В новом документальном фильме HBO Max «There Is No ‘I' In Threesome», премьера которого состоялась на кинофестивале «Сандэнс», показана пара, которая на протяжении некоторого времени фиксировала свои открытые отношения на камеры iPhone. В результате начался хаос.

«There Is No „I" In Threesome» («В сексе втроем нет места „я"») — это документальный фильм, посвященный теме полиамории. В нем показаны отношения новозеландского режиссера Яна Оливера «Олли» Лакса (Jan Oliver "Ollie" Lucks) и его девушки, актрисы Зоуи Маршалл (Zoe Marshall).

Этот фильм представляет собой собрание множества эпизодов их жизни вместе и порознь, снятых на камеры iPhone для достижения эффекта максимальной откровенности, и нем показаны достижения и неудачи, которые они пережили в попытке оставаться верными друг другу, одновременно оставляя в своей кровати место для кого-то третьего. В результате этот документальный фильм превратился в потрясающее психологическое исследование уникальных любовных отношений. Тем не менее, ближе к концу их отношения становятся все более запутанными и интригующими, демонстрируя зрителю истинный портрет личного и творческого высокомерия и нарциссизма, а также тот ущерб, который подобные качества неизбежно наносят отношениям.

Фильм «There Is No "I" In Threesome», премьера которого состоялась на кинофестивале «Сандэнс» в эти выходные и который будет показан на канале HBO Max 11 февраля, начинается с момента, как Олли и Зоуи стоят на вершине высокого трамплина в крытом бассейне. Она раздеваются, прикрепляют экшн-камеры и готовятся к прыжку. Эти кадры намекают зрителю, что документальный фильм представляет собой акт полного погружения — предстоящий прыжок в бассейн с большой высоты символизирует их совместный прыжок в неизвестность полиаморных отношений. И тот факт, что Зоуи в последний момент отказывается присоединиться к Олли в этом прыжке, как будто намекает зрителю на те проблемы, которые ожидают их впереди. Тем не менее, после такого вступления Олли и Зоуи выглядят безмерно счастливыми — не только как любовники, но и как партнеры по творческому проекту. Эта пара излучает радость и любовь, когда они проводят время дома, лаская друг друга, балуясь с секс-игрушками, обсуждая подготовку к предстоящей свадьбе (до которой осталось всего 12 месяцев), а также различные нюансы решения записывать на камеру все подробности их жизни.

В самом начале фильма Олли и Зоуи кажутся нам очень гармоничной парой. Они не только чувствуют себя совершенно комфортно в их отношениях, но и откровенно обсуждают свои сексуальные предпочтения и фетиши, будь то бисексуальность Олли или их растущий интерес к вечеринкам свингеров и БДСМ-игрушкам. Более того, они откровенно рассказывают друг другу о сексе с другими людьми и о том, какие эмоции они испытывали во время секса с другими. Олли и Зоуи регулярно рассказывают друг другу (и камере), что самое главное — это их счастье, и что сексуальные связи с другими людьми — это способ принять то, что с разными партнерами они чувствуют себя по-разному, что они хотят извлечь максимум удовольствия из своих молодых тел, и что это временная ситуация, которая закончится, когда появятся дети.

Тот факт, что какое-то время Олли и Зоуи приходится поддерживать свои отношения на расстоянии, подогревает их интерес к тому, чтобы заниматься сексом с другими людьми, однако в этом фильме делается акцент на том, что причина полиамории Олли и Зоуи заключается скорее во внутренних желаниях, нежели в расстоянии, которое их разделяет. Загадка, лежащая в основе этого документального фильма, заключается в том, почему два человека, безумно влюбленные друг в друга, хотят подвергнуть свои отношения опасности, сознательно привнося в них угрозы извне. Несмотря на попытки Олли и Зоуи дать ответ на этот вопрос, они так и не смогли предложить ни одного убедительного объяснения. В свою очередь, это создает впечатление, что они просто верят, будто, как сказал Олли, «они действительно могут убить одним выстрелом двух зайцев» — в данном контексте от этого веет скорее эгоизмом и жадностью, как будто они поверили, что им удалось выйти за пределы базовой динамики человеческих эмоций и взломать многовековой код отношений.

Коротко говоря, Олли и Зоуи воображают, что, если они будут искренними с самими собой и друг с другом, они смогут насладиться преимуществами их отношений, одновременно делясь своими сердцами и либидо с множеством других людей. Любой, кто когда-либо был влюблен, скажет, что это практически невозможно, потому что это противоречит нашей природе (социальной и психологической). Поэтому неудивительно, что в планах Олли и Зоуи происходит разрушительный срыв, когда Зоуи начинает встречаться — и устанавливает довольно прочную связь — с театральным режиссером Томом. В ответ на это Олли проводит ночи с Шивон, хотя он продолжает пытаться поддерживать свою связь с Зоуи. На протяжении некоторого времени они умело притворяются в разговорах друг с другом, но, когда Олли слышит о растущей увлеченности Зоуи Томом (который, разумеется, знает о существовании Олли), боль и ревность в его глазах показывают нам, что, возможно, он вовсе не так прогрессивен в своих взглядах, как он думал вначале.

Олли называет фильм «There Is No "I" In Threesome» «селфи-фильмом», который подкупает своим формальным подходом и страстной увлеченностью внутренним миром его создателя. Признание Олли, что больше всего его интересуют именно документальные проекты, в которых он сам становится действующим лицом, является отражением его уверенности и уверенности Зоуи в том, что их непростая ситуация достойна лечь в основу документального фильма. Этот импульс «посмотрите на меня» на глубоком уровне связан с их убеждением, что они способны стряхнуть с себя оковы ограничений моногамных отношений, которые мешают другим людям. В результате зритель понимает, что их двойной проект — сохранение открытых отношений и одновременно с этим съемки предельно личного документального фильма о них, — скорее всего, является следствием их самолюбования и гордыни.

Ближе к концу документального фильма происходит резкий неожиданный поворот событий (спойлеров не будет), и, хотя это несколько затрудняет понимание предшествующего действия, это не меняет того факта, что основная проблема Олли заключается в его чрезмерной поглощенности самим собой. Тем не менее, надо отдать должное режиссеру, признание собственной вины все же находит место в финале фильма, привнося в него некоторую долю истинной честности, которой не хватало в рассказах Олли и Зоуи об их свободе, о попытках исследовать свой внутренний мир через беспорядочную половую жизнь и об их способности сохранять истинную любовь — и выстраивать совместную жизнь, — не ограничивая себя обязательствами моногамии.

В заключительных кадрах фильма «There Is No "I" In Threesome» зрители не найдут универсальных консервативных поучений. Скорее в них нашла отражение идея о том, что сама природа истинной любви — такой любви, которая показывает нам, кем мы хотим быть и как мы хотим жить, — в целом несовместима с концепцией полиамории. В этом увлекательном документальном фильме нет ответа на вопрос, является ли это следствием наших внутренних инстинктов или культурного программирования, но факт остается фактом: в большинстве случаев секс на троих (и другие нетрадиционные форматы) становятся рецептом катастрофы в романтических отношениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.