Нестабильная экономика Белоруссии в итоге может оказать решающее воздействие на итог политического кризиса, длящегося в стране уже больше четырех месяцев. Сделки по закупке нефти и газа, заключенные с Россией по низкой цене, очень важны с точки зрения благосостояния народа. Успешность производства потребительских товаров тоже зависит от восточных рынков.

Обнищание усиливает зависимость Белоруссии от России и дает Москве больше возможностей диктовать свои условия. С другой стороны, бунтарские настроения усиливаются, и контролировать развитие событий в стране вряд ли будет возможно.

Белорусские экономисты уже давно используют свою версию «индекса бигмака», придуманного газетой The Economist в 1986 году. The Economist сравнивает стоимость порции заказа в Макдоналдсе в разных странах в местной валюте. Главная задача этого индекса — сравнить покупательную способность валют с учетом актуального курса.

Подобный белорусский индекс называется «чарки-шкварки». Специалисты отслеживают стоимость 100-граммовой порции водки и 100-граммового куска сала.

За первый квартал этого года средняя стоимость свинины и водки составляла 2,67 белорусских рубля. Начиная с 2016 года в Белоруссии используется «новый» рубль — без последних четырех нулей, появившихся в результате грандиозной инфляции. Нынешние официальные показатели инфляции довольно умеренные.

Для отслеживания инфляции этот набор потребительской корзины не подходит, а следить за курсом белорусского рубля не очень-то интересно. Исследователи используют индекс «чарки-шкварки» для изучения покупательной способности зарплаты простых белорусов.

Согласно недавнему исследованию, «в третьем квартале 2020 года среднестатистический белорус заработал 478 ЧШ: на 3,7% больше, чем кварталом ранее, и на 10,6% больше, чем в аналогичном периоде 2019 года». Частично рост покупательной способности зарплат в третьем квартале объясняется повышением зарплат в государственных организациях перед президентскими выборами — типичный прием нынешней диктатуры.

В августе-сентябре средняя зарплата белорусов, судя по индексу, опять снизилась. По сравнению с июлем заработная плата сократилась на восемь порций ЧШ. Исследователи изучают ситуацию и в соседних странах: «Покупательная способность зарплат в ЧШ в сентябре 2020 года ниже, чем в Белоруссии, была только на Украине — 376 штук у соседей против 468 у нас».

«Чарки-шкварки» — надежный инструмент для оценки состояния экономики, но постепенно он начинает устаревать. В сентябре самую высокую зарплату в Белоруссии получали специалисты IT-cферы — в среднем 2038 ЧШ. Должно быть, они скорее тратят свои деньги на кофе с молоком и травяные чаи, нежели на сало и водку.

«Белорусские протесты „перепахали" страну, — пишет исследователь финского Института международных отношений (UPI) Аркадий Мошес в комментарии для исследовательского Центра Карнеги. — Для белорусского общества теперь немыслимо возвращение к временам „чарки и шкварки" и бессрочного правления Лукашенко в обмен на минимальное благосостояние».

Судя по этому комментарию, в Белоруссии четверть века действовал негласный общественный договор, и правителю удавалось сохранять свой трон довольно легко.

Похожая ситуация наблюдалась и в соседней России с начала 2000 года до сентября 2011 года, когда средний класс выступил против Владимира Путина и вышел на улицы. Однако на смену старому общественному договору так и не появилось ничего нового. Российская политика уже девять лет пребывает в застое, возникший вакуум заполняется пропагандой.

Белоруссия может повторить судьбу России. Во всяком случае, Белоруссия очень сильно с ней связана — еще сильнее, чем Финляндия. А это уже не мало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.