«Все началось с мелочей», — вспоминает 40-летний Гжегож, госслужащий из Кракова. Он прожил с женой 11 лет, но сейчас с ней разводится. Проблемы появились после вердикта врача. Пара много лет пыталась завести ребенка, но в конце концов гинекологи констатировали, что Мартина, его супруга, бесплодна. «С тех пор она стала постоянно ко мне придираться, все чаще кричала, что я неудачник, полное ничтожество, что детей она не может иметь из-за меня», — рассказывает Гжегож.

Вначале он старался отвечать на претензии жены молчанием и не реагировал даже тогда, когда к словесной агрессии добавилась физическая. «Я боялся возвращаться домой, зная, что меня там ожидает кошмар. Как проявлялась ее агрессия чаще всего? «Я регулярно получал от жены пощечины и пинки, бывало, что она била меня по голове посудой. Кто-то может сказать, ничего серьезного, но я после таких инцидентов несколько дней не мог придти в себя, и не только потому, что после близкой встречи со сковородой у меня ужасно болела голова», — вспоминает мужчина.

Почему он не пытался дать отпор? «Мартина миниатюрная, невысокая, один мой удар мог бы привести к беде. А в первую очередь я не принадлежу к числу тех, кто бьет женщин. Я предпочитал не обострять ситуацию, а отступать», — объясняет Гжегож. Однако чаша его терпения переполнилась, когда жена в приступе ярости вылила на него кастрюлю горячего супа. Гжегож попал в больницу с ожогами второй степени, пострадали руки и ноги. Врачи и медсестры говорили, что очень ему сочувствуют, но тайком смеялись, что в жизни не видели такого подкаблучника. Гжегож пришел в ярость. Выйдя из больницы, он решил подать на развод. В сентябре состоялось первое слушание в суде.

«Судья не мог удержаться от шуток. „Вы, мужчина с такой мускулатурой, действительно стали жертвой домашнего насилия?" — вопрошал он, с трудом скрывая улыбку. Я чувствую, что суд не отнесется к моему делу серьезно», — жалуется Гжегож.

Сам виноват

В Польше принято считать, что проблема домашнего насилия затрагивает исключительно женщин и детей. Это, казалось бы, подтверждает статистика полиции, свидетельствующая, что женщины выступают агрессорами всего в паре процентов подобных инцидентов. Между тем из нового доклада Центра исследования общественного мнения (CBOS) на тему домашнего насилия следует, что один из десяти опрошенных мужчин сталкивался с физическим насилием со стороны партнерши. 16% респондентов сообщили, что подвергались психическому насилию. Все это означает, что статистика полиции показывает не всю картину.

«Мужчины гораздо реже заявляют о насилии, опасаясь (к сожалению, нередко вполне обоснованно), что к ним не отнесутся всерьез или даже подвергнут насмешкам», — объясняет Марчин Грудзень (Marcin Grudzień) — сотрудник Академии специальной педагогики в Варшаве, социолог и терапевт, работающий в варшавском центре «Медовые соты». Ему не раз приходилось принимать в своем кабинете мужчин, которые обращались в полицию или занимающиеся оказанием помощи организации, но слышали там только: «Ты что, позволяешь бабе себя бить?».

Как отмечает Грудзень, в Польше обычно считается, что подвергающийся издевательствам мужчина сам заслужил такое отношение. «Окружающие полагают, что он виноват сам. Огромное значение имеют культурные традиции. Мы привыкли говорить о представительницах „слабого пола". Из этого определения следует, что женщина — слабое, беззащитное создание, которому могут угрожать атаки жестоких самцов», — говорит он.

Мужчины зачастую сами не хотят помогать друг другу. Если кто-то только заикнется о жене-агрессоре, ему скажут, что он слабак. Между тем количество инцидентов с исходящей от женщин агрессией с каждым годом увеличивается, на что указывают научные исследования. К сожалению, этой тематикой занимаются в основном на Западе.

Тони и его зубы

Данные, которые собрали британские ученые, свидетельствуют о том, что число случаев домашнего насилия, в которых агрессорами выступали женщины, выросло в Великобритании за последнее десятилетие в три раза. Тему все активнее обсуждают в том числе в феминистических кругах. Часть феминисток говорит, что их коллеги по движению, порицая насилие, забывают о многогранности этого явления и, стремясь не навредить своему главному делу, обходят вниманием случаи агрессивного поведения женщин в отношении мужчин.

Несколько месяцев назад в Великобритании получила большой резонанс история руководителя транспортной компании из графства Кент Тони Ханнингтона (Tony Hannington), которого супруга Трейси (сиделка) ударила в пылу супружеской ссоры так сильно, что он лишился зубов. Вскоре выяснилось, что Тони регулярно подвергался жестокому обращению со стороны жены, которая даже однажды подожгла кровать, в которой он спал. Спастись ему удалось чудом.

Какие еще причины заставляют в том числе образованных разумных мужчин, занимающих высокие должности, в течение многих лет никак не реагировать на насилие?

Следование схеме

Рената Дурда (Renata Durda), руководительница работающей при варшавском Институте психологического здоровья Скорой помощи для жертв насилия в семье «Голубая линия», напоминает, что насилие не имеет пола: «Все его жертвы не хотят о нем говорить. Разница в том, что мужчины молчат чаще, чем женщины». По ее мнению, ситуация не изменится до тех пор, пока мужчины сами не начнут рассказывать о проблемах в своем браке, не станут обращаться за помощью.

Марчин Грудзень обращает внимание, что это не так просто: «Молчание мужчин связано с разными факторами. Многое зависит от того, как человек воспитывался. Мужчина, у которого была доминирующая агрессивная мать, сам не понимает, что следует схеме отношений, вынесенной из родного дома. Только терапия позволяет ему увидеть, что вещи, казавшиеся ему нормой, это форма физического или психического насилия». Пользуясь случаем, Грудзень приглашает мужчин, ставших жертвами домашнего насилия, на бесплатные консультации и встречи с психологами в центре «Медовые соты».

Обращается он к таким мужчинам, как Роберт. «Дома у меня никогда не было права голоса, мать все время мной командовала. Использовала она в основном крик и угрозы», — признается 38-летний учитель из Гродзиска-Мазовецкого. Сейчас он уже осознает, что выбрал жену, похожую на мать. Вначале Роберту даже нравилось, что Анита, красивая и энергичная бизнесвумен, руководит их жизнью и принимает ключевые решения. Он не протестовал, когда чуть позже она решила самостоятельно управлять семейным бюджетом, что на практике означало доступ к его банковским счетам и картам. «Я превратился в слугу при своей жене. Она выделяла мне деньги на карманные расходы, нормировала питание и секс», — рассказывает он. С сексом, впрочем, как добавляет Роберт, бывало по-разному, все зависело от настроения Аниты: «Несколько раз жена принуждала меня к интимному контакту. Поверьте, есть множество способов изнасиловать мужчину».

Секс под дулом пистолета

Реальное сексуальное насилие со стороны женщин уже много лет исследуют ученые из США. Как показывают, в частности, данные американских Центров по контролю и профилактике заболеваний, женщины стали все чаще принуждать своих партнеров к сексуальным действиям. Как они это делают? Преимущественно (48%) при помощи словесных угроз, также в ход идет опьянение (36,5%) и физическое насилие (20%). Почти в одном из десяти случаев американки угрожают оружием.

Ситуации, в которых Роберту не хотелось заниматься с женой сексом, возникали обычно после яростных семейных ссор. «Как можно хотеть сближения, если партнерша только что бегала за тобой по дому с ножом?» — задается он риторическим вопросом, сам не зная, что было для него более мучительным: экономическое или сексуальное насилие. «Может быть, больше всего меня мучило то, что в моем окружении не было человека, которому я бы мог рассказать о своих проблемах», — делает вывод Роберт. К счастью, летом ему удалось найти в одной из социальных сетей закрытую группу для мужчин, ставших жертвами домашнего насилия. Он познакомился в ней с Яцеком, которому жена в приступе ярости чуть было не выколола ножницами глаза, и с Петром, которого время от времени избивает супруга, грозя отнять все, включая детей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.