«Я не решался ездить на машине без своего пса. Я боялся, что могу въехать в грузовик или скалу. Из-за пса я не мог так поступить, ведь я хотел ему только хорошего».

В таком состоянии 42-летний Янне Кейнянен находился несколько лет назад.

Сначала суицидальные мысли появлялись лишь на мгновение. Потом они начинали крепнуть и казаться логичными.

«У меня была привычка уделять своим негативным чертам слишком много внимания. Например, если кто-нибудь смотрел на затертый рукав моей толстовки, я думал, что все заметили, какая у меня плохая одежда и как плохо я о себе забочусь. Так мои негативные мысли только крепли».

В итоге мысли о самоубийстве превратились в конкретный план.

«Я хорошо знал, как, где и когда я покончу с собой. Я хотел все сделать так, чтобы никто меня не нашел. Мне хотелось довести дело до конца».

Причиной мрачных мыслей были события из прошлого, с которыми Янне Кейнянену было тяжело разобраться.

В 2010 году Кейнянен пережил тяжелый развод. Друзей и увлечений у него особо не было, и он работал по 16 часов в день. В конце 2010 года он довел себя до выгорания.

«Врач поставил мне диагноз „эмоциональное выгорание" и выписал лекарства. Я лежал в одиночестве в своей квартире, и на ум приходили воспоминания о насилии в детстве, травле в школе, одиночестве и всех моих неудачах. Я не знал, что с этим всем делать».

У Янне Кейнянена начались панические атаки. Он боялся ходить на социальные мероприятия. Тогда у него впервые появились суицидальные мысли. Они начали возникать даже в самых обычных повседневных ситуациях: в магазине, по время просмотра телепередач, во время еды или на прогулке с собакой. Мрачные мысли появлялись неожиданно, и Кейнянен не мог от них спастись.

«Переживания было настолько сильными, что идеи казались логичными. „Конечно же, мне нужно совершить самоубийство, потому что я такой плохой и бесполезный"».

Больше всего суицидальных мыслей — у молодежи

Ежегодно в Финляндии совершается около 800 самоубийств. Число попыток покончить с собой доходит до 10-30 тысяч. Эпидемия коронавируса подкосила психическое здоровье финнов еще сильнее.

Согласно недавнему исследованию организации «Психическое здоровье Финляндии», «Миели» (Suomen Mielenterveys ry, Mieli), во время обострения эпидемии коронавируса суицидальные мысли возникали примерно у 90 тысяч финнов.

«Пандемия влияет на очень многие стороны жизни. Вдруг приходится изолироваться дома, прекратить общение, лишиться поддержки на работе и учебе», — рассказывает руководитель Центра по предотвращению суицида при организации «Миели» (Mieli) Марена Кукконен (Marena Kukkonen).

Согласно результатам опроса, проблемы с психическим здоровьем и суицидальные мысли возникали особенно часто у молодежи и женщин. В опросе приняла участие в общей сложности тысяча финнов. Среди них были представители разного возраста, пола и мест проживания.

Марена Кукконен обеспокоена тем, что во время эпидемии психиатрическая помощь оказывалась плохо.

«Многие медицинские учреждения закрылись в срочном порядке. Выписка направлений задерживалась, плановое лечение откладывалось. Для многих группы поддержки жизненно важны. Лишившись их, люди оказывались в пустоте».

По словам Марены Кукконен, в необычных условиях никто не решался обращаться за помощью к дежурным врачам. В свою очередь, дистанционными услугами пользовались значительно чаще, чем раньше.

«Раньше на горячую линию ежедневно звонили около девяти человек с суицидальными мыслями. Летом число таких звонков достигало около 20 в день», — рассказывает Кукконен.

Мужчины за помощью не обращаются

Как сообщает статистический центр Финляндии (Tilastokeskus), из четырех человек, совершивших самоубийство, трое были мужчинами. Средний возраст мужчин-самоубийц — 48 лет.

Согласно результатам недавнего опроса организации «Психическое здоровье Финляндии», среди мужчин, серьезно задумывавшихся о самоубийстве, 52% не обращались за помощью к специалисту.

Янне Кейнянен тоже откладывал поход к врачу.

«Моя собака Турпо была единственной причиной, чтобы я вышел из квартиры, даже в ближайший лес или магазин. С собакой было легче. У меня был друг, с которым я мог поделиться чувствами, о которых боялся говорить другим».

Кейнянена больше ничего не интересовало.

«Тяжелее всего было признать, что мне нужна помощь. Я был погружен в свои мрачные мысли очень долго, хотя мог бы сэкономить уйму времени, к примеру, рассказав о своих суицидальных мыслях приятелям».

В итоге Кейнянен обратился в отделение дежурной помощи центральной больницы.

«Мне казалось, что я проиграл во всех аспектах своей жизни. Но где-то глубоко во мне еще были мысли, что у меня еще есть шанс, и я пошел в дежурное отделение».

Однако там мужчине отказали.

«Медсестра сказала мне, что они не занимаются этими вопросами, мне не могут помочь. Сейчас мне это кажется странным, потому что в 50 метрах от дежурного отделения было психиатрическое отделение, где я мог бы получить помощь, если бы меня туда направили».

Эта реакция только усилила в Кейнянене чувство собственной никчемности.

«Это меня разозлило. Я понял, что мне и с этим придется справляться в одиночку».

Янне Кейнянен выяснил, где можно получить помощь, и на следующий день отправился в психиатрическое отделение. О нем он отзывается положительно.

«Там не относятся к таким вещам пренебрежительно, и в документах не пишут, что ты какой-то псих».

Марена Кукконен говорит, что с такими вопросами в больницах действительно полный хаос.

«Зависит от региона и даже от медсестры, которая помогает вам найти специалиста».

От мыслей о самоубийстве пришлось избавляться принудительно

Янне Кейнянен считает, что начал поправляться, когда осознал, что проблема — в его мыслях. Благодаря терапевту он взглянул на ситуацию иначе, и это помогло ему изменить ход мыслей.

«Я понимаю, что мне нужно „починить" свою голову изнутри. Суицидальные мысли — это только мысли, которые сами по себе ничего не значат. Я могу сейчас подумать, что в эту комнату заезжает паровоз, но наяву этого не случится».

Также Янне Кейнянен научился признавать свои чувства.

«Если мне сейчас грустно, я задумываюсь, какая мысль вызывает такие эмоции. Я нахожу эту мысль и заменяю ее другой».

Потом Кейнянен принуждал себя думать о чем-нибудь другом.

«Раз за разом я начинал упорно думать, к примеру, о космосе. Важнее всего было сосредоточиться на размышлениях о космосе, несмотря на чувство удрученности. В итоге удрученность уходила на задний план».

Сейчас Янне Кейнянен, живущий в Лаппеенранте, каждую неделю ходит к психотерапевту. Он пробовал принимать лекарства, но это ему не помогло.

«Очень тяжело приучить свою голову думать как-то иначе. Но я все же научился разбираться со своими чувствами и могу справиться даже с мрачными эмоциями, они меня не поглощают».

Не так давно Кейнянену пришлось усыпить своего пса Турпо, которому было уже 13 лет. Это тот самый пес, который спасал своего хозяина от суицидальных поступков за рулем.

«Мне пришлось серьезно взять себя в руки, чтобы не погрузиться во мрак. Я смог собраться и отвезти собаку к ветеринару, хотя это и было очень тяжело».

Сейчас у Янне Кейнянена новая собака, 12-недельный щенок американского стаффордширского терьера Пипса.

«У меня все замечательно»

Суицидальные мысли не посещают Янне Кейнянена уже три года.

«У меня все замечательно. Пять лет назад я нашел бы в своей ситуации много печального, но сейчас мне не нужно об этом думать».

Он призывает других смело обращаться за помощью.

«Это стоит того. Нельзя падать духом, даже если сегодня вы чувствуете себя очень плохо».

10 сентября — Международный день предотвращения самоубийств

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.