Порой, когда речь заходит о том, что после пандемии covid-19 мир больше «никогда не будет прежним», описывается гиперболизированная картина. Мол, не будет больше общения, собраний, маски останутся навсегда и так далее. Но нет, мир вернется к подобным вещам после того, как пандемия закончится (по оптимистичным прогнозам, это случится в 2021 году, а по пессимистичным — 2022). Тем не менее, кое-что изменится навсегда, поскольку многие вещи в мире, как правило, меняются после «важных событий» (а пандемия covid-19, несомненно, относится к этой категории). Например, после терактов 2001 года в США авиаперевозки изменились навсегда: жесткие меры безопасности, которые ввели после терактов, остались и, похоже, больше уже никогда не будут отменены.

Нечто подобное мы, конечно, увидим и после нынешней пандемии. Уже ходят разговоры о появлении специальных удостоверений о вакцинации. Так государства смогут заставить большое количество граждан вакцинироваться, поскольку без этих удостоверений их перемещения (и много чего еще) будут ограничены.

Но, говоря о долгосрочных изменениях, я подразумеваю те, которые знаменуют собой практически изменение парадигмы. Одни из главных изменений подобного рода могут затронуть городскую и сельскую жизнь. Ведь кое-что, что может очень измениться после этой пандемии, это способ выполнения работы. Сейчас большая часть рабочих совещаний проводится в формате видео-конференции, и для этого чаще всего используется приложение Zoom (американская платформа, которую еще в 2011 году основал бывший сотрудник компании Cisco; правда, над Zoom работают также около 700 китайских технических специалистов, поэтому многие опасаются, что доступ к содержанию приложения могут получить и китайские спецслужбы).

Как я уже писал не раз в своих прошлых статьях, компании видят в переводе работы из реального формата в онлайн-формат (где это возможно) большую пользу и поэтому не станут спешить с возвращением к привычной форме труда. Более того, некоторые крупные компании уже объявили своим сотрудникам, что готовятся перевести полностью всю работу в онлайн-формат, как бы далее ни развивалась пандемия.

Офисные помещения, которые еще останутся в эксплуатации, возможно, будут использоваться лишь время от времени. Скажем, для важных встреч и так далее.

Эти фундаментальные изменения повлекут за собой ряд других, больших и меньших, изменений в жизни общества, поведении и образе жизни людей.

Многие горожане по всему миру платят большие деньги за свои квартиры, и чем больше в городе бизнес-активность, тем дороже там жилье. Например, в Сан-Франциско люди тратят огромные деньги на ежемесячную аренду жилья, но в этот город едут, чтобы начать какой-нибудь новый высокотехнологичный проект, который, возможно, окупит в будущем расходы. В нашей стране происходит все то же самое, и люди из разных уголков Хорватии «кучкуются» в Загребе, где ищут работу.

Работа, будь то наемный труд или предпринимательство, — главный «якорь», который задерживает людей в городах. Конечно, функционал города намного шире, ведь город предлагает большие возможности выбора, культурного досуга, анонимность, опыт, шансы… Но, в конечном счете, если этот «якорь» в виде рабочего места исчезнет, люди «отплывут» куда-нибудь в другое место.

Куда? Туда, где им выгоднее. В небольшие города, малые поселки, села или, возможно, даже в уединение. Ведь если «современным работникам» нужен только выход в интернет, а к числу таких относятся все больше людей (существуют даже так называемые цифровые кочевники, которые уже давно совершенно не связаны с местом своего физического пребывания).

В момент, когда люди поймут, что с городами их больше не связывает работа/офис, многие откажутся от дорогих квартир и предпочтут что-нибудь подешевле (и побольше). Например, по цене одной «удобной», но не очень большой квартиры в Загребе можно купит целый дом в каком-нибудь небольшом городке или поселке. Еще недавно для многих это было бессмысленно: что в этом доме делать? Но все может очень быстро измениться после оформления нового формата трудовых отношений.

Социальная жизнь также может кардинально измениться, опять-таки из-за работы. Не секрет, что сейчас люди в основном дружат с коллегами по работе. С ними они видятся почти каждый день. После работы, возможно, ходят с ними пропустить стаканчик другой, и деловые отношения нередко переплетаются с сугубо личными и романтическими. В «завтрашнем» мире после пандемии люди будут контактировать (реально, а не виртуально), скорее всего, не с коллегами по работе, а с людьми, живущими по соседству, в одном сообществе… Это может повлечь интересные перемены, так как сейчас, при «трудовой» социализации, как правило, дружат очень похожие люди с одинаковыми или схожими профессиями. При общении же внутри одного сообщества к жизни вернется нечто, что уже постепенно отмирало — разнообразие (именно его отсутствием сейчас можно объяснить ограниченность восприятия мира и даже его однобокость).

Разумеется, для людей, которые уже живут в подобных сообществах, все это не ново, но они должны понимать, что в больших городах (а чем больше город, тем более это выражено) дела обстоят иначе. Города сильно страдают от межчеловеческого отчуждения. Не потому что люди не склонны общаться с другими (это не так), а потому что в городе зачастую для этого нет никакого повода, нужды… Поэтому не удивительно, что в последние годы так много людей завели себе домашних питомцев, которые не только помогают справиться с одиночеством, но и могут послужить поводом для общения с другими людьми, у которых, например, тоже есть собака!

В хорошей рабочей среде люди могут быть очень довольны своими коллегами и даже не думают об одиночестве в большом городе. Однако порой достаточно плохого коллектива или начальника, чтобы человек оказался в очень трудной психологической ситуации, что ведет к депрессиям и другим недугам современного общества.

Перенесение социального фокуса на сообщество может привнести в жизнь много нового и снять напряжение. Конечно, не стоит ожидать, что целые «армии» городских офисных работников в мановение ока превратятся в активных членов какого-нибудь сельского сообщества. Мгновенно — нет. Этот процесс, который мы будем наблюдать, вероятно, затянется на годы. К этому мы, быть может, пришли бы и «обычным» путем, но пандемия коронавируса, разумеется, этот процесс ускорила.

Конечно, есть скептики, которые не предсказывают «великих исходов» из городов, а последние соцопросы, по крайней мере в США, говорят о том, что около 74 процентов опрошенных планируют остаться в городах. Однако не стоит ждать, что некое масштабное изменение случится моментально. Кроме того, многие из тех, кто сегодня проживают в городах, ждут, чтобы посмотреть, какой будет ситуация «после». Действительно ли компании перейдут на онлайн-формат, или все это пустые разговоры? Многие выждут, чтобы не предпринимать поспешных решений. Переезжая в город, люди понимают, что вынуждены идти на определенные компромиссы, касающиеся качества жизни (например, воздух, как и здоровье горожан, в городах плохой, а уровень преступности высокий). Люди, приехавшие в город, разумеется, все это понимают и не решатся на переезд, пока не будут уверены, что оно того стоит.

Ясно, что многие будут приветствовать предстоящее «переселение», считая «возвращением к природе» и одной из положительных сторон пандемии. Но не нужно питать иллюзий: когда люди начнут покидать города, они будут это делать (по крайней мере вначале) не ради свежего воздуха или «тесного сообщества», а прежде всего, ради снижения расходов.

С другой стороны, если сельские регионы вовремя воспользуются этой новой тенденцией, то превратятся в новые малые, но сильные центры экономического развития. Люди, покидающие города, будут нуждаться в тех же элементах инфраструктуры, которые им были доступны в городах: больницах, школах, детсадах, торговых центрах и так далее. Сельские районы, которые смогут все это обеспечить, предоставив также отличное интернет-подключение, выиграют от этого «переселения мозгов»!

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.