Киев — В конце весны эти фотографии увидел весь мир.

В зале киевского отеля в маленьких кроватках лежат десятки младенцев, рожденных украинскими суррогатными матерями. Их будущие иностранные родители не смогли приехать: границы были закрыты из-за эпидемии коронавируса.

​Эти фотографии заставили мир содрогнуться. На мгновение киевские младенцы стали международным символом эпидемии.

На Украине начались жаркие споры о «бизнесе по аренде маток». Уполномоченный по правам детей Микола Кулеба с горечью заявил, что Украина превращается в «супермаркет суррогатного материнства». Некоторые политики потребовали запретить услуги украинских суррогатных матерей иностранным клиентам.

За происходящим внимательно следила и Снежана, живущая за пределами Киева. У девушки есть причины интересоваться этой темой. Она работает в маленьком агентстве, которое подыскивает иностранным парам суррогатных матерей. Кроме того, она уже один раз стала суррогатной матерью.

Снежана хотела бы стать суррогатной матерью еще раз. Но две попытки оплодотворения в этом году оказались неудачными.

Тональность, с которой сейчас обсуждается эта тема, ее не удивляет. Снежана считает, что многие даже не понимают, что речь идет о процедуре искусственного оплодотворения.

«К этой теме все относятся ужасно».

Поэтому Снежана не хочет называть свое имя полностью.

На Украине рынок суррогатного материнства стремительно растет, большую часть клиентов составляют иностранцы.

Популярность украинских суррогатных матерей частично объясняется тем, что клиенты остаются довольны процедурой и советуют ее другим. В клинике с хорошей репутацией услуга обходится примерно в 40 тысяч евро. Популярность стала расти и в связи с тем, что несколько лет назад многие страны запретили суррогатное материнство.

Спрос возрос и в преуспевающем Китае: прекращение «политики одного ребенка» позволило пожилым парам задуматься о втором ребенке. Многие обратили взор на Украину и Россию.

Согласно официальной статистике, в 2019 году украинские суррогатные матери выносили для иностранных клиентов около 1,5 тысяч младенцев. Однако многие специалисты считают, что настоящие цифры — в три раза больше. Ведь в статистику не вошли однополые пары и клиенты, которые хотели завести ребенка без партнера. Данные охватывают только гетеросексуальные супружеские пары.

Снежана долго думала, прежде чем стать суррогатной матерью. Для нее это не только личная история, но и работа. Поэтому она добавляет еще одну важную причину роста «бизнеса по аренде маток» на Украине: желающих стать суррогатной матерью достаточно.

Главная причина — деньги. Такса разная, но обычно суррогатная мать получает около 15 тысяч евро. Для страны, где у многих месячная зарплата составляет всего лишь около 200 евро, это много.

«Экономическая ситуация на Украине действительно плохая. Никто не станет суррогатной матерью от хорошей жизни».

Это добавляет в процедуру элемент неравноправия, что усиливает риск мошенничества. Как отмечают критики, женщины из бедных стран рожают детей для пар из богатых стран.

Часто деньги нужны для лечения близких, говорит Снежана. Это ее случай. Ее старший сын не ходит, и кроме лечения ей нужно обеспечить ему специальную кровать, пандусы и разные медицинские приспособления.

«Я работаю на двух работах, и все равно не могу купить все необходимое, государство никакой помощи не оказывает. Все нужно решать самой».

Снежана долго не решалась стать суррогатной матерью, в том числе и потому, что эта процедура идет вразрез с ее убеждениями. К счастью, ее утешил знакомый священник: иногда приходится делать то, что необходимо.

Снежана работает в агентстве своей подруги Людмилы Коханы. Агентство предлагает широкий спектр услуг от донорства половых клеток до суррогатного материнства.

Агентства связываются с теми, кто хочет детей, с суррогатными матерями и клиниками. Обычно клиенты и суррогатные матери заключают договор с агентством и могут друг о друге ничего не знать.

Специалисты считают, что проблемы часто возникают именно из-за работы агентств. Сфера большая, встречаются как честные агентства, так и мошенники.

При подборе суррогатных матерей Кохана убеждается, что кандидатки осознают: это не легкие деньги.

«Многие понимают, что они делают. Я объясняю все нюансы. Человеку нужно знать, чего от него действительно ждут», — говорит она.

Открытость также позволяет сэкономить деньги, добавляет Снежана. Тогда серьезные проблемы могут возникнуть с меньшей вероятностью.

А они действительно могут быть. Суррогатная мать может забеременеть не сразу или беременность может закончиться выкидышем. Решение женщины стать суррогатной матерью касается всей семьи, и со взрослыми детьми эту тему точно стоит обсудить. Знакомые могут отнестись к суррогатному материнству негативно, возможно, беременность придется скрывать или даже переехать в другой населенный пункт.

«На Украине есть хорошие возможности для суррогатного материнства, процедура зафиксирована на законодательном уровне», — говорит Кохана.

В разгар споров о суррогатном материнстве уполномоченный по правам человека Людмила Денисова заявила, что считает необходимым запретить предоставление украинских услуг суррогатного материнства иностранным клиентам.

Сейчас, сидя в киевском офисе, она говорит, что в данной ситуации лучшим решением будет принятие более точных законов.

«Как показывают практика и опыт, из-за запрета появляется серый и даже черный рынок услуг. Суррогатное материнство никуда не исчезнет».

Сейчас в одном украинском законе суррогатное материнство обозначается как легальная процедура, в другом указаны требования к будущим родителям.

На практике украинские законы требуют от клиентов статуса законных супругов и медицинского подтверждения невозможности иметь детей. У рожденного от суррогатной матери ребенка должен быть «биоматериал» одного из супругов, который станет его биологическим родителем. У суррогатной матери должен быть по меньшей мере один свой ребенок.

Сейчас изменение законодательства обсуждают две рабочие группы. Одна группа рассматривает вопросы незаконного суррогатного материнства, вторая — дополнительные требования к клиникам.

Денисова считает, что украинские законы о правах человека проработаны недостаточно. Она говорит, что сейчас нужно подготовить «все нормы, правила и, прежде всего, права новорожденных».

«Но, думаю, нынешний парламент не примет новые законы».

Это нелегкая тема. Родителям застрявших на Украине малышей выдали разрешения на пересечение границы, позже границу открыли полностью — и разговоры о проблемах суррогатного материнства стихли.

Недалеко от центра города находится офис компании New Life Ukraine. Это одно из самых известных агентств, предоставляющих услуги суррогатного материнства. New Life Ukraine работает во многих странах.

У этой компании есть клиенты по всему миру, но не в Финляндии. У BioTexCom, крупнейшей фирмы в данной сфере, опубликовавшей фотографии младенцев, оставшихся на Украине, тоже нет финских клиентов. Поэтому ее представители отказываются от интервью.

Однако в посольстве Финляндии в Киеве говорят, что финны все же иногда обращаются за услугами суррогатного материнства, хотя финские законы это запрещают.

Ксения Шульженко, координатор New Life Ukraine по уходу за суррогатными матерями в период беременности, не думает, что Украина запретит суррогатное материнство.

«А вот законов может стать больше».

Это вряд ли будет проблемой, говорит координатор по медицинским вопросам Мариам Падака. Большие компании всегда заботятся о своей репутации.

В офис приезжает 29-летняя Алена из Одессы, которая вынашивает ребенка для американской пары. Девушка уже на девятом месяце беременности, скоро ей предстоят роды.

«Пожалуй, мне уже хватит», — говорит Алена.

Она станет суррогатной матерью во второй раз и планирует уйти из этой сферы.

Ее младший ребенок еще не понимает, что происходит, но 11-летняя дочь все знает.

«Я рассказала ей, что есть люди, которые очень хотят детей, но не могут их завести. Я помогаю им, а они помогают мне».

И хотя главная мотивация женщины — деньги, в какой-то степени она все же считает, что действительно оказывает помощь.

«Я сама очень хотела детей и понимаю, как хотят детей эти люди».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.