В начале декабря для затопленной волной пандемии Европы появились первые несмелые проблески надежды. Число новых случаев на фоне вновь введенных в октябре-ноябре жестких карантинных ограничений почти везде ощутимо пошло вниз. Все ближе становится перспектива начала массовых прививок — ученым удалось сделать настоящее чудо, осуществив за несколько месяцев то, на что обычно уходят годы.

Но, несмотря на все это, ситуация остается крайне сложной, и умудренные горьким опытом европейские правительства не спешат на этот раз ослаблять ограничения. Отели и рестораны в Австрии останутся закрытыми до седьмого января — альпийская страна сознательно лишила себя огромных поступлений от туристического сезона, спасая жизни своих граждан.

В Германии достаточно жесткий частичный локдаун останется в силе до десятого января. Повсеместный масочный режим в общественных местах ввели Нидерланды. Там до сих пор ситуация улучшалась значительно медленнее, чем в соседней Бельгии, где такой режим действовал с самого начала. И так происходит почти во всех государствах Европы, которыми руководят ответственные правительства, прислушивающиеся прежде всего к мнению экспертов.

Исключением остается лишь Швеция, которая и дальше платит сверхвысокую цену за поставленный над собой уже явно неудачный эксперимент по выработке «коллективного иммунитета».

А такие наши соседи, не входящие в состав ЕС, как турки, вообще ввели жесткий комендантский час ночью и на выходные дни.
На этом фоне Украина в очередной раз «пошла собственным путем». Второго декабря правительство отказалось продлевать даже такие полумеры, как карантин выходного дня.

И уже вечером окрыленный министр культуры Александр Ткаченко призвал сограждан массово отправляться в рестораны, спортзалы и кинотеатры.

А утром третьего декабря министр здравоохранения Максим Степанов, традиционно презентуя цифры предыдущего дня, вообще употребил термин «позитивная статистика», — вдохновившись тем, что число излечившихся второй день подряд оказалось выше числа новых заразившихся.

К сожалению, анализ цифр говорит о другом. Кривая числа новых случаев действительно стала менее стремительной — карантин выходного дня все-таки подействовал, и на третью неделю это почувствовали все мы.

Хотя радикально помочь он не смог. Как из-за слабости установленных ограничений, так и из-за того, что даже их массово не соблюдали — один известный депутат из ОПЗЖ заявил, что законопослушными являются только «трусы и лохи». Это подтверждают те же самые цифры.

Близкой к катастрофической остается ситуация в столице, где число новых подозрений в день, которое министр здравоохранения назвал «положительными», приблизилось к 2200 (Киев — едва ли не единственная точка на карте государства, где подозрений разрешается фиксировать существенно больше, чем выявленных случаев, и поэтому этот показатель является более или менее объективным в оценке реальной динамики распространения болезни).

Следовательно, число новых случаев в Киеве на душу населения уже существенно превысило то значение, что побудило пойти на достаточно жесткий новый локдаун в ноябре, скажем, Прагу.

Зато в украинской столице никто даже не подумал хотя бы о том, чтобы ограничить работу детских площадок, где под присмотром простуженных взрослых до сих пор резво возится сопливая детвора, щедро делясь своими вирусами. Следствие ожидаемое и неизбежное: третьего декабря в Киеве ковид официально унес тридцать жизней. К сожалению, в то время, когда в Европе побеждает ответственность и здравый смысл, на Украине берет верх улица, олицетворяемая готовыми умереть за лишние сто гривен мелкими предпринимателями, представителями которых стали и мэры крупнейших городов, и политики — от кондово пропутинских до изысканно проевропейских.

Мэр областного центра на Прикарпатье публично заявил, что он против Рождественского локдауна, потому что «надо дать бизнесу заработать». О человеческих жизнях, которые неизбежно потеряются из-за заработков «Рождественского» бизнеса, этот мэр — «свободовец» не сказал ничего…

И теперь о самом печальном. Министр Степанов назвал «положительным» день второго декабря, когда по официальным данным от осложнений, вызванных covid-19, умерло двести сорок три украинца.

Это — больше, чем боевые потери на Восточном фронте за весь 2018 год. Специально вспоминаю эту цифру, потому что именно она побудила избирателей проголосовать весной 2019 года за Владимира Зеленского, обещавшего быстро закончить войну и «спасти жизнь нашим ребятам».

Сознательно не буду касаться того, насколько успешно президент выполняет это свое главное обещание. Акцент ставлю на другом: столько, сколько во времена Петра Порошенко Украина теряла, защищая себя от российской агрессии, за целый год, сегодня она в период правления Владимира Зеленского теряет в войне с covid-19 за один-единственный день.

К сожалению, сегодня нет никаких оснований делать оптимистичные прогнозы. Пандемия, безусловно, когда-нибудь закончится — даже естественным путем, без какой-либо вакцинации, как без вакцинации закончилась сто лет назад пандемия «испанки». Но за цену человеческих жизней при этом будет взыматься высокая плата.

После второго декабря рядовой украинец должен предельно четко понять: дело нашего выживания в том аду, к которому ласково пригласила нас всех действующая власть, отменив даже скромные ограничения карантин выходного дня — это исключительно наше личное дело. Полагаться уже не на кого.

Остается разве что только ослушаться совета министра Ткаченко и не ходить в рестораны, спортклубы и кинотеатры. А также по возможности дистанцироваться от тех, кто туда ходит.

А также старательно носить везде — прежде всего на рабочем месте и в ситуациях всех публичных контактов — маску и пользоваться антисептиком. Гарантии это, конечно, не даст, но шансы дожить до весны немного повысит.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.