Во всем мире существуют разные ипостаси веселого бородатого человека, который дарит детям подарки в декабре или — в некоторых странах — в январе. В отличие от западного тучного Санта-Клауса в красных куртке и штанах, русский Санта-Клаус, которого называют Дедом Морозом, стройный, с волнистой, как у волшебника, бородой. Он одет в длинную шубу, которая бывает разных цветов, например, синего с белым.

Ему помогают не эльфы, а его прекрасная внучка Снегурочка. Его сани запряжены не оленями, а тройкой бело-серых лошадей. Но на самом деле российского Деда Мороза от его западного коллеги отличает неспокойный век, который ему пришлось пережить. Он пережил насильственную общественно-политическую революцию, в результате которой он из любимого персонажа превратился в запрещенный подрывной элемент, а затем снова стал любимым и прославленным как символ истинно русского духа.

Неприятности Деда Мороза и его внучки-помощницы, прообразами которых были персонажи славянской языческой мифологии, началась в 1922 году, когда был образован Советский Союз. При новом коммунистическом режиме, построенном в надежде на социальное равенство, религия была запрещена, поскольку считалась буржуазным инструментом угнетения рабочего класса. Многих православных священнослужителей и некоторых верующих отправляли в трудовые лагеря или убивали. В 1928 году Деда Мороза изгнали как «разоблаченного пособника священников и кулаков [якобы богатых крестьян, которых коммунистическая партия считала угрозой своей власти]», рассказывает Карен Петроне (Karen Petrone) в своей книге «Жить стало веселее, товарищи» (Life Has Become More Joyous, Comrades). Рождество, которое в России и некоторых восточноевропейских странах, следующих юлианскому календарю, отмечают седьмого января, было отменено, а все праздничные торжества запрещены. Всем, кто нарушал правила, грозил арест.

На крутом повороте истории в 1935 году советский диктатор Иосиф Сталин решил вернуть Деда Мороза в рамках кампании, направленной на «повышение своей популярности и подтверждение стабильности», говорит Петроне, преподающий историю в Университете Кентукки. Связанная с жестокостью и насилием коллективизация, проводившаяся в 1929-1932 годы, когда власти заставляли крестьян отказаться от своей земли и вступать в колхозы, вызвала яростное сопротивление. Миллионы крестьян, сопротивлявшихся политике коллективизации, были отправлены в лагеря. В условиях дестабилизации, вызванной коллективизацией, начался голод, от которого в Советском Союзе умерло не менее пяти миллионов человек.

Сталин снял запрет на празднования, но только в канун Нового года, чтобы не придавать праздникам религиозного значения, и дал указание, чтобы Дед Мороз приносил подарки утром первого января. Он также вернул традицию ставить в домах рождественские елки, что, по словам Петроне, раньше считалось считавшиеся «экономически вредным», и переименовал их в новогодние елки. «Жить стало лучше, жить стало веселее, товарищи», — сказал Сталин в 1935 году, обещая рабочим повышение уровня жизни.

Снятые государственной киностудией кадры празднования Нового года, на которых счастливые рабочие танцуют и пьют за здоровье Сталина, рисуют картину более благополучной эпохи. Но в действительности жизнь большинства населения не улучшилась. Такие киноматериалы были частью государственной пропагандистской машины, которая пыталась представить Советский Союз как «систему, более совершенную», чем капиталистический Запад, который был охвачен экономическим кризисом, говорит Петроне.

Дед Мороз был не просто дарителем подарков, он распространял прокоммунистическую пропаганду. В 1949 году агентство «Ассошиэйтед Пресс» (Associated Press) написало, что на детских утренниках Дед Мороз обычно заканчивает свою речь вопросом: «Кому мы обязаны всем хорошим в социалистическом обществе?», на который дети якобы хором отвечали: «Сталину». В 1960-е годы, в разгар космической гонки между СССР и США, на открытках и плакатах Деда Мороза изображали летящим в ракетах, а на некоторых была надпись: «Дед Мороз готов в космический полет».

Тем временем некоторые американские чиновники использовали Деда Мороза, чтобы подчеркнуть предполагаемую опасность введения запрета на религиозные обряды. В 1966 году сенатор Джозеф Маккарти в ответ на введенный в 1962 году запрет на поддерживаемые правительством молитвы в государственных школах, предупредил, что в США получил распространение «жестокий цинизм», который «можно сравнить только с цинизмом в Советском Союзе, где запретили Санта-Клауса и назначили Деда Мороза. Понравится ли это американским детям?».

Когда в 1989 году коммунизм начал терпеть поражение во всей Европе, Дед Мороз впал в немилость в некоторых государствах-сателлитах Восточной Европы, куда был «экспортирован» этот русский персонаж, приносящий подарки. Такие страны, как Болгария и Румыния, возродили своих национальных «Санта-Клаусов», вернувшись к своим старым обычаям.

В 1990-е годы, когда в новую капиталистическую Россию начало проникать культурное влияние Запада, а вместе с ним и рекламные щиты Coca-Cola с сияющим изображением западного Санты и украшениями в виде этого толстяка в витринах магазинов, Дед Мороз решил заняться бизнесом. В 1998 году тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков и местные власти начали рекламировать Великий Устюг, небольшой городок на севере Вологодской области, окруженный сосновым лесом, как дом Деда Мороза и построили ему 12-комнатный деревянный терем. Резиденция Деда Мороза, открытая круглый год, ежегодно принимает около 250 тысяч гостей. Гости могут арендовать коттеджи рядом с его резиденцией, где в их распоряжении имеется бассейн, спортивный инвентарь, такой как лыжи и сани, ресторан и магазину новогодних сувениров. В столице Москве у Деда Мороза есть филиалы в Парке Кузьминки, а также на 55-м этаже башни Империя в центре города для посетителей, приезжающих в новогодние праздники. Дед Мороз и Снегурочка регулярно появляются в рекламе, в том числе напитка «Пепси» (Pepsi) и Сбербанка России.

Дед Мороз по-прежнему остается самым популярным в современной России персонажем, который дарит подарки, а Новый год — главным зимним праздником. Но, похоже, между славянским колдуном, которого некоторые политики популяризируют как истинный символ духа России, и его западным «коллегой», которого часто считают «самозванцем», существует соперничество.

В 2008 году Владимир Путин, бывший тогда премьер-министром и предпринимавший шаги, направленные на возрождение ностальгии по СССР и сближение с Русской православной церковью, посетил деревянный терем Деда Мороза. В том же году Лужков, проводив Деда Мороза в путь по центру Москвы, сказал: «Посмотрите на нашего огромного красавца Деда Мороза. Маленькому Санта-Клаусу до него далеко!». Борис Грызлов, тогдашний спикер парламента, заявил: «Никто и никогда не сможет отнять у России Деда Мороза — никакие Санта-Клаусы, никакие другие самозванцы».

Некоторые русские очень трепетно относятся к своему традиционному зимнему персонажу и своему желанию защитить его от западной культуры.

В декабре Денис Амосов, специалист по маркетингу из сибирского города Томска, подал в суд на компанию «Кока-Кола» (Coca-Cola), потребовав от нее компенсацию «морального ущерба» в размере 30 миллионов рублей за «навязывание» западного Санта-Клауса в ее российской рекламе. Он также обратился к Путину и в Министерству культуры с просьбой ограничить «пропаганду Санта-Клауса» в стране. В своем посте в Инстаграме Амосов написал: «Идет подмена понятий, и ассоциация у детей и взрослых, что Счастливый Год возможен только с COCA-COLA и только с Санта Клаусом…. Тем самым утрачиваются русские традиции и вековая история».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.