Джозеф Спенс (Joseph Spence), пишет Economist, воплощает в себе все, что можно ожидать от директора Далвич-колледжа (Dulwich College). Его диссертация была посвящена британской философии консерватизма — торизму XIX века в Ирландии, а его резюме — это экскурсия по наиболее прославленным школам Великобритании. Однако при этом он далеко не традиционалист, и сегодня Далвич преподаёт своим ученикам курс по преодолению неосознанных предубеждений и учебную программу по истории, которая ставит цель «придать силу голосам колонизованных в такой же степени, как и голосам колонизаторов». По словам д-ра Спенса, есть надежда выйти за рамки общепринятого канона, хотя, отмечает директор, это «не означает, что канон должен исчезнуть».

Когда-то британские частные закрытые школы были гордыми бастионами традиций, однако теперь они пытаются идти в ногу со временем. Колледж Мальборо (Marlborough) сосредотачивает внимание на истории чернокожих, наполняя свою учебную программу «как можно большим количеством разнообразных произведений, гостей и впечатлений». В список литературы Харроу (Harrow) для чтения во время летних каникул входят такие модные названия, как «Белая хрупкость» Робин ДиАнджело. Итон (Eton) сталкивается с критикой из-за увольнения учителя, снявшего видео, которое полемизирует с «радикальным феминизмом» (школа настаивает, что проблема заключалась в отказе удалить его с YouTube).

Отчасти такие изменения обусловлены школьным набором. Сейчас более трети учеников в независимых школах принадлежит к этническим меньшинствам, десять лет назад их была лишь четверть. Многие школы осознают, что могли бы быть более гостеприимными. Опрос, проведенный Африканско-Карибской образовательной сетью, группой чернокожих родителей, дети которых ходят в частные школы и гимназии, показал, что 76% их детей испытали на себе расовые предубеждения.

При этом Economist считает, что к таким радикальным переменам в этих элитных школах подталкивают сами ученики. В мае после смерти Джорджа Флойда многие подали прошение о том, чтобы сделать учебные программы более разносторонними. В Чартерхаусе (Charterhouse) ученики сформировали Общество Единства — безопасное пространство, где они могли бы обсуждать текущие дела. Заметный член организации Keystone Tutors Уилл Орр-Юинг (Will Orr-Ewing) утверждает, что большинство учителей готовы поддерживать эти тенденции с энтузиазмом и замечает: «Этими школами руководят либералы, и они — для либералов».

Однако при этом Economist обращает внимание и на тот факт, что противники развития такого сценария в школах считают, что в этих учебных заведениях попросту боятся осуждения. Так, в статье приводится рассказ недавно ушедшего из Итона учителя о том, что Комиссия по делам благотворительных Обществ, которая требует от школ подтверждения деятельности в общественных интересах в целях получения налоговых льгот, оказала значительное влияние на поведение преподавателей, а также усиление политической оппозиции благотворительному статусу. Этот учитель говорит: «Внезапно в каждой ведущей частной школе появился специалист по связям с общественностью, чья работа заключается в том, чтобы сказать: «Посмотрите, какую заботу мы проявляем, посмотрите, какие мы либеральные и инклюзивные! Любите нас! Пожалуйста, не боритесь против нас!»

Однако, как замечает Economist, не всегда и не безоговорочно родители учеников этих школ выражают своё согласие. И тому немало примеров. Economist описывает лишь один из ряда эпизодов, произошедший не так давно в школе Бенендед (Benended), где ученицы пожаловались на то, что начальница их класса использовала расистские высказывания касательно «дайверсити» (расового разнообразия). Но родители проигнорировали жалобу и не поддержали школьниц.

А в конце Economist задаёт вопрос: является ли, как в былые времена, привлекательным в наши дни знание элитой общества особого сленга?

И отвечает на него словами одного директора школы, который уверенно говорит: «Даже не сомневайтесь!».

А мы ведь знаем, что сленг элитных учебных заведений традиционно является «кодом избранности» британского высшего класса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.