Пока богатейшие страны мира пытаются решить вопрос нехватки вакцины против covid-19, некоторые беднейшие страны боятся совсем ее не получить. Однако решение обеих проблем может прятаться у всех на виду: вакцины из Китая, России и вскоре, возможно, из Индии.

Российская и китайские вакцины в начале были отвергнуты западными и другими глобальными мировыми медиа, частично из-за представления о том, что они хуже, чем вакцины Moderna, Pfizer-BioNtech и AstraZeneca. Это впечатление, похоже, частично объясняется тем, что Россия и Китай — авторитарные государства.

Однако в течение некоторого времени накапливались свидетельства того, что эти вакцины тоже хорошо работают. Ведущий медицинский журнал The Lancet на этой неделе опубликовал промежуточные результаты последней стадии испытаний российской вакцины «Спутник V», эффективность которой составила 91,6%. Это подтвердило данные, которые в декабре опубликовали разработчики препарата: Центр им. Гамалеи и Российский фонд прямых инвестиций. 

Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Египет, Иордания, Ирак, Сербия, Марокко, Венгрия и Пакистан одобрили китайскую вакцину от компании Sinopharm. К середине января в ОАЭ ей уже было привито 1,8 миллиона человек. Боливия, Турция, Индонезия, Бразилия и Чили одобрили и начали применять другую китайскую вакцину от компании Sinovac. Более десятка стран Европы, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки получат «Спутник V».

Когда эти страны проверяли вакцины, они принимали обоснованное решение, основываясь на той информации о безопасности и эффективности, которую предоставляли китайские и российские производители (большая часть опубликована в рецензируемых научных журналах The Lancet и JAMA) или на результатах собственных независимых испытаний. Предполагать иное значит сомневаться в способности или объективности этих правительств, некоторые из которых располагают системами надзора за здравоохранением ничем не уступающими американским или европейским.

В разгар масштабной нехватки вакцин и задержек поставки Франция, Испания и Германия начинают обсуждать возможность приобретения китайской или российской вакцины. Такое практически отчаяние, похоже, наконец, заставило их отказаться от «предубеждения» в отношении вакцин, сделанных не на Западе.

Однако скептицизм никуда не ушел. В Иране существуют сомнения относительно российской вакцины, в Пакистане — в отношении китайской, а в Кении или ЮАР — в отношении обеих сразу. В рамках недавнего опроса, проведенного YouGov, у 19 тысяч человек из 17 стран спрашивали, насколько «более положительно или отрицательно» они относятся к вакцинам, разработанным в одной из перечисленных стран. Россия, Китай и Индия заняли последние места везде, кроме Ирана.

В какой-то мере это можно понять. Китайские и российские кампании пропаганды, рекламирующие собственные вакцины, только усиливают настороженность, особенно за рубежом.

В прошлом году Китай и Россия начали вакцинировать некоторые группы своих граждан еще до получения результатов третьей фазы клинических испытаний. (Вакцины Pfizer-BioNTech и Moderna в США одобрили после получения промежуточных результатов третьей фазы испытаний). Недавно Индия поступила аналогичным образом с вакциной «Covaxin», разработанной Bharat Biotech, что вызвало фурор в стране.

Правительства этих трех стран объясняют подобный шаг чрезвычайными мерами, необходимыми для ускорения производства и распространения вакцин. Некоторые могут посчитать такое объяснение неуместным, однако это законно, и западные надзорные органы тоже так поступают и исходят из тех же причин (хотя и при более высоком уровне прозрачности).

Сейчас уже существуют значительные данные о надежности китайской и российской вакцины (о Covaxin такое говорить пока рано.) Проведенные в декабре в ОАЭ испытания показали, что эффективность вакцины от Sinopharm составляет 86%, других китайских вакцин — 79%.

Также следует прояснить, что эти данные об эффективности показывают и означают. Непонимание этого раньше уже вызывало сомнения по отношению к вакцинам, некоторые страдали от этого больше, чем другие.

Рассмотрим вакцину от Sinovac и ее, казалось бы, спорные результаты: испытания в Турции показали уровень эффективности 91%, в Индонезии — 65% и в Бразилии — 50,4%. Результаты испытания в Бразилии попали в заголовки СМИ в разных странах, но исследователи из Института Бутантан (проводивший испытание государственный центр в Сан-Паулу) подчеркивали, что в то же время вакцина показала 78% эффективности в предотвращении тяжелого течения covid-19.

В конце января мы поговорили с Рикарду Паласиусом (Ricardo Palacios), руководителем клинических медицинских испытаний Института Бутантан. По его словам, испытания намеренно были проведены как «стресс-тест». Он рассказал, что в исследовании приняли участие «работники здравоохранения, напрямую работающие с пациентами с covid-19». (В испытаниях вакцин Pfizer-BioNTech и Moderna принимали участие медработники и другие подверженные риску лица, но не только они.) А когда вы работаете с группой лиц, которая намного больше контактирует с заболеванием, вакцина покажет более низкий результат. Кроме того, в исследовании Института Бутантан симптомы covid-19 понимались более широко, чем в других испытаниях.

Другими словами, протоколы испытаний отличаются даже для одной и той же вакцины. Учитывая это, представьте, какие отличия возможны между результатами испытаний разных вакцин. Эти различия могут говорить больше о ходе проведения испытаний, чем о самой вакцине.

Нет сомнения, что нужно обнародовать больше информации о российской и китайских вакцинах, однако то же самое в определенной мере применимо и к ведущим западным вакцинам. Не все подробности или необработанные данные об испытаниях вакцин от Pfizer-BioNTech и Moderna доступны даже для исследователей.

Дело в том, что ни одна вакцина против covid-19 не разрабатывалась и не производилась при должном уровне прозрачности. Даже если Китай и Россия обнародовали меньше информации, чем некоторые западные компании, это совсем не значит, что их вакцины некачественные.

Растущее количество данных, доказывающих надежность вакцин из Китая и России нужно начать воспринимать серьезно и сделать это нужно как можно скорее, особенно учитывая проблемы с поставками по всему миру.

Большинство разработанных на Западе вакцин уже раскупили богатые страны. По данным People's Vaccine Alliance, коалиции организаций, выступающих за более широкий и справедливый доступ к вакцинам в мире, к началу декабря все дозы вакцины Moderna и 96% вакцины Pfizer-BioNTech были раскуплены.

GAVI, Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации, зарезервировал некоторое количество западных вакцин. По нашим подсчетам, сделанным на основе их данных о запасах, в течение первого квартала этого года он сможет распространить только от 110 миллионов до 122 миллионов доз вакцины AstraZeneca и всего 1,2 миллиона доз Pfizer-BioNTech. При этом соглашение на поставку вакцин с GAVI подписали 145 стран.

Более того, большинство крупнейших западных фармацевтических компаний отказались выдавать лицензии на производство своих вакцин производителям из других регионов. Несколько богатых стран блокируют предложение Индии и ЮАР о том, чтобы Всемирная торговая организация временно приостановила некоторые меры по защите интеллектуальной собственности в отношении вакцин и препаратов против covid-19.

С другой стороны, согласно нашему последнему анализу данных, предоставленных аналитической фирмой Airfinity, Sinovac уже подписал соглашения экспортировать в этом году 350 миллионов доз вакцины 12 странам, Sinopharm — около 194 миллионов доз 11 странам, а 17 стран получат около 400 миллионов доз «Спутника V». Все три производителя публично заявили, что каждый из них может произвести до одного миллиарда доз в 2021 году. Все трое предоставили лицензии на производство своих вакцин местным производителям в нескольких странах.

Как повысить привлекательность этих вакцин для большего количества нуждающихся в них людей? Один из способов — подвергнуть их официальной оценке международной организацией, обладающей соответствующей технической компетенцией. Проблема сейчас в том, что правила ВОЗ по сертификации вакцин перекошены в пользу более богатых, преимущественно западных, стран.

У ВОЗ есть список «жестких надзорных органов», которым она доверяет в области контроля качества, все они европейские, но есть и надзорные органы из Австралии, Канады, Японии и США. Для всего остального мира ВОЗ предлагает услугу под названием предварительная квалификация. В теории, таким образом вакцины из, скажем, Китая или России могут быть поставлены в один ряд с западными. В реальности же это сложный и долгий процесс.

Когда вакцина разработана и одобрена страной, входящей в список ВОЗ, организация обычно полагается на это мнение и быстро всё подтверждает. Однако если запрос на предварительную квалификацию подает производитель из другой страны, ВОЗ проводит полную оценку препарата с нуля, включая осмотр производственных учреждений. 

В конце прошлого года ВОЗ одобрила вакцину от Pfizer-BioNTech всего через два месяца после подачи заявки производителем. В этом месяце организация должна вынести свое решение относительно вакцин от Moderna и AstraZeneca. Российская и китайские вакцины до сих пор ждут очереди, хотя процесс их проверки начался раньше.

В ходе проверки вакцины Pfizer-BioNTech ВОЗ тесно сотрудничала с Европейским агентством лекарственных средств и одобрила препарат через десять дней после агентства. Нет никаких причин, по которым ВОЗ, не отказываясь от своих стандартов, не могла бы сотрудничать с надзорными органами в других странах, чтобы помочь местным производителям пройти процесс проверки. ВОЗ следует срочно уделить всем странам-производителям вакцины должное внимание.

Некоторые врачи и активисты выдвигали предложение увеличить количество поставок западных вакцин по всему миру. Эти призывы сделаны из лучших побуждений, однако они также основаны на предположении, что покупать и ждать стоит только западные вакцины.

Существует более простое решение: пора начать доверять вакцинам из других стран. 

Ачал Прабхала (Achal Prabhala) — координатор проекта AccessIBSA, который борется за доступ к медикаментам, и научный сотрудник Фонда Шаттлворта (Shuttleworth Foundation).

Чи Йок Лин (Chee Yoke Ling) — исполнительный директор Third World Network, международной организации по исследованию политики и правозащиты, штаб-квартира располагается в Пинанге, Малайзия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.