Война на востоке Украины длится вот уже почти семь лет. При этом о затянувшемся конфликте больше не пишут на первых полосах газет, и в мировой политике он давно отошел на второй план. Хотя даже несмотря на официальное перемирие, здесь продолжают стрелять — каждый день.

Только в минувшие выходные представители наблюдательной миссии ОБСЕ насчитали более 360 инцидентов на разделительной линии между Украиной и оккупированными областями: взрывы, перестрелки, обстрелы.

Война здесь давно стала будничным явлением, с сожалением констатирует политолог Алексей Гелюх. Жители региона привыкли к ней.

13-летний Даниил не ходит в лес и больше не срезает дорогу до школы через поле, боясь зацепить «растяжку» или наступить на мину. К звукам выстрелов он давно привык. Как и многие другие жители здешних мест.

Большинству приходится без конца изворачиваться, чтобы вести хоть сколько-нибудь нормальную жизнь. Людям постоянно не хватает вещей первой необходимости: нет лекарств, электричества, чистой воды.

Жизнь за счет собственного огорода

Неопределенность сложившейся ситуации очень тревожит людей, говорит Сергей, учитель в прифронтовом городе Красногоровке. По его словам, хорошо, что стрельбы стало меньше, но он все равно постоянно боится за детей. Если обстрелы усиливаются, все прячутся в подвале школы. Он уже оборудован соответствующим образом: там есть одеяла, питьевая вода, стулья и лекарства.

Повсеместно присутствует страх, что война вернется. Слишком свежи еще воспоминания об артиллерийских обстрелах, разбитых окнах, разрушенных стенах, об убитых и раненых.

Пандемия дополнительно обострила обстановку. Многие предприятия и магазины закрылись — люди потеряли работу. Они живут за счет собственных огородов. Бензина и газа не хватает. Далеко не везде можно купить товары первой необходимости — а о медицинском обеспечении и говорить не приходится.

«Конфликт не закончился»

«Жизнь людей в этом регионе по-прежнему полна лишений и ограничений», — констатировала на прошлой неделе глава МИД Швеции Анн Линде, посетив линию соприкосновения. И эти ее слова прозвучали намного эмоциональнее, чем это принято на дипломатическом уровне, где говорят просто о «сложной гуманитарной ситуации».

Линде только что заняла пост председателя Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ), которая наряду с Германией и Францией выступает посредником в урегулировании конфликта. По ее словам, непосредственно на месте событий она услышала немало трагических историй и поняла, что конфликт на Украине еще далек от завершения, несмотря на соглашение о перемирии. Люди там по-прежнему гибнут.

Мирный процесс топчется на месте

Согласно официальной формулировке ОБСЕ, сторонам конфликта давно пора начать конструктивную работу над его разрешением и прекратить без конца обвинять друг друга. Однако политические переговоры топчутся на месте. Россия настаивает на прямых переговорах между правительством Украины и руководством самопровозглашенных «народных республик». Киев, однако, отвергает такой вариант, потому что он, по сути, означал бы его признание ДНР и ЛНР.

Продолжаются споры о том, в каком порядке должны выполняться шаги, предусмотренные Минскими соглашениями об урегулировании конфликта. Острые вопросы, в частности, об особом статусе Донбасса, о выборах и о контроле над границей, остаются открытыми.

Открытым остается и вопрос о том, когда состоится следующая встреча в верхах после прошлогоднего четырехстороннего саммита в Париже. Там около года назад зародилась надежда на то, что война, наконец, закончится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.