На выходных в моем многоквартирном доме в Святошинском районе Киева отключили воду — и холодную, и горячую. Лишь на третий день бедствия Киевводоканал разослал сообщения на мобильные телефоны жителей дома о том, что все произошло из-за аварии на трубопроводе.

Конечно, было бы хорошо, если бы Киевводоканал сообщил о проблемах в первый день их возникновения, чтобы избежать кривотолков среди жильцов.

А кривотолков было много.

Отсутствие воды в кранах разделило жителей моего дома на два разные поколения. Первая группа — те, кому от 30 до 45. То есть это работающие киевляне, знающие, что такое мобильный банкинг и онлайн-шоппинг. Вторая группа — те, кому за 50, с превалированием пенсионеров, ностальгирующих за 1980-ми, когда в Святошинском районе проводились масштабные строительные программы.

Старшая группа проклинала Киевводоканал и предупреждала более молодых жителей: «Мы опытнее и знаем, что воды не будет долго, поэтому запасайтесь водой из всех доступных источников».

«Прекратите панику на корабле!» — так и хотелось им ответить.

Жильцы помоложе, наоборот, старались подбадривать друг друга, заверяя, что вода появится если не сегодня вечером, то, в крайнем случае, завтра утром.

Вот эта разница — между безнадегой стариков и надеждой молодых — является ключевой для всего украинского общества.

Поколенческие разрывы разделили украинское общество и поляризовали его. Если у тебя нет надежды — естественно, ты благоволишь, к примеру, ОПЗЖ, которая обещает тебя вернуть в лучшую версию 1980-х.

Если же ты достаточно молод и надеешься на что-то, то часто люди старшего поколения делают все возможное, чтобы убедить тебя: надеяться не на что. Украина, по их мнению — это несостоявшееся государство, которое проклято на загнивание хотя бы после того, как госзавод Антонов прекратил сотрудничество с оборонной промышленностью Российской Федерации.

Ты можешь долго рассказывать престарелым соседям о том, как побывал в Амстердаме или Берлине, где увидел, как живут современные города. Но соседи стоят на своем — быть такого не может в Киеве, потому что Киев — это Киев, а потому здесь все должно быть если не откровенно плохо, то на скверной грани выживания.

Победителем в украинских дискуссиях чаще всего становится тот, кто ни на что не надеется

Вот этот болезненный разрыв между безнадегой и надеждой пронизывает все слои украинского общества. Кто-то, утратив всякую надежду на финансовое благосостояние, молится на новые скидки в АТБ. Кто-то, надеясь на экономический рост, берет в Ощадбанке кредит на новый автомобиль.

Кто-то, потеряв интерес к стране, в которой живет, смотрит пессимистические телеэфиры на телеканале Наш, где даже журналист Дмитрий Гордон выглядит заядлым оптимистом. Кто-то, считая Украину вполне успешной страной, покупает облигации Минфина, надеясь заработать на неплохих процентных ставках.

Евросоюз, выделяя Украине кредитные средства, далеко не всегда осведомлен о бытовом качестве жизни рядовых украинцев. Киевводоканал не отчитывается перед Брюсселем о прорывах в трубах, да и в просьбах о кредитах на развитие отстает от городов восточной Украины, где есть желание создать пример жизненного комфорта для так называемых ДНР и ЛНР.

Но Евросоюз с его стандартами жизни — рядом. Рядом Польша, рядом Словакия и Венгрия. Украина застряла в выборе. Она не может понять — было ли лучше в СССР в 1980-х или же ей все-таки надо брать пример с Евросоюза. В этом вопросе вновь дает о себе знать поколенческий разрыв.

Если ты достаточно молод и надеешься на лучшее — ты крайне уязвим. Тебя могут обвинить в любых проблемах, о которых пишет пресса. Подозревают в коррупции заместителя главы Офиса президента Олега Татарова — виноват ты со своим оптимизмом. Откладывают повышение минимальной зарплаты из-за требований МВФ по дефициту бюджета-2021 — виноват ты со своим оптимизмом.

Победителем в украинских дискуссиях чаще всего становится тот, кто ни на что не надеется. Кто уверен: ситуация в стране будет ухудшаться во всех возможных измерениях. Для проверки этого тезиса вам просто следует посмотреть телеканалы из орбиты Виктора Медведчука. Разочарованный во всем пенсионер становится королем ситуации. Он-то знает толк в качественном разочаровании.

Этому пенсионеру готовы подыгрывать эксперты, приглашаемые на подобные телеканалы. Им ничего не стоит углубить степень разочарования. Если страдать политической депрессией — так по полной программе, чтобы вообще не было ни малейшего признака надежды.

Украинский пенсионер зачастую не понимает, как в Украине-2020 решается квартирный вопрос. Он не знает, почему за просмотры матчей киевского Динамо в Лиге чемпионов он теперь должен кому-то что-то платить. Он недоумевает, как можно покупать что-то в кредит, да еще и заказывать товар в интернете.

Все это загоняет его в ловушку бедности. Чем больше ты разочаровываешься в действительности — тем больше жизнь подсовывает тебе поводов разочароваться.

Выиграл мэрские выборы в Киеве Виталий Кличко, а не Александр Попов — можно разочаровываться, ведь пенсия от этого не вырастет. Проводит Министерство инфраструктуры программу Большая стройка — можно разочаровываться, ведь автомобиля у тебя нет, а значит ты не станешь бенефициаром этой программы.

Проблема в том, что вся страна в итоге попадает в эту ловушку бедности, из которой порой не видно выхода. Ведь чтобы увидеть удачные примеры выхода из ловушки бедности в странах Евросоюза, надо приложить усилия. А телеканал Наш в этом — плохой помощник. Он стремится сыграть на ваших худших ощущениях и ожиданиях.

Поэтому, когда пропадает вода в доме, вы сразу же, без малейших проволочек готовитесь к Голодомору. Это — простейшая причинно-следственная связь, ведь вы давно усвоили, что в Украине все меняется только к худшему.

Весь этот негатив дорого обходится Украине и ее экономике. Средний класс еще может вытянуть на себе собственное материальное положение, но он физически не может убедить каждого разочаровавшегося в том, что глубинный тренд в стране — позитивный.

Молодое поколение украинцев чувствует себя виноватым во всем — в реформах, в изменениях, в попытках вести европейский способ жизни. Поэтому неудивительно, что столь многие из них смотрят в сторону Запада и эмиграции туда для продолжения своей жизни и карьеры.

Украине следует еще проделать очень много работы для того, чтобы подготовиться к тем вызовам, которыми живет Евросоюз. Это и негативные процентные ставки, и масштабное использование искусственного интеллекта, и зеленая экономика устойчивых решений. Популярный в наших краях лозунг «все будет только хуже» — плохой попутчик по дороге в Евросоюз.

Да, не только рестораны, ночные клубы и отели, но и водоканалы определяют комфорт жизни в современных украинских городах. Но для того же нам и даны инструменты и институты демократии, чтобы влиять в том числе на то, что происходит с нашими водоканалами, нашими облэнерго и нашими муниципальными больницами и кинотеатрами.

Когда вы в последний раз писали жалобу в ЖЭК о том, что под вашим домом нет ни одной лавочки? Когда вы в последний раз обращались к народному депутату-мажоритарщику от вашего округа, чтобы решить проблему парковок, нерегулярного вывоза мусора или, опять же, регулярных перебоев в водоснабжении? Так давайте же начнем с этого.

От того, что мы будем повторять друг другу «надежды нет», ситуация точно не улучшится. Изменить ситуацию на Украине — вполне в наших силах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.