Таруса — Новый мэр Тарусы Сергей Манаков привлек к небольшому городу больше внимания, чем когда бы то ни было.

В конце октября городская Дума приняла решение отказаться от советских названий главной площади и 15 центральных улиц Тарусы. Вместо площади Ленина появится Соборная площадь, улица Ленина станет Калужской улицей, улица Карла Либкнехта — Тарусской улицей, улица Луначарского — Кирпичной улицей, улица Урицкого — Лесопильной и так далее.

Мнения в городе разделились. Вскоре новость о переименовании улиц в Тарусе обсуждалась всей страной.

Таруса — старинный город, первое письменное упоминание о котором относится к 1246 году. Однако, несмотря на это, по словам Манакова, Таруса не воспринимается в России как город с богатой историей.

«Это позволит нашим детям понять, в каком городе они живут. Они смогут почувствовать себя потомками людей, которые здесь жили и трудились», — говорит мэр Сергей Манаков.

Возвращение старых названий напомнит россиянам о возрасте города, добавляет он. Таруса уже давно пытается привлечь новых туристов.

Причина начавшихся споров вполне понятна.

В России сложное отношение к прошлому. Как показывают опросы общественного мнения, ностальгия по советскому времени в России только крепнет. По результатам весеннего опроса Левада-Центра, 75% россиян считают советский период лучшим временем в истории страны.

В последние годы от советских названий отказываются редко. В России по-прежнему существует около шести тысяч улиц, проспектов и переулков, названных в честь Владимира Ленина.

Эта тема уже обсуждалась в Тарусе пару лет назад. Тогда предлагалось переименовать улицу, названную в честь революционера Ивана Каляева, убившего московского генерал-губернатора. Некоторые жители Тарусы требовали отказаться от имени террориста в названии улицы. Спор так и не был разрешен.

Протесты местных коммунистов и консерваторов никого не удивили. А вот реакция на государственном уровне оказалась неожиданностью.

Председатель Коммунистической партии Российской Федерации Геннадий Зюганов сказал, что это решение изменить советские названия улиц стало «унижением великой эпохи» и заявил, что руководители Тарусы идут по пути «бандеровцев, нацистов и фашистов».

Изменены будут только названия в историческом центре города, говорит Манаков. В Тарусе останется переулок Ленина, Советская улица, улица Клары Цеткин, переулок Кирова и Пролетарская улица.

«Мы даже не думаем менять названия этих улиц. Это тоже наша история, советская история», — говорит Манаков.

Есть еще одна причина протестов. Многие боятся, что жителям улиц придется менять все документы. Для некоторых названия этих улиц важны и без идеологического контекста.

И, конечно же, как это бывает в маленьких городах, к реформе относятся с подозрением.

Таруса, которая находится в ста километрах от Москвы — зеленый город, живописно расположенный в излучине Оки. В советское время он пользовался популярностью у инакомыслящих и деятелей культуры. Позже в Тарусу переехали многие москвичи.

Многие местные считают, что перемены были продиктованы сверху. Сейчас жители Тарусы говорят о «варягах», то есть о назначенных Москвой руководителях: таковым является отвечающий за проект глава администрации Тарусского района Руслан Смоленский.

Среди возмущенных жителей города — Борис Манн, в роду которого было несколько поколений кузнецов из Тарусы.

«У людей надо было спросить», — говорит он нам в своей мастерской.

Объяснения Манна поймет любой россиянин. Граждане начинают негодовать, когда решение принимается без учета их мнения. Поэтому в Хабаровске прошли митинги против ареста губернатора, в Архангельске — против строительства мусорного полигона, в Москве — против фальсификации результатов выборов, в Екатеринбурге — против закрытия парка.

Бориса Манна особенно рассердило, что этот вопрос не поднимался перед сентябрьскими выборами в Думу. Он думает, что многие горожане поддержали бы идею властей — если бы с ними ее обсудили.

«Теперь люди поняли, что их не хотят слушать, с ними не хотят общаться как с полноправными горожанами. Поэтому они так злятся».

Живущая рядом с Манном Оксана Савоскул не понимает, на что жалуются горожане. Ведь принимать решения — непосредственная задача депутатов.

Она поддерживает идею переименования улиц. Основанный ей фонд «Тарусское наследие» продвигал эту инициативу уже давно. Изменение названий действительно может способствовать развитию туризма в городе, но Савоскул считает, что важнее всего помочь местным жителям осознать свою историю.

«На что нам опираться, как не на природу, культуру и историю?»

Оксана Савоскул поддерживает, к примеру, восстановление названия Кирпичной улицы, хотя многие считают его глупым. Оно связано с кирпичным заводом, который здесь раньше был, говорит она.

«Открытый во времена Екатерины Великой кирпичный завод считался передовым производством. Раньше деревянный город часто горел. Первые кирпичные дома, построенные в XIX веке, изменили облик Тарусы. Появились церкви, кирпичные склады и красивые дома купцов. Мне кажется, Кирпичная улица будет об этом напоминать».

Савоскул говорит, что с беспокойством следила за реакцией на переименование улиц за пределами Тарусы. Когда коммунисты подняли шумиху, патриотические группы начали выступать в поддержку изменения названий.

«От политических споров Таруса только проиграет», — говорит она.

Новыми союзниками довольны далеко не все. Тарусской интеллигенции, поддерживающей изменение названий, не понравилось, когда к ней присоединились патриотические группы, пообещавшие поддержку ветеранов войны на Восточной Украине в «борьбе» с коммунистами.

Ситуация не понравилась и противникам возвращения дореволюционных названий: кого-то насторожил метод принятия решений, кто-то просто хотел сохранить названия без рассуждений об идеологии. Неожиданно они оказались в одном строю с коммунистами, увидевшими в переименовании улиц фашизм.

По словам мэра, на очереди — подготовка новых вывесок. Названия будут изменены примерно через год.

В городе с десятью тысячами жителей споры все же не могут быть очень серьезными.

«У меня здесь много знакомых, и мы, конечно, будем общаться, даже если не сойдемся в этом вопросе. Жизнь продолжается», — говорит Оксана Савоскул.

Борис Манн с ней согласен.

«У меня есть друзья, которые поддерживают это решение. Я уважаю их мнение, но у нас разные взгляды. Посмотрим, кто победит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.