Целый год вся страна никак не могла разгадать одну загадку. Как именно Гарри и Меган будут оплачивать тот образ жизни, к которому они привыкли? Чем они будут платить за поместье в Калифорнии (11 миллионов фунтов стерлингов), за охрану этого поместья (5 миллионов фунтов стерлингов в год), а также за капитальный ремонт и обустройство коттеджа Фрогмор (2,4 миллиона фунтов стерлингов)? Что же, наконец мы это узнали.

Супруги Гарри и Меган подписали с компанией Netflix многомиллионный контракт, который позволит им создавать «вдохновляющие» детские программы и документальные фильмы. В надежде последовать примеру супругов Обама, Гарри и Меган, по слухам, будут получать 3,7 миллиона фунтов стерлингов за исключительные права, до 1,5 миллиона ежегодно в качестве аванса, а также плату за каждый конкретный реализованный проект. В настоящее время в производство уже запущен документальный фильм о природе и анимационный сериал о женщинах, которые вдохновляют зрителей своим примером.

Можно только надеяться, что этот проект окажется более успешным, чем подобный проект, запущенный дядей Гарри Эдом. Компания Ardent Productions, созданная Эдвардом, графом Уэссекским, в 1993 году, была добровольно ликвидирована 16 лет спустя, когда на ее счету осталось всего 40 фунтов стерлингов, а сама она превратилась в «посмешище индустрии». Но супруги Сассекские пошли по другому пути. То, что они задумали, не имеет ни малейшего отношения к документальным фильмам о родственниках королевской семьи, королевских дворцах, военных кораблях и к гонорарам компании Ardent.

Продюсерская компания Меган и Гарри, у которой пока нет названия, будет заниматься «созданием контента, который дает не только знания, но и надежду». Поскольку в настоящее время мы пытаемся справиться с последствиями глобальной пандемии и сталкиваемся с беспрецедентными экономическими трудностями, с нашей стороны будет крайне грубо не испытывать глубокой благодарности по отношению к герцогу и герцогине за то, что они дают нам надежду. В своем заявлении они также сообщили: «Поскольку мы молодые родители, для нас огромное значение играет создание семейных программ». Вдохновение и надежда — как мило!

Но давайте на мгновение отвлечемся от наших надежд. Супруги Сассекские надеются, что «беспрецедентный охват [Netflix] поможет нам поделиться контентом, который оставляет глубокий след и побуждает к действию». Я с удовольствием порассуждала бы о том, что они подразумевают под «контентом, который оставляет глубокий след и побуждает к действию», но, увы, я не понимаю, о чем идет речь. Очевидно одно: супруги Гарри и Меган, по всей видимости, считают, что люди сейчас испытывают потребность в «прогрессивном» телевидении. Должна признаться, что, когда мои сыновья были маленькими, им нравилось смотреть программы про супергероев, говорящие поезда и работягу Боба, который любил строить дома. Возможно, я чего-то не понимаю, и сегодняшние детки действительно мечтают смотреть мультфильмы исключительно о женщинах, которые будут вдохновлять их своим примером.

Самое неприятное в сообщении о том, что супруги Сассекские подписали контракт в Netflix, — это вовсе не те банальные фразы, которые мы от них услышали, и не характер программ, — вряд ли мы могли бы ожидать чего-то другого от этой пары. Самое неприятное — это гигантский разрыв между их высокопарной риторикой и печальной реальностью. Несмотря на все разговоры о необходимости дарить надежду и вдохновение, о необходимости воспитывать в себе стойкость, выясняется, что, чтобы создать продюсерскую компанию, вам необходимо родиться в очень богатой семье или вступить в брак с членом такой семьи. Записная книжка с контактами лучших актеров Голливуда, мировых лидеров и бывших президентов тоже, очевидно, помогает.

Как и его дядя Эд, Гарри не имеет ни малейшего опыта работы в кино- или медиаиндустрии. Роль Меган в сериале «Форс-мажоры» и опыт озвучки диснеевского документального сериала о слонах позволили ей узнать, какой может быть жизнь под прицелом камер. Но она все равно бесконечно далека от продюсирования.

То послание, которое из происходящего могут почерпнуть подростки, собирающиеся поступить в колледж Болтона, чтобы изучать теорию массовых коммуникаций, или студенты, которые намереваются залезть в огромные долги, чтобы получить степень в области кинопроизводства в Городском университете Манчестера, является каким угодно, но только не вдохновляющим. Несомненно, в конце концов эти студенты разочаруются, обнаружив, что, несмотря на их упорный труд, огромные надежды, решимость и стойкость, достичь своих целей они могут, только заключив брак с членом королевской семьи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.