Огромная, бюрократическая и аморфная система здравоохранения на протяжении длительного времени крайне осторожно подходила к изменениям. Однако самая серьёзная за последние десятилетия чрезвычайная ситуация произвела революцию. От лабораторий до операционных — метаболизм в отрасли резко вырос на фоне борьбы медицинских работников. Они импровизировали с новыми технологиями в срочном порядке, и, как верно отмечает Economist, зачастую небезуспешно. Их творческий потенциал обещает новую эру инноваций, которая снизит затраты, увеличит доступность медицины для бедных слоев населения и улучшит лечение. Однако эксперты убеждены: чтобы удержать эту тенденцию, правительства должны не дать могущественным лобби заблокировать инновационный всплеск, когда пандемия стихнет.

Борьба против сovid-19 привела, пишут авторы статьи, к впечатляющим разработкам новых технологий матричной РНК. Но было, замечают эксперты, и огромное множество менее заметных чудес, когда медицинские работники экспериментировали для спасения жизней. Устаревшие правила IT-закупок были оставлены в прошлом, зато было внедрено и адаптировано программное обеспечение для видео-звонков и голосовых записей. Была преодолена и организационная разобщенность. Все это происходило одновременно с бумом привлечения венчурного капитала для медицинских инноваций: только за последний квартал 8 миллиардов долларов, что вдвое больше, чем годом ранее.

Однако, как считают британцы, требуется еще больше инноваций. Мировые расходы на здравоохранение в бедных странах составляют 5% ВВП, в богатых — 9% и 17% — в США. В отрасли работают более 200 миллионов человек, и она приносит более 300 миллиардов долларов прибыли в год. Но этот сектор мировой экономики не только не избегает риски, но и огражден от любых перемен. Пациенты могут не знать, какие методы лечения эффективны. Необходимость объединения рисков для многих людей приводит к созданию административных левиафанов: обычно это национальные системы здравоохранения в Европе или страховщики в Америке и некоторых странах с развивающейся экономикой. И, таким образом, как раз ложные правила позволяют компаниям извлекать высокие прибыли.

Эффективность отрасли росла крайне медленными темпами. Высокие расходы означают, что многие люди в современном развивающемся мире не имеют доступа к медицинскому обслуживанию. Как замечают эксперты, в течение следующих двух десятилетий низкая эффективность может привести в некоторых богатых странах к финансовому кризису, поскольку старение населения приводит к дальнейшему росту медицинских счетов.

Пандемия помогла раскрыть существующие возможности, отчасти потому, что заставила людей на время забыть об осторожности. Дистанционная медицинская консультация и наблюдение могут снизить затраты и увеличить уровень доступности. Доля дистанционных посещений клиники «Mayo Clinic», американского поставщика медицинских услуг, выросла с 4% до пандемии до 85% на ее пике. «Sehat Kahani», пакистанская фирма, помогала женщинам-врачам удаленно лечить бедных в социально консервативном обществе. Китайский портал «Ping An Good Doctor» в разгар пандемии посетило 1,1 миллиарда человек.

Эксперты не без оснований замечают, что рост числа онлайн-аптек повысит конкуренцию. В ноябре о своем выходе на рынок объявила Amazon, что обещает всколыхнуть эту отрасль промышленности Америки, в которой доминируют крупные фармацевтические компании и их посредники. И как убеждены британские эксперты, это только начало. Диагностика с большим количеством данных может помочь специалистам в рутинном анализе, например, медицинских снимков — таких, как рентген. Новое поколение непрерывных мониторов глюкозы для диабетиков извлекает выгоду из недавних усовершенствований сенсоров. Со временем искусственный интеллект приведет к инновациям в лекарствах. Совсем недавно «DeepMind», лаборатория искусственного интеллекта, объявила о прорыве в анализе белков.

Многие из этих тенденций должны напрямую повысить эффективность — за счет более низкой арендной платы за офисы или направления врачей в режиме реального времени в сельские районы, где хирургические операции встречаются редко. Но они могут вызвать и всплеск конкуренции, и непрерывное улучшение. Чем больше данных, тем проще будет судить о том, какие методы лечения наиболее эффективны, это Святой Грааль медицины. Мониторинг личного здоровья будет означать, что лечение станет скорее профилактикой, чем реакцией на уже существующую проблему. А с большей информацией пациенты смогут принимать более обоснованные решения.

Свой вклад, как считает Economist, могут внести правительства: крупные страховщики и учреждения государственной системы здравоохранения должны быть готовы признавать новые цифровые услуги и оплачивать их. В Германии и Китае уже приняты законы и новые правила относительно возмещения расходов за онлайн-медицинские услуги. Оценка эффективности цифровых услуг будет проводиться быстрее. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Америки модернизировало свой процесс утверждения для приложений.

Как считает Economist, другая приоритетная задача правительств заключается в создании системы для потока данных о здравоохранении

Физические лица должны иметь возможность контролировать свои данные и предоставлять поставщикам услуг разрешение на доступ к ним. Индия создает национальные идентификаторы здоровья, которые будут стремиться объединить конфиденциальность с массовыми данными. Во всем мире сотни миллионов медицинских записей необходимо сделать анонимными и более эффективно агрегировать их, чтобы исследователи могли искать закономерности в наборах данных.

В заключении авторы статьи предупреждают: редкий шанс улучшить качество медицинской помощи и снизить ее стоимость может исчезнуть к концу 2021 года. Измученные медицинские работники могут предпочесть революции отдых. Некоторые из сегодняшних стартапов в области медицины потерпят провал, что вызовет негативную реакцию. Несколько крупных технологических компаний могут попытаться монополизировать пулы данных. А мощное лобби отрасли попытается избавиться от конкурентов. Здравоохранение — это не та область, в которой можно учиться на своих ошибках.

Пандемия показала, что отрасль слишком привыкла к осторожности. Однако она пересмотрела определение того, что является возможным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.