Почему гетеросексуальные мужчины занимаются сексом, словно люди каменного века, как если бы они унаследовали сексуальность, будучи мраморным кубом, который невозможно украсить, раскрасить или изменить его структуру, не разрушив полностью?

Исследователь нетрадиционной сексуальной ориентации Дэвид Гальперин из Университета штата Мичиган писал: «Секс не имеет истории, поскольку он является функцией организма. Сексуальность же, наоборот, является продуктом культуры и поэтому имеет историю».

Сексуальное влечение — один из основных инстинктов всех живых организмов и люди не исключение. Когда люди связали секс с половым влечением, появилась идея «гетеросексуальности», хотя до этого секс как таковой не разделялся на гомосексуальный и гетеросексуальный опыт. Термин «гетеросексуальность» был введен в 60-х годах XIX века, но его практически не использовали, потому что все остальные половые контакты расценивались как «сексуальные извращения». Слово «гетеросексуальность» означает «нормальный» или «естественный», а все остальное попадает под определение «девиантные инстинкты». Ранее слово «нормальный» использовалось чаще, чем слово «Бог», а все любители «сексуальных извращений» приравнивались к тем, кто не верит в Бога и богохульникам.

Наследие ничтожного занятия

В стране «нормального секса» нет ни мифов, ни героев, есть только один вид половых контактов, который начинается с простых ласк и заканчивается проникновением пениса внутрь женщины. Как только мужчина достигает пика удовольствия, он быстро извергает свою сперму, как будто что-то причиняет боль его яичкам. После этого он может посмотреть фильм на Netflix, прочитать последние новости или переставить шкаф.

Главное — безупречно исполнить свой долг и завершить процесс хеппи-эндом, как в фильмах о Джеймсе Бонде.

На протяжении истории повседневные практики претерпевали множество изменений. Менялись взгляды и культура, использовались новые инструменты и приобретался опыт. Даже религия стала иной, изменились места для молитвы и методы осуществления подношений. Изменения также коснулись искусству ведения войны. Выше упоминалось о двух сексуальных практиках, связанных с мужчинами, которые определялись религиозными догмами и цивилизацией, но секс по-прежнему стойко сопротивляется «дополнениям» и «нововведениям», несмотря на свободы и законы, предоставляющие мужчинам право делать то, что им нравится.

Было ли целью изолировать секс от фантазий, чтобы они никогда не пересекались? Боится ли пенис потерять все из-за того, что партнер(ы) сделают свое удовольствие навязчивой идеей?

Занимаясь «традиционным сексом», мы действуем так, как будто получаем приказы от человека, который умер тысячи лет назад. Это может быть Бог, один из его пророков или наш дальний предок, но нужно помнить, что в мире безусловного удовольствия таится множество возможностей. На что был бы похож секс, если бы фантазии и творчество стали воротами удовольствия, не нарушая роль полового члена, связанную с формами владения и доминирования?

Настоящая проблема заключается в том, что проникновение на самом деле считается формой доминирования и обладания: мужчина проникает в женщину, то есть он владеет ею, владеет ее влагалищем и телом, ее мыслями, фантазиями и удовольствием. Он манипулирует, используя ее бедное воображение и страх перед экспериментами. Переодевание в костюм медсестры, игры в курьера или сантехника, садомазохистские практики, укусы, царапины и хватание за волосы, стриптиз, массаж простаты — это не просто фантазии, созданные порнофильмами, но и попытка поменяться ролями. Она не помогает избавиться от доминирования, на котором основана сексуальная жизнь, и не помогает добиться того, чтобы мужчины не чувствовали себя доминирующими или порабощенными. Да и женщины не станут чувствовать себя свободными от подчинения и не перестанут исполнять роль жертвы.

Использование оральных ласк рассматривается как прелюдия к предстоящему сексу, но их также можно рассматривать как полноценный половой акт, так как главное — доставить удовольствие партнеру, а не получить его самому. Традиционный страх гетеросексуальных мужчин показаться геем или стать геем, если они позволят партнеру проникнуть в них пальцем или специальной игрушкой, необоснован. Это один из сексуальных опытов, который мы не должны осуждать. Иными словами, если у вас есть в доме несколько комнат, то почему бы не воспользоваться каждой.

Многие признают, что секс — это не только проникновение и ласки. Есть множество других практик, но религия насадила идею о сексе ради потомства, а позже порнофильмы показали, что секс обязательно должен заканчиваться эякуляцией на лицо или тело женщины. Это также является напоминанием о том, что удовольствие мужчины находится в приоритете. И только после того, как он получил его, партнер (ы) могут идти к черту.

Обязательная гетеросексуальность

В своей статье «Обязательная гетеросексуальность и бытие лесбиянок» (Compulsory Sexuality and Lesbian Existence) Эдриен Рич вводит термин «обязательная гетеросексуальность», вскоре получивший широкое распространение. Он указывает на два важных момента. Во-первых, это доминирование гетеросексуальности как института, поддерживающего господство мужчин в обществе. Во-вторых, что еще хуже, оно носит принудительный и всеобъемлющий характер. Другими словами, общество предполагает, что каждый человек гетеросексуален, пока не будет доказано обратное, и это предположение основано на идее, что гетеросексуальная ориентация является врожденной. Рич написала данную статью 40 лет назад, когда лесбиянки не были влиятельны.

Однако интересно следующее: век гетеросексуальности не будет долгим.

Города начали разрастаться в конце XIX века, когда люди стали покидать деревни. Они казались рассадниками необузданных сексуальных отношений, особенно с ростом общественной осведомленности о сексе. Обычно именно бедные слои населения и рабочий класс обвинялись в девиантном сексуальном поведении. Для формирующегося среднего класса было важно дистанцироваться от отклонений, ассоциирующихся с высшими и низшими слоями общества, и это делалось путем признания лишь противоположного поведения и соответствующих ценностей: семьи, церкви, труда и гетеросексуального секса в законном браке.

В прошлом в борьбе с «гомосексуальными отклонениями» в городах и небольших населенных пунктах полагались на церковь, однако вскоре повсюду воцарились светские законы и воскресная проповедь перестала быть эффективным рычагом влияния на общество. По этой причине средний класс взял на себя ответственность обеспечить превосходство гетеросексуальных отношений, представляя гомосексуализм не только как худшее качество и грех, ведущий в ад, но и как признак нравственного вырождения. Таким образом, сексуальность стала критерием при определении статуса человека.

В какой-то момент сексуальная ориентация стала считаться показателем идентичности человека: так мы оценивали, кто он, и род его занятий. И мужчины, и женщины были вынуждены придерживаться защитной позиции, чтобы доказать свое право занимать то или иное положение, основываясь на своей сексуальной идентичности.

Тем не менее природа не отвечает за наши моральные обязательства, и зачастую дискуссии о сексуальной ориентации строятся вокруг понятий «нормальный» или «естественный» и им придают особое значение с точки зрения морали, поскольку речь также о воспроизводстве и деторождении. Мы сами выделяем для себя те или иные нравственные критерии, даже если не осознаем этого.

Почему же мы связываем воедино такие понятия как «естественный» и «нравственный»? Многие вещи, представляющие ценность для людей, такие как медицина и искусство, имеют неестественную природу. С другой стороны, люди ненавидят многие естественные процессы, например, смерть и болезни. Почему же в данном вопросе мы допускаем логическую ошибку, называя одни естественные явления нравственными, а другие аморальными?

Около века назад сексуальный контакт приобрел новые формы, связанные с оплодотворением и деторождением в лабораториях и клиниках. Кроме того, сексуальные отношения перестали занимать высокое место между полами, увеличилось число разводов и то, что полвека назад считалось крупным скандалом, например, любовные письма гомосексуального характера или супружеские измены, осталось в прошлом.

Границы между гетеросексуальными, гомосексуальными или множественными любовными отношениями становятся более размытыми, и нетрадиционные связи менее подвержены моральным оценкам. Разумеется, в будущем люди продолжат вступать в брак, заводить детей, защищать гетеросексуальность и осуждать другие формы сексуальных отношений, однако так или иначе традиционная ориентация утратит былые позиции: ее перестанут связывать с идентичностью человека, определенным образом жизни и считать признаком морального превосходства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.