Число случаев заражения коронавирусом в мире превысило 100 миллионов, и более 2 миллионов имели летальный исход. В отличие от предыдущих вспышек пандемии, нынешняя охватила не только страны третьего мира: также под угрозой оказались здоровье жителей и экономика крупных стран.

И если народы бедных стран привыкли к нищете и лишениям, население богатых держав — к процветанию и урбанизации, комфорту и изобилию наряду с эгоистичностью и индивидуализмом, ввиду чего вспышка covid-19 и последствия карантина оказались для них гораздо более болезненными. Это побуждает многих граждан этих стран выступать против политики своих правительств, требуя отменить ограничения и найти решение проблем в кратчайшие сроки. Поэтому после сообщений о разработке вакцины многими лабораториями весь мир стал с нетерпением ждать, когда она поступит в продажу в необходимом количестве и начнется вакцинация.

Среди пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН только Франция не смогла разработать вакцину в своих лабораториях. Так, несколько дней назад Институт Пастера объявил, что прекращает работу по созданию вакцины, поскольку проект, взявший за основу вакцину против кори, оказался неудачным. В отличие от французов Соединенные Штаты смогли разработать две вакцины — препараты от компаний Pfizer и Moderna, в Соединенном Королевстве — это вакцина AstraZeneca, которую производят в Индии, а в России — вакцина «Спутник V». Что касается Китая, то он смог разработать и произвести вакцины компаний Sinopharma и Sinovac. Еще один препарат находится на стадии разработки.

Научная гонка между мировыми державами, по сути, имеет стратегический и геополитический характер, так как борьба с пандемией — это противостояние экономическому спаду и сокращению международного влияния, особенно перед лицом китайской «мягкой силы», щупальца которой охватили весь мир, и на этот раз в сфере медицины, где прежде бесспорным лидером являлся Запад.

Дикая конкуренция переросла в глобальный геополитический конфликт, вытеснив модель сотрудничества, а в условиях столкновения внутренних интересов с внешними крупные страны предпочли продвигать первые, что позволит им сохранить свое политическое и экономическое положение в сообществе государств. Этого можно добиться только путем приобретения вакцин и в количестве, достаточном для удовлетворения внутренних потребностей. Другими словами, мы наблюдаем борьбу за выход из кризиса, сохранение контроля и гегемонии Запада, в ходе которой были использованы все рычаги давления на научные лаборатории, особенно со стороны членов стран Европейского Союза, не сумевших произвести ни одной собственной вакцины. Об этом свидетельствует критика в адрес AstraZeneca: компанию обвинили в невыполнении своих обещаний и обязательств в отношении доставки согласованных партий вакцины.

Напряженность между упомянутой британской лабораторией и Европейским союзом отражает еще один геополитический конфликт, а именно последствия холодной войны между сторонами Brexit (выход Великобритании из Европейского Союза). Так, в последний момент Великобритания была вынуждена отказаться от некоторых своих условий ради заключения сделки с Европейским союзом, как если бы премьер-министр Борис Джонсон хотел продемонстрировать, что его страна не утратила влияние и потенциал после разрыва с ЕС и еще активнее старается защитить свое население.

На фоне всего этого третий мир остается самым главным проигравшим, поскольку, как оказалось, альянс COVAX, обещавший поставить вакцину 92 беднейшим странам, не может выполнить свое обещание, пока крупные державы не удовлетворят свои потребности и не появится излишек вакцин. Он следует принципу «после нас — хоть потоп». Ужас, охвативший сильные и богатые державы мира, заставил их пренебречь теми, кто меньше и слабее. По имеющимся данным, более 70% партий вакцины были отправлены в богатые страны. И если логика гласила, что покончить с пандемией можно, только если она охватит все уголки земного шара, то сейчас крупные державы желают обезопасить свое географическое пространство с целью возобновления экономической и коммерческой деятельности и передвижения. В случае необходимости они готовы даже закрыть свое воздушное пространство и ограничить перемещения в страны третьего мира, пока там тоже не начнется вакцинация населения. Однако такая политика не только безнравственна и неуважительна по отношению к другим, но и не признает очевидное — западная экономика висит на волоске от банкротства, рецессии и дефляции.

Нынешний кризис продемонстрировал жадность богатых стран и их чрезмерный эгоизм даже в отношениях между собой. Как известно, шесть членов Европейского союза выступили против политики Европейской комиссии. Венгрия обратилась за вакциной к России, а Украина осталась без нее и находится в критической ситуации, так как отказалась покупать препарат у «врага», а американский союзник США от нее отвернулся. Что касается такой бедной страны, как Индия, то она пообещала произвести один миллиард доз британской вакцины и свое обязательство выполнила. Она отправила два миллиона доз в Марокко, что позволило этой стране начать кампанию вакцинации и стать второй африканской страной (после Египта), получившей вакцину. Все это позволяет нам нарисовать четкую картину неравенства между бедными и богатыми странами в отношении доступа к вакцинам, которое глава Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебрейесус назвал моральной катастрофой.

Этот катастрофический моральный провал очевиден на примере западных держав, пытающихся заполучить как можно большее количество вакцины, избегая при этом китайских и российских препаратов, чтобы сохранить лицо. Ответом на эту политику стало заявление лидера Китая Си Цзиньпина, по словам которого, любая китайская вакцина обречена стать «глобальным общественным благом».

Сила Китая, чья экономика продемонстрировала двухпроцентный рост в 2020 году, когда западные страны были охвачены рецессией, заключается в способности производить вакцину в огромных количествах и тем самым обеспечить нужды развивающихся стран. Это нашло отражение в политике государства, которое с гордостью заполнило вакуум, созданный Западом, когда тот отвернулся от третьего мира. Тем самым Пекин может изменить международный баланс сил в свою пользу, если учесть зависимость от него многих стран в самых разных областях. И тут нельзя не вспомнить знаменитую книгу француза Алена Пейрефита «Когда пробудится Китай» (арабское издание перевел Анри Загиб в 1947 году).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.