В последние недели многотысячные демонстрации исчезли с центральных улиц белорусского Минска. Субботние «женские марши» больше не проводятся — в первую очередь, из-за насилия со стороны милиции.

«Здесь сейчас очень тяжелая ситуация», — говорит 23-летняя студентка музыкального института Яна Щербакова, продолжающая участвовать в протестах. Helsingin Sanomat взяла у нее интервью по телефону.

«Настроение быстро меняется. То кажется, что все хорошо, то погружаешься в депрессию».

Протесты в Белоруссии начались летом и достигли больших масштабов в августе, когда граждане страны заговорили о грубой фальсификации на президентских выборах. Многие ждали революции.

Однако президент Александр Лукашенко всеми силами держится за власть. Участники протестов устали, накал эмоций спал.

Лукашенко руководит Белоруссией с 1994 года.

Оппозиция не сдается.

Из-за произвола милиции и задержаний оппозиция сменила тактику: вместо больших демонстраций теперь проводятся «марши соседей». Это означает, что в городе проходят десятки маленьких демонстраций, и милиция не успевает все проконтролировать.

Яна Щербакова продолжает участвовать в митингах по воскресеньям.

«Стиль протестов изменился. Сейчас у нас проходят марши соседей, — рассказывает Щербакова. — Раньше мы хотели показать, как нас много. Сейчас это опасно, милиция тут же задерживает протестующих еще до начала акции, так что нам нужно было сменить тактику».

«Когда протесты проходят по всему городу, ресурсов насильственного государственного аппарата не хватает. Правда, иногда и сам не знаешь, для чего ты вышел на улицу».

«Число участников в марше соседей зависит в первую очередь от района. Если в районе много молодежи, то может выйти пара тысяч человек. В моем районе в лучшем случае соберется тысяча».

Вечером шестого декабря Министерство внутренних дел Белоруссии сообщило о задержании на минских демонстрациях больше 300 протестующих по подозрению в «нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий», сообщается на новостной странице Tut.by

Примерно столько же людей было задержано неделей раньше. В конце октября — начале ноября число задержанных в одном только Минске доходило по меньшей мере до тысячи человек.

Число задержаний снизилось, потому что оппозиция больше не проводит многотысячные марши в центре столицы.

После августовских выборов, результаты которых считаются незаконными, в минских демонстрациях участвовали, по самым грубым оценкам, от 100 до 220 тысяч человек. Похожие протесты проводились в крупных городах Белоруссии, людей задерживали тысячами.

Как сообщает AFP, в самых немногочисленных маршах шестого декабря участвовало менее 20 человек. Сообщений о крупных протестах в других городах не было.

Задержания и суровые меры милиции — главная причина прекращения митингов. Повторно задержанных милиция Белоруссии считает рецидивистами.

В небольших населенных пунктах протесты не приносят результата. В отношении региональных центров полиция проводит особую линию.

Помимо Минска в Белоруссии насчитывается около шести городов с населением больше 200 тысяч. В выходные дни спецназ стал отправляться в эти города с проверкой.

«Например, в Гродно были крупные протесты, но потом милиции удалось их подавить. Сейчас они начались опять», — рассказывает Яна Щербакова.

Оппозиция всегда выступала против насилия. Начавшиеся в сентябре протесты женщин были частью этой тактики. Основываясь на старом опыте, демонстранты думали, что женщин не будут задерживать или бить. Но все вышло иначе.

После прекращения «женского марша» в ноябре оппозиция начала продвигать те же идеи другими способами. Теперь по понедельникам на протесты в Минске выходят пенсионеры, по четвергам — инвалиды.

«Сейчас могут напасть и на стариков или инвалидов, — говорит Щербакова. — Они периодически нарушают эти границы».

«В августе мы думали, что к Новому году у нас уже может быть новый президент. Но систему, которая создавалась 26 лет, очень тяжело разрушить, и за пару-тройку месяцев или за полгода это вряд ли удастся. Нужно готовиться к долгой борьбе».

Система, созданная Лукашенко, который пришел к власти в 1994 году, вряд ли продержится долго на одном насилии. Также важна поддержка России, о которой Путин публично заявил во второй половине сентября в Сочи во время приезда туда президента Белоруссии.

После этой встречи Лукашенко начал говорить об изменении Конституции, которая сейчас гарантирует президенту практически абсолютную власть. Лукашенко заявил, что после реформы Конституции он может покинуть свой пост, если народ того потребует. Если верить данным, просочившимся в прессу, референдум о новой Конституции будет проведен в 2022 году, и после него состоятся новые выборы.

Аркадий Мошес, эксперт Института внешней политики Финляндии, не относится к словам Лукашенко серьезно.

«Изменение Конституции — способ для Лукашенко выиграть время, — говорит Мошес. — Он не смог убедить белорусов, но Россия ему поверила. Для Москвы это способ сохранить Лукашенко на посту президента в своих интересах».

Бесконечные попытки Лукашенко удержаться во власти — большой риск для Москвы. Согласно Белорусской аналитической мастерской (БАМ), поддержка идеи создания союза с Россией упала в Белоруссии за период с сентября по ноябрь с 52% до 40%, рассказывает «Свободная пресса».

Изменения действительно произошли стремительно. По результатам опроса, проведенного БАМ ранее, в июле поддержка идеи союзного государства была такой же низкой, как и сейчас, но после августовских выборов число ее сторонников и противников резко возросло.

Похоже, белорусы посчитали, что Россия отвернется от Лукашенко. Этого не произошло, и популярность союза с Россией начала снижаться.

В то же время сторонников проевропейских взглядов в Белоруссии тоже стало больше: их число увеличилось с 27% до 33%.

Для роста своей популярности ЕС ничего не делал. Санкции против Лукашенко и его окружения вводились медленно, их было немного — по крайней мере, если сравнивать с санкциями, введенными против Белоруссии в 2011 году и снятыми в 2015 году.

В любом случае, ситуация постепенно разворачивается таким образом, что Россия и ЕС скоро могут стать противниками — как произошло во время событий на Украине в 2014 году.

Недавно Аркадий Мошес опубликовал на страницах Центра Карнеги статью о трех вариантах развития событий в Белоруссии, которые могут привести к конфликту России и ЕС.

Первый вариант: экономика Белоруссии может оказаться в глубоком кризисе, от которого ее позже спасет Москва — требуя взамен укрепления сотрудничества и право на строительство военных баз. Национальная борьба превратится в геополитическую.

Второй вариант: народ может выйти на улицы, размахивая флагами ЕС, и ЕС придется отойти от своей пассивной линии. Ответом России стало бы ужесточение отношения к белорусской оппозиции.

Третий вариант развития событий: преемником Лукашенко может стать человек, победе которого будут очень рады в Брюсселе. России преемник не понравится.

Плохих вариантов много. А есть хорошие?

«Благополучное развитие событий, в принципе, возможно, но тогда Западу нужно что-то предложить Белоруссии, а мы такого пока не наблюдаем», — говорит Аркадий Мошес.

«Если протесты продолжатся, Лукашенко может подать в отставку через два-три года. Но на создание нормальной демократии с опорой на европейские нормы может легко уйти 20 или 30 лет».

Но давайте вернемся к студентке Яне Щербаковой. Какие действия нужно предпринять ЕС?

«Ввести новые санкции! — отвечает Щербакова. — Это очень важно, такой шаг нарушит бизнес-планы элиты, политиков и Лукашенко. То же касается и российского бизнеса. На эту ситуацию можно повлиять только деньгами».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.