На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире новый-старый медицинский руководитель кризисного штаба, заведующий Центром скорой помощи Северо-Эстонской региональной больницы Аркадий Попов.

Фрагмент беседы:

Аркадий Попов: Наличие антител у населения показало, что распространение вирусной инфекции в Эстонии осталось на уровне меньше 2%. Это достаточно низкая цифра. Чуть больше 3% зафиксировано на Сааремаа. В целом мы не можем говорить о выработке коллективного иммунитета у жителей Эстонии. Вероятность заразиться остается очень большой, поэтому мы напряженно ждем появления вакцины.

— Не раньше, чем через год, но всем — бесплатно? Такие обещания давал министр Кийк?

— Надеемся, что первые данные об эффективности вакцины мы получим в начале октября. Возможно, что первые продажи откроются весной или в середине следующего года. Наиболее реальные сроки — конец октября 2021 года, когда закончится III фаза испытаний британской вакцины AstraZeneca.

— Той самой, испытание которой приостанавливалось на время из-за выявления серьезного побочного эффекта?

— С подозрением на обнаружение серьезного побочного эффекта. Это нормальный процесс во время испытаний. Процесс приостанавливается при любых проявлениях каких-либо болезней, чтобы не навредить другим людям.

— Некоторые жители Эстонии готовы в частном порядке вакцинироваться в России. Как Вы это оцениваете?

— ВОЗ действительно признал, что I и II фаза испытаний этой вакцины прошли успешно. Сейчас идет III фаза испытаний, как и многих других вакцин. В России эта фаза началась недавно, а вот AstraZeneca вошла в III этап еще в конце апреля.

В ЕС и Эстонии есть четкие, достаточно жесткие требования к безопасности препаратов. На сегодняшний день российская вакцина в эти требования не вписывается. Не исключаю, что по завершении испытаний ситуация изменится. Тогда всё будет решать рынок.

— Улучшается ли ситуация с лекарствами от коронавируса?

— Исследования продолжаются, но прорыва до сих пор нет. Доказана эффективность двух препаратов: Remdisivir и Dexamethasone. Всё это есть в наших больницах. Эффективность других препаратов, к сожалению, не подтверждена.

— Какие ограничительные меры оказались неэффективными? Что сейчас можно было бы не применять?

— Я бы не стал ставить крест ни на одной мере, поскольку на горизонте вторая волна.

Сейчас ситуация не хуже, чем весной. Мы на уровне середины-конца марта. В Ида-Вирумаа мы еще не подошли к той черте, как это было на Сааремаа. Всё не настолько плохо, как кажется. Считаю, что прямые перелеты и передвижения не должны быть сильно ограничены.

— Какие из ограничительных мер Вы считаете наиболее эффективными?

— Самой эффективной мерой, как это ни печально, является ограничение массовых мероприятий.

Чем больше мероприятие, тем сложнее вести учет его участников. При наличии хотя бы одного инфицированного риск возрастает в несколько раз.

Ограничительные меры в свое время были абсолютно оправданными. Сегодня уже нет тотальных ограничений. Правительство и Департамент здоровья стараются реагировать локально, благодаря чему не страдают люди, проживающие в более благополучных регионах.

Сегодня мы по-другому реагируем и на ситуацию в школах и детских садах. В них применяется индивидуальный подход.

— Весной Вы были активным сторонником запретов на массовые мероприятия. Вы и сейчас не изменили свою позицию?

— Для меня очень важно снизить риски. В любом случае решение будет выносить правительство. Считаю, что каждый организатор мероприятия, вплоть до семейного застолья, мог бы с этим повременить, особенно — в Ида-Вирумаа.

На северо-востоке сегодня больше 100 заболевших на 100 тысяч населения. Это тревожит. При этом большие очаги заболевания до 60-70 человек, например, в шахтах, взяты под контроль, люди уже выздоровели.

— При каких показателях Вы будете настаивать на закрытии региона?

Меры реагирования сейчас обсуждаются. В любом случае это будет делаться ступенчато, что не означает полного запрета на все мероприятия. Всё будет зависеть от уровня заражения, количества очагов и способности их контролировать.

Показатель в 100 заболевших на 100 тысяч населения еще позволяет проводить определенные мероприятия, используя средства защиты. Очень советуем использовать маски!

— Станут ли маски обязательными в общественных местах?

— В Ида-Вирумаа каждый человек должен четко понимать, что в больших трудовых коллективах, в общественном транспорте, в кино и театре нужно надевать маску.

На сегодняшний день ношение маски — это зона личной ответственности каждого человека. Мы будем однозначно рекомендовать населению носить маски, а правительству — применять эти меры. Маски эффективны!

Во-первых, уменьшается распространение вируса. Во-вторых, уменьшается количество частиц, попавших в дыхательные пути, что способствует более легкому течению болезни и быстрому выздоровлению.

— Можно ли расценивать возобновление работы кризисного штаба как начало возврата к запретам? Новые жесткие ограничения и чрезвычайное положение теперь не за горами?

— Не стоит связывать системные ограничения на государственном уровне с работой нашего штаба. Медицинскому штабу сейчас приходится собираться в первую очередь из-за увеличения локальных вспышек заболевания в Ида-Вирумаа и в Таллине, Харьюмаа. Увеличивается также количество людей, которым требуется больничное лечение.

Параллельно мы столкнулись с другой проблемой — коронавирусная инфекция проникла в больницы. Речь идет о центральных больницах Ида-Таллина и Ида-Вирумаа. Это вынуждает уменьшать уровень предоставляемых услуг, сокращая объем планового лечения.

— Может ли быть приостановлено плановое лечение по всей Эстонии?

— Сегодня мы не говорим о приостановке планового лечения по всей Эстонии. В обозримом будущем это не должно стать темой для разговора. Сейчас мы имеем дело с локальными ограничениями в конкретных больницах.

В Ида-Таллинской центральной больнице будет проводиться обширное тестирование персонала, которое охватит до тысячи человек. Предстоит также выяснить, кто из пациентов мог заразиться от заболевшего работника больницы.

Если проблема будет локализована, то при наличии достаточного количества персонала появится возможность возобновить плановое лечение.

— Какие первоочередные задачи ставит перед собой кризисный штаб?

— Главная задача — наладить систему руководства на уровне больниц и скорой помощи, а также создать эффективную систему сотрудничества с семейными врачами. В медицинский кризисный штаб будут входить помимо врачей экстренной медицины инфекционисты и семейные врачи. Это позволит больше кооперировать больницы между собой и работать эффективнее.

— Насколько проще сейчас будет бороться с коронавирусом, чем весной?

— Конечно, мы теперь больше знаем об этом вирусе. С другой стороны, проникновение инфекции в медицинское учреждение вновь подтверждает, что вирус так же коварен, как и раньше. Нельзя терять бдительности! Это касается и медиков.

Мы будем воссоздавать работу медицинских штабов в регионах. Основная задача — координация движения пациентов между больницами и выработка лечебных руководств.

— Новая волна будет страшнее? О чем говорят прогнозы?

— Любые прогнозы будут спекуляцией. В Испании коэффициент заражения вырос до 300, но уровень госпитализации по всей Европе не такой высокий, как был весной. Это дает определенную почву для оптимизма.

В Эстонии наблюдаются рост количества заболевших в возрасте старше 50 лет, что составляет 33% от общего числа. Повышается также уровень госпитализации. С другой стороны, заболевшие люди молодеют.

— Больницы Ида-Вирумаа работают на пределе. Где еще ситуация близка к критической?

— Не могу сказать, что где-то ситуация близка к критической. Имеется определенное напряжение в связи инфицированием работников внутри больницы в Ида-Вирумаа. Там необходимо перераспределять человеческий ресурс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.