Тема диссертации Сэмюэля Крэмера — поколенческие различия среди русского населения Эстонии, между теми, кому сейчас 16-25 лет, и теми, кто родился еще в Советском Союзе. Вадим Штепа поговорил с исследователем о том, как, с его точки зрения, эстонские русские оценивают свою культурную идентичность и каковы их политические предпочтения.

Postimees: Нечасто можно встретить американского исследователя, изучающего проблемы русскоязычного населения Эстонии. Что вас заинтересовало в этой теме? Вы когда-нибудь бывали в Эстонии?

Сэмюэль Крэмер: Я заинтересовался этим вопросом, когда после аннексии Крыма западные исследователи волновались, что Ида-Вирумаа тоже станет кризисной зоной. Этого не произошло, но меня заинтересовала специфика Эстонии, и от сравнения ее с Украиной я перешел к более глубокому изучению эстонской истории. Я был поражен тем, как сравнительно легко Эстония отделилась от советского прошлого. Позднее я провел месяц в этой стране, участвуя в программе Международного летнего университета, организованного Тартуским университетом.

- Расскажите немного подробнее о своем исследовании. Насколько я понимаю, речь идет о разнице между поколениями эстонских русских?

— Я изучаю, какими были отношения между эстонским государством и русскоязычными жителями страны начиная с первых лет восстановления независимости. Это не столько сравнение поколений, сколько обзор промежуточного, но важного периода. В момент перехода от тоталитарного режима к парламентской республике все местные жители имели реальное влияние на курс страны.

Положение русскоязычного населения Эстонии связано с мировой дилеммой о статусе меньшинств. Проблемы с обучением, споры о прошлом, отсутствие политической репрезентации так же понятны афроамериканцу из Миннеаполиса или венгру в Румынии, как и уроженцу Ласнамяэ.

Главные политические вопросы и причины расколов 1990-х никуда не исчезли. Читая газеты того времени, легко заметить, что их тематика очень похожа на сегодняшнюю. Язык обучения, качество городских управлений, геополитический статус страны — все эти темы оспариваются и обсуждаются сегодня, как и 29 лет назад.

- Какой будет практическая часть вашего исследования? Вы планируете социологические опросы русскоязычных жителей Таллинна и Ида-Вирумаа?

— Да, я бы хотел опросить русскоязычных жителей Таллинна и Ида-Вирумаа. Но, как и у всех, пандемия изменила мои планы, и мне придется проводить опросы по интернету, в соцсетях.

- Сегодня многие русскоязычные жители Эстонии продолжают жить под влиянием имперской пропаганды Кремля, потому что предпочитают получать ежедневную информацию из российских телеканалов. На ваш взгляд, эта ситуация преодолима? Может ли ваше исследование подтолкнуть эстонские власти к проведению более корректной и эффективной политики интеграции?

— Ничто не вечно. Поколения меняются, ценности и приоритеты тоже. Если люди девяностых были продуктом советского воспитания, всесоюзной культуры, то следующие поколения уже отделены от этого прошлого. Жители Эстонии постсоветских поколений родились в независимой стране, изучали в школе эстонский язык, и многие из них видят себя частью Европы. И судя по выступлению Светы Григорьевой, самым серьёзным препятствием для полной интеграции остаётся именно социальное неравенство. Я думаю, что с помощью эффективных реформ, со временем разрыв между эстоноговорящими и русскоговорящими людьми преодолим.

Было бы замечательно, если бы результаты моих исследований послужили уменьшению разногласий между жителями Эстонии.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.