Октябрь 2020 года. Франция. Отрезанная голова учителя Самюэля Пати в предместье Парижа, которого убил чеченский иммигрант, и мертвая 60-летняя женщина, которая молилась в храме в Ницце и которую прямо там попытался обезглавить нелегальный беженец из Туниса. В понедельник второго ноября 2020 года. Вена. Террористические нападения, совершенные приверженцами «Исламского государства» (запрещено в России — прим. ред.), четверо погибших прохожих и еще 17 раненых. Эти жуткие сцены повторяются в Европе уже много лет, поскольку исламисты ведут там священную войну — джихад. К сожалению, своей самоубийственной политикой этому способствовала сама Европа с ее нерешенной проблемой миграции, бессмысленным мультикультурализмом и нежеланием взглянуть правде в глаза.

Покажу на примере, как западные страны относятся к смертельной угрозе исламизма. 27 октября (нет, это не опечатка, и это действительно произошло только в этом году) чешская Палата депутатов признала ливанское шиитское движение «Хезболла» полностью террористической организацией. Прежде Чешская Республика совершенно бессмысленно разделяла «Хезболлу» на политическую и боевую часть. Германия запретила на своей территории «Хезболлу» в апреле. А ведь это движение, которое содержит и вооружает теократический Иран, поддерживает терроризм уже десятки лет. В таком случае нечего удивляться, что исламисты могут вести свой джихад практически по всему миру, и Запад им особо не препятствует.

При этом бывший чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг в интервью австрийскому изданию Tiroler Tageszeitung резко критиковал страны Центральной Европы за их подход к проблеме миграции в рамках Европейского Союза. «Отсутствие солидарности недопустимо», — сказал бывший министр, по мнению которого страны, которые не хотят принимать ни одного мигранта, должны нести большие финансовые расходы. Князь Шварценберг, которого я за многое уважаю, в данном случае совершенно не прав.

ЕС должен совсем по-другому относиться к миграции из мусульманского мира. Нужно ее свести к минимуму и очень избирательно проверять и пускать беженцев. Однако как раз проверить их почти невозможно. Поэтому те из членов Европейского Союза, кто не хочет принимать этих беженцев, пусть их и не принимают. А иначе Европа встанет на путь в ад. Кстати, как мы уже видим, направление туда уже задано…

В чем проблема?

Феномен связи миграции, постепенной радикализации мусульман, проживающих в Европе, и вызванного этим терроризма зародился еще в 70-е годы прошлого века. В последнее время его «подпитывали» новые миграционные волны, войны и конфликты на Ближнем Востоке, в Африке и Афганистане, а также финансы богатых арабских государств и бесконечные возможности для распространения зла с помощью современных технологий.

К сожалению, Европа и Запад виноваты в этой в проблеме по большей части сами. Давно буксующая миграционная политика, ересь политической корректности и фальшивая политика мультикультурализма способствовали формированию исламистских монстров, таких как, например, тунисский беженец Анис Амри, который жил в Германии, имея несколько поддельных документов. В декабре 2016 года с помощью угнанного польского грузовика он убил на рождественском базаре в Берлине 12 человек и 56 ранил. К сожалению, среди погибших была и чешка Надя Чижмарова.

Если тщательно проанализировать данные и цифры за последние 50 лет (речь идет об официальных данных, а не о вымыслах сторонников теорий заговора), то становится ясно, что проблема связи части мусульманских мигрантов с терроризмом в Европе уже превратилась в институциональную, и ее не искоренить. Однако с ней можно бороться.

Тем не менее некоторые европейские политики, некоммерческие организации и мультикультуралисты продолжают повторять свое, и самое лживое их заявление — о том, что мусульманские террористы — это одиночки и что их нападения не имеют никакого отношения к исламу. Почему кое-кто так утверждают, понятно, ведь если бы они взглянули правде в глаза, им пришлось бы признать свое глубокое заблуждение.

Конечно, многие исламские экстремисты совершают теракты в одиночку или малыми группами, но это отнюдь не означает, что за ними не стоит тотальная религиозная идеология. Их мнимая оторванность — хорошо продуманная тактика, которая дает шанс вообще совершить теракт. И то, что при этом подавляющее большинство из них превозносят Аллаха и радикальный ислам, идеи которого ведут их к подобным трусливым поступкам, напротив, очевидно.

Я приведу цитату из книги «Вехи на пути» египтянина Сейида Кутбы, который считается видным исламским философом и главным теоретиком (из его учения исходил даже негодяй Усама бен Ладен) мусульманской священной войны, джихада: «На земле есть только одно место, которое можно называть обителью ислама. Это место, где возникло исламское государство, где шариат — главный авторитет, где вершится Божий суд и где все мусульмане управляются вместе. Остальной мир — обитель враждебности и войны… Вечная освободительная война с помощью джихада продолжится, пока вся религия не будет принадлежать Богу… У ислама просто есть право перехватить инициативу. Он не является детищем одного народа, строя или власти. Это Божий метод и мировой порядок. У него есть право смести все преграды в виде институтов и традиций, которые ограничивают свободу выбора людей».

При внимательном изучении книги «Вехи на пути» Сейида Кутбы понимаешь, что «обителью войны» можно «назначить» что угодно: и Чешскую Республику, и Германию, и Париж, и Вену, и Запад, и демократию, и свободу.

Террористические акты, совершаемые на старом континенте, нацелены на разжигание наших внутренних политических споров и рост социальной напряженности в европейских странах. Также они должны мотивировать больше молодых мужчин (и женщин) примкнуть к общемировому джихаду, где бы он ни велся. Кроме того, эти теракты призваны демонстрировать несостоятельность европейской демократической альтернативы и подчеркивать мощь эфемерного исламского халифата. Они умело пользуются слабостью миграционных законов Европейского Союза, проницаемостью границ и его крайне заторможенной реакцией на все. Идеологию и миграцию не остановить, отправляя на улицы после каждого теракта больше полицейских и солдат с автоматами. Так политики только создают видимость бурной деятельности, потому что на самом деле не в состоянии что-то предпринять. Или они не хотят? Это еще хуже.

По заказу парижского института Монтеня было проведено исследование «Французский ислам возможен», в котором очень подробно и тщательно изучено мнение французских мусульман. Авторы публикации пришли к выводу, что в стране существует три группы людей, проповедующих ислам. Около 46 процентов ведут светский образ жизни, и поэтому для Запада они приемлемы. Так называемые «средне ориентированные» составляют 26 процентов, и в основном они не представляют опасности. Иными словами, они не готовы совершать теракты. Но 28 процентов — сторонники сепарации и изоляции, то есть треть всех мусульман в стране галльского петуха не принимают западный образ жизни. Поскольку во Франции проживают около восьми миллионов мусульман, получается, что радикальных среди них десятки и даже сотни тысяч. Это только в одной единственной стране Европейского Союза.

Таковы последствия миграции, прошлой и нынешней.

Главные факторы зла

Быстрой радикализации в основном молодых мусульман в Западной Европе способствовали несколько главных факторов.

1. Абсолютное неприятие западных обычаев и традиций, часто насаждаемое с помощью исламских законов шариата, которые совершенно несовместимы с порядками в европейской цивилизации.

2. Во время миграции последних лет в Европу прибывает много самых радикальных исламистов и террористов, которые, однако, притворяются беженцами. И никто этот процесс не останавливает.

3. Богатые арабские страны Персидского залива тратят миллиарды долларов на мечети, исламские общины, фонды, школы и садики в Европе, а страны ЕС молча на это взирают и реагируют только в самых крайних случаях.

4. Осужденные молодые преступники мусульмане радикализуются в тюрьмах, где для этого создана специальная продуманная система. Прежде всего, это касается Франции и Бельгии.

5. Войны в Африке и Азии создали благоприятную почву для деятельности европейских джихадистов.

6. В Европе возникли сотни изолированных мусульманских гетто, так называемых «ноу-гоу зон», где царят преступность и радикалы и где законы той или иной страны не действуют. Такие зоны есть во Франции, Швеции, Бельгии и других местах.

7. Интернет и социальные сети позволили быстро распространять как экстремистские идеи, так и инструкции для изготовления взрывчатки и незаконной покупки оружия.

8. Социальное положение иммигрантов и их потомков зачастую нестабильно, и они малообразованны.

Есть ли угроза для Чехии?

Если кто-то думает, что все описанное выше нас не касается, потому что в Чехии проживает всего около 20 тысяч мусульман и в основном они не радикальные, то он ошибается. Сегодня чехи живут по всей Европе, и Надя Чижмаерова, убитая в 2016 году на рождественском рынке в Берлине, — подтверждение того, что нас это касается и будет касаться.

Это война. Но король по имени Европа голый. Никто его не боится. Его не боятся, потому что мы не наказываем последовательно зло, которое тут распространяют исламские террористы и радикалы. Более того, мы его не предотвращаем.

В борьбе за свободу нам не поможет рекордное производство автомобилей или запрет на курение в ресторанах. Наш враг полон решимости и жесток, а мы колеблемся и мнемся, как пластилин. Пока мы играемся в социальных сетях, они убивают на улицах. Этому очень способствует взаимосвязь между мусульманской миграцией и идеями, насаждаемыми радикальным исламом. Поэтому наше «Аллилуйя» («Восхвалите Бога») сменяет «Аллах акбар»! Совсем недавно мы снова услышали это в понедельник в Вене. И будет только хуже.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.