Все указывает на то, что в центре Берлина все же возведут польский памятник, посвященный немецким преступлениям против соседей.

Монумент призван напомнить о событиях, свидетелей которых уже почти не осталось. Они не дождались его появления. Дискуссии на тему памятника начались слишком поздно и продолжались слишком долго. Речь шла о том, насколько польские жертвы заслуживают (звучит чудовищно, но к этому все и сводится) выделения в отдельную группу среди всех жертв Третьего рейха. Деталям претворения проекта в жизнь посвящен другой материал сегодняшнего номера, а я сосредоточусь на его значении.

В течение многих лет мы с изумлением наблюдали за тем, как из мирового дискурса о преступлениях Третьего рейха, статей в прессе, голливудских фильмов и научных работ пропадают «немцы», а их место занимают «нацисты». Правда, в сложные моменты, например, в ходе кризиса, разразившегося после появления закона об Институте национальной памяти, или акции России, которая обвиняла Польшу в развязывании Второй мировой войны, ведущие немецкие политики были способны в адресованных полякам выступлениях признать: «Да, ответственность несем мы, немцы». Эти заверения, однако, как кажется, носили показной характер.

Об этом свидетельствует интервью с новым послом Германии в Польше, опубликованное месяц назад на страницах «Жечпосполита». Отец Арндта Фрайтага фон Лорингхофена (Arndt Freytag von Loringhoven), будучи адъютантом начальника генштаба, в последние дни войны находился в бункере Гитлера. Дипломат между тем уверяет, что он «не поддерживал нацизм», а был патриотом, «считавшим своим долгом борьбу за свою страну».

Это не случайные слова, брошенные во время какого-нибудь банкета, а продуманное высказывание. Если у представителя немецких элит, дипломата, бывшего сотрудника разведки при произнесении подобных фраз в мозгу не загорается «красная лампочка», значит, они считают нечто подобное совершенно нормальным. Можно было сидеть в бункере с Гитлером и не быть нацистом, считают они. Кто же тогда совершал преступления, если не немцы и даже не те люди, которые находились рядом с фюрером?

Два десятилетия назад социологи из Ганноверского университета опубликовали доклад с красноречивым названием «Мой дедушка не был никаким нацистом», в котором представили результаты исследования на тему того, что знает самое молодое поколение о Третьем рейхе. Потом в немецкой исторической политике начали выходить на первый план воспоминания немецких жертв. Предполагалось, что все спорные вопросы с другими народами немцы успели решить в прошлом. Однако уровень знаний о преступлениях, совершенных в отношении поляков, в Германии остается низким. Группа депутатов Бундестага, которая предложила возвести в центре берлинской столицы польский памятник в 80-ю годовщину начала войны, писала о «в недостаточной мере сформировавшемся» понимании «особого характера немецкого оккупационного режима, истреблявшего население Польши в период 1939-1945 годов». Им не удалось убедить даже 40% парламентариев, так что прошлогоднюю годовщину мы отмечали без монумента.

Сейчас ситуация может измениться. Это шанс для Германии. Убеждение, что она успела все осознать и покаяться, было ложным, а на его фоне все чаще ставились под вопрос немецкие преступления. Элиты упрекают в таком подходе «Альтернативу для Германии», изолируя ее на политической сцене в том числе по этой причине. Им самим, глядя на новый памятник, стоило бы задуматься, не искажают ли истинный образ Третьего рейха рассказы о «патриотах, не имевших ничего общего с нацизмом», и какое воздействие это может оказать на следующие поколения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.