушующей среди прогрессивной американской прессы. В качестве примера он приводит ситуацию с Бари Вайс, которая ушла в этом году из «Нью Йорк Таймс», куда ее всего три года назад приняли, чтобы расширить интеллектуальное разнообразие в колонке «Мнения».

«Это абсурд, никому, кто не согласен с редакционного политикой, не грозит увольнение из «Монд», — уверяет Люк Броннер. — Единственное, что мы просим от журналистов, которые пишут в Twitter, это вести себя как можно умереннее. Первое в журналистике — это факты, аналитика, интервью, репортажи. Страницы «Дебаты» сделаны как раз для выражения противоречивых точек зрения».

Сотрудники газеты обвиняют руководство именно в том, что оно прикрывается таким разделением журналистики. Они не согласны с «генеральной линией», «предубеждениями» и «активистскими» позициями по меньшинствам. Отличающиеся от этого мнения находят отражения разве что в юмористических работах художника Ксавье Горса или публикациях местных журналистов, таких как Мишель Геррен. Или же книгах-расследованиях: «Община» Рафаэль Бакке и Ариан Шемен о салафизме в Траппе, «Исламизация с открытым лицом» Жерара Даве и Фабриса Льомма. Стоит отметить, что газета даже не посчитала нужным написать на них рецензии. В l'Obs противоположное течение проявилось в деле обозревателя и писателя Пьера Журда. Но сколько лет этим людям?

«Бумеры» против «прогрессистов»

Уроки «бумеров» не пользуются популярностью среди «прогрессистов», которые ведут борьбу со всеми несправедливостями мира. «Молодые журналисты, среди которых все больше женщин, все меньше и меньше поддерживают универсализм», — делает вывод Алексис Леврие, специалист по истории СМИ и автор книги «Контакт и дистанция. Риск попустительства в политической журналистике». «Профили людей меняются, возникают новые требования, — продолжает он. — У некоторых возникает риск путаницы между журналистикой и активизмом, затенения правды ради борьбы, класса, гендера или происхождения. Это печально, потому что в идеале нужно стремиться к объективности, преодолевать то, что характеризует нас».

«Либерасьон» долгое время представляла собой веселый бардак, но и там воцарилась трезвость. «Либерасьон» всегда следовала духу времени: вчера — разгул, сегодня — пуританство», — сокрушается один из журналистов. Как и в «Монд», освещение общественных вопросов вызывает недовольство старой гвардии. Ей не по душе смешение в одной борьбе хиджаба и оголенного живота, исламской вуали и укороченного топа.

Содержание рубрики «Дебаты» редко благосклонно к ней. Они и им подобные, «вельможи колониального патриархата», как говорил философ и активист-трансгендер Поль Пресьядо, выпустили в 2019 году в «Либерасьон» статью под названием «Феминаци» и придерживаются классической бинарной линии. «Я за равные отношения мужчин и женщин, но с сохранением разделения полов», — подчеркивает один из них. От услуг внештатных сотрудников газеты, которые выступают против «нео-феминистской» линии, отказываются, как это недавно произошло с философом и писательницей Сабин Прохори.

В начале 2019 года на фоне скандала вокруг «Лиги LOL» (обвинения в притеснении женщин со стороны закрытой группы в Facebook) газета избавилась от двух сотрудников. Теперь там также косо поглядывают на некогда уважаемого Романа Полански, «выжившего при Холокосте», и Ги Окенгема, «погибшего от СПИДа борца за права гомосексуалистов». 

«Газета слишком старается проявить уважение, вчера — рабочим, сегодня — исламу», — считает Люк Ле Вайян, который отвечает за знаменитую рубрику «Портреты», где царит плюрализм. Через три недели после терактов 13 ноября 2015 года бывший директор Коллектива против исламофобии во Франции (министр внутренних дел намеревается запретить эту организацию) Марван Мухаммад запустил обвиняющий издание в расизме хэштег #LibeRaciste, который тоже вызвал «внутренний кризис». И даже панику.

Люк Ле Вайян говорил в статье об увиденной в метро женщине в длинной вуали. Его рассуждения о терроризме, сексе и исламе нарисовали невыгодную для этой женщины картину. Редакция была напугана успехом #LibeRaciste в Twitter и дистанцировалась от журналиста. От него потребовали публичных извинений. Он отказался и получил поддержку бывшего главы редакции Лорана Жоффрена, который ушел с должности в июле.

«Ле Вайян? Его страница в Twitter говорит за него», — считает «антикапиталистически» настроенный коллега. «Но какой бы ни была наша идеологическая борьба, мы прекрасно ладим между собой», — добавляет он.

Сейчас редакцию возглавляет Дов Альфон. Этот француз израильского происхождения был главным редактором левой газеты «Гаарец» и служил офицером в группе кибернаблюдения Моссада. Его заявление по случаю назначения в сентябре стало тем, что некоторые так хотели услышать. «Он ставит на один уровень исламофобию и антисемитизм», — бурчит один из недовольных. Другие же считают это справедливым равновесием. Дов Альфон отклонил просьбу Marianne об интервью, ответив в электронном письме, что «время для обсуждения идей левых СМИ для меня еще наступит, я в этом убежден». Что это, шаг к смене позиции или же временная уступка? В любом случае, честь написать редакционную статью после убийства исламистом Самюэля Пати была доверена антиклерикалу Ле Вайяну.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.