Уже несколько ночей продолжаются жестокие схватки между протестующими и полицией в Нидерландах. То, что еще три дня назад казалось «одним из рядовых» протестов против локдауна, каких до сих пор по всей Европе было немало, теперь превратилось в нечто большее, более продолжительное и жестокое. Сюрприз ли это? Отнюдь. Почти год прошел с тех пор, как большая часть мира погрузилась в «особый режим», и терпение людей лопнуло, или сейчас оно постепенно заканчивается…

Не станет сюрпризом, если картины, которые сейчас мы наблюдаем на улицах Амстердама, Роттердама, Утрехта и других городов, появятся и в других европейских городах, особенно там, где сейчас ужесточаются ограничительные меры, то есть в том числе во Франции, Германии, Великобритании и других странах.

Если так оно и будет, то мы неизбежно подойдем к нежелательному и даже потенциально опасному политическому решению. Стараясь сохранить мир на улицах, некоторые страны могут начать ослаблять меры. Этого, конечно, хватило бы тем, кто уже сыт по горло разного рода ограничениями, но вскоре их могут настигнуть последствия, ведь вирус будет стремительно и беспрепятственно распространяться.

При этом нужно внимательно присмотреться, кто на самом деле протестует и с какими целями. Неужели ношение маски, скажем, в общественных местах, — достаточная причина для того, чтобы улицы охватывали беспорядки? Многие согласятся, что нет, не достаточная. Но есть и другая сторона медали. Среди тех, кто яростно сопротивляется, все больше тех, кто борется буквально за собственное выживание. Прежде всего, это мелкие предприниматели, которые сильно пострадали от сложившейся ситуации, и их сотрудники.

Корпорации —это, разумеется, отдельный разговор. Это разговор о сути современного капитализма и о том, что он, как бы ни превозносили свободный рынок, не для всех одинаков. Большие корпорации способны пережить катастрофическую ситуацию в бизнесе и выйти из нее без особых проблем. Мелкие предприниматели почти лишены этой роскоши, и в условиях такого кризиса, как сейчас, они первыми идут под нож. Что бы ни обещали правительства (вопрос, сколько их обещаний будут исполнены), мелкие предприятия просто не могут выживать, не работая месяцами. Многие из них уже навсегда закрылись, и теперь очень дошла до самых стойких.

Поэтому не удивительно, что все больше людей верят теориям о том, что все происходящее — часть «масштабного плана» по уничтожению малого бизнеса. Хотя, судя по всему, это не так, и государства неизменно подчеркивают, что именно мелкий бизнес — «основа государственной экономики». Правда, зачастую государство ведет себя цинично, считая, что сколько бы малых предприятий ни закрылись, вместо них появятся новые. Лояльность политиков — всегда на стороне крупного бизнеса, так как он финансирует политику, и это хорошо известный симбиоз. Ясно, что теперь корпорации могут даже выиграть от «зачистки» рынка от малого бизнеса.

Но сейчас эти люди — на улицах, и нетрудно вспомнить, что именно так называемая мелкая буржуазия (мелкие торговцы и пр.) несколько раз в истории человечества меняли целые системы.

Раз уж мы подняли эту тему, стоит рассказать о ситуации, сложившейся в пятом по величине государстве Европейского Союза Польше. Там началось настоящее малое восстание среди представителей мелкого и среднего бизнеса, и оно уже грозит перерасти в нечто большее.

Одни поступают прямо и «дерзко», другие пользуются разными дырами в законах. Скажем, Йозеф Пасек, владелец лыжного курорта на юге Польши. Он избегал мер локдауна тем, что каждые 15 минут проводил на своем курорте «политический саммит», а посетители играли роль его участников. Только на входе они должны были подписаться под согласием на «членство» в его партии, названной «Забастовка владельцев бизнеса».

Йозеф Пасек — один из нескольких сотен предпринимателей со всей Польши, которые так или иначе нарушают локдаун. Как у них это получается? Пока на них просто смотрят сквозь пальцы.

Его примеру разными способами последовали владельцы ресторанов, кафе, ночных клубов, отелей — в основном все те, кто по закону должны закрыться.

По некоторым оценкам, до половины местных предприятий в Польше работают в «подпольном режиме». Например, рестораны принимают гостей с черного хода.

Как власти борются с этим? Они мечутся от «кнута» к «прянику». Самый показательный пример — новый государственный пакет помощи в виде миллиарда злотых. Однако все предприятия, пойманные на незаконной работе, будут лишены возможности воспользоваться этой помощью.

Инспекции работают, но предприниматели уже освоили тактику: они отказываются платить штраф на месте и надеются, что в суде смогут доказать незаконность и неконституционность штрафов.

Что об этом думает народ? По последнему большому опросу, проведенному 19 января, большинство симпатизируют этим «мятежникам». Около 70% опрошенных считают, что кафе и рестораны вправе нарушать ограничения. Исключение — ночные клубы. Всего 24 процента респондентов поддерживают продолжение их работы.

Хотя кажется, что предприниматели ведут себя «анархистски», нужно отметить, что власти обещали ослабить ограничительные меры, если число зараженных снизится до определенного предела. Это произошло, причем еще 26 декабря, но ослабления режима так и не последовало. Кроме того, невыполненными остались обещания о финансовой помощи.

Конечно, произвольные законы вызывают немалое возмущение. Например, церкви по-прежнему открыты, как и некоторые предприятия.

Меры в Польше, по крайней мере на бумаге, одни из самых строгих в Европе. Например, сейчас Польша — единственная страна, где закрыты все отели даже для командировочных.

Может показаться, будто существует некий негласный договор: государство разрешает некоторые послабления, а предприниматели хотя бы делают вид, что соблюдают меры, и продолжат запускать людей через черный ход…

Но вопрос, как долго так еще будет продолжаться, ведь доверие людей к государству все больше падает, и было бы наивно ожидать от той части бизнеса, которая честно соблюдает ограничения, что она будет делать это до бесконечности. Как долго еще государство сможет управлять «по-идиотски»? Польские бизнес-мятежники уверены, что их действия неминуемо приведут к тому, что государству придется смягчить меры.

Но всегда возможен и другой сценарий. Власти могут испугаться, что теряют авторитет и что в стране их больше никто не слушается. И в этой паники власть может выбросить все «пряники», а оставит только «кнуты».

Другие страны, конечно, с большим вниманием будут следить за событиями, происходящими в эти дни в Польше, а также в Нидерландах, где власти уже заняли крайне жесткую и неуступчивую позицию. После нескольких ночей насилия премьер Марк Рютте заявил, что никакого ослабления мер не будет.

Похоже, мы все быстрее приближаемся к моменту, когда всем государствам придется решить, по какому пути идти, а точнее как они будут реагировать на предстоящую эскалацию. Будут ли они чему-то попустительствовать, как Польша, или они займут жесткую позицию, как Нидерланды? И у того, и другого варианта есть свои плюсы и минусы, и окончательное решение, вероятно, будет в основном зависеть от текущей эпидемиологической ситуации.

Но это может быть ловушка. Ведь, как мы уже видели, эпидемиологическая ситуация может резко измениться, и развернуть ее к лучшему крайне трудно (достаточно взглянуть на ситуацию во Франции, где, похоже, даже самые жесткие меры не приносят результата; хотя, возможно, во Франции много тех, кто работает «подпольно»).

Факт в том, что ни у кого нет «рецепта», а если учесть, что и кампания по вакцинации идет не по плану, то в ближайшее время можно ожидать многочисленных сиюминутных решений, а также возмущения, которое будет накапливаться и эскалировать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.