Владимир Путин раньше не придавал особого значения изменению климата. «Повышение на два-три градуса было бы не так уж плохо для такой северной страны, как Россия, — сказал он в 2003 году. — Можно было бы меньше тратить на шубы, и урожай зерна увеличился бы».

С тех пор российский президент сменил тон. В 2015 году он назвал изменение климата «одной из самых серьезных проблем, с которыми сталкивается человечество». Но он по-прежнему хочет увеличить производство зерна в России — и изменение климата ему в этом помогает.

Это могло бы еще больше помочь ему в будущем, как следует из длинной (время прослушивания: 47 минут) статьи, опубликованной в изданиях «ПроПублика» (ProPublica) и «Нью-Йорк Таймс» (New York Times). Она озаглавлена «Как Россия побеждает в климатическом кризисе» (How Russia Wins the Climate Crisis), и Россия в ней изображена растущей сельскохозяйственной державой, обладающей потенциалом стать гигантом.

Автор статьи заявляет, что благодаря огромному, неиспользуемому сибирскому региону, температуры в котором становятся выше, «ни одна страна не располагает такими благоприятными возможностями извлечь выгоду из изменения климата, как Россия».

От повышения температуры также должны выиграть Канада и скандинавские страны, признается в статье. Но у России больше земель — гораздо больше. В статье приводится научный прогноз, согласно которому к 2080 году в результате таяния вечной мерзлоты два миллиона квадратных миль сибирских земель станут пригодными для ведения сельского хозяйства.

Это почти 1,3 миллиарда акров. Для сравнения — в США сельскохозяйственные угодья по площади составляют всего 897 миллионов акров.

Сибирь, расположенная севернее Китая и других густонаселенных азиатских стран, имеет еще одно большое преимущество, связанное с изменением климата: сельским хозяйством там будут заниматься мигранты. Поскольку в ближайшие годы территория с оптимальным климатом для продуктивности человека (со средней годовой температурой, составляющей 52˚-59˚F или 11,1˚-15˚C) расширяется на север, вместе с климатом на север будут двигаться и люди, говорится в статье.

По мнению одного американского эксперта в области внешней политики, цитируемого в статье, Россия имеет возможность доминировать в мировом сельскохозяйственном производстве, что он считает «проблемой национальной безопасности», которая «недооценивается в качестве геополитической угрозы».

В статье говорится, что американское сельское хозяйство в настоящее время является «значительным, хотя и мягким, инструментом влияния в собственных международных делах Америки», но ее автор предупреждает, что это преимущество может исчезнуть, поскольку сельскохозяйственное производство в России растет, а повышение температуры негативно сказывается на урожайности американских ферм.

Это пугающий сценарий для американских фермеров и владельцев животноводческих хозяйств, которые, естественно, задаются вопросом, страшно ли это изменение климата. Если бы я думал, что «ничего страшного» в этом нет, я бы не стал обращать ваше внимание на эту статью. Опасность в этом есть, но, возможно, не такая, как считает написавший ее журналист Абрам Лустгартен (Abrahm Lustgarten).

Предположим, что в своей оценке того, как изменится климат, он прав. Мне она кажется обоснованной. Вопрос в том, означает ли повышение температуры, что России суждено доминировать в мировом сельском хозяйстве?

Хмм…

Вполне возможно, что через 60 лет в результате изменения климата 1,3 миллиарда акров сибирских земель станут пригодными для ведения сельского хозяйства, но трудно поверить, что вся эта земля будет обрабатываться. Сколько русских захотят их возделывать эти земли? Как отмечает Лустгартен, население российских дальневосточных областей сокращается. Попытки Москвы заманить туда русских в основном безуспешны.

Экономические возможности и изменение климата могут привлечь иммигрантов из соседнего Китая. Лустгартен признает, что в России очень силен страх перед иностранцами, особенно китайцами.

Но Россия решительно настроена на развитие своего Дальнего Востока, и «стратегия размещения мигрантов почти наверняка будет более выгодна России, чем стратегия, направленная на то, чтобы не пустить их в страну».

Другими словами, чтобы обеспечить обработку значительной части этих земель, от Кремля потребуется воля и готовность принять на себя политический удар. Либеральная иммиграционная политика может быть рациональной, но она почти наверняка будет непопулярной.

Более того, она может быть более непопулярна в России, чем в других странах. Справедливо задаться вопросом, сможет ли даже авторитарный режим собрать необходимую политическую волю, чтобы впустить в страну орды китайцев.

Лустгартен признает, что оттаивающая земля будет илистой и неустойчивой, а качество почвы в некоторых местах будет плохим. И из-за комаров тоже будет не очень приятно

Есть и другие причины для скептицизма. Потепление на севере — не единственное, что происходит в мире. Из-за переменчивых погодных условий север может стать более влажным, а также более теплым и, следовательно, более грязным.

Лустгартен утверждает, что сельское хозяйство в современных умеренных зонах станет гораздо менее продуктивным, в результате чего крайний север станет более привлекательным, но это, опять же, сводит динамичный мир к тому состоянию, в котором изменение климата является единственной переменной.

Фермеры не перестанут возделывать земли лишь потому, что урожайность на их участках падает. Они будут выращивать другие культуры, использовать более адаптированные к условиям семена и технологии и приспосабливаться в остальном.

Это не значит, что Россия не является растущей аграрной державой. В период с 2000 по 2018 годы экспорт сельскохозяйственной продукции из России увеличился примерно в 16 раз. Недавно Россия стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы.

В российское сельское хозяйство инвестируются китайские деньги. В статье говорится о том, что в 2019 году Китай инвестировал средства на освоение 123 тысяч акров земель для выращивания сои и других культур, а также на строительство завода по переработке сои.

Однако эти инвестиции были сделаны в разработку земель и строительство на территории вблизи Владивостока, которая на самом деле находится к востоку от Китая. Это не значит, что Китай обязательно «положил глаз» на российский Крайний север.

Мало кто спорит с тем, что в борьбе с изменением климата победителями станут Россия, Канада и Скандинавия, и не только благодаря новым морским путям через Арктику, которые появятся в результате таяния льдов. Потепление пойдет на пользу и сельскому хозяйству этих стран.

Насколько потепление будет полезным, неясно. Издания «ПроПублика» и «Нью-Йорк Таймс» изложили один довольно мрачный сценарий: Россия превращается в «Годзиллу» мирового сельского хозяйства. Этот сценарий стоит обдумать, но возможны и менее сенсационные сценарии. Для того чтобы Россия стала доминировать в мировом сельском хозяйстве, ей придется многое исправить.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.