Время от времени словацкий министр внутренних дел устраивает на границе с Украиной представление для СМИ. Полицейские демонстрируют, как патрулируют границу на джипах и квадроциклах. Они ездят по лесам в грязи, которая эффектно летит от колес. Зрители телепередач, сидя дома, могут с удовлетворением подумать, что нашу границу прекрасно охраняют. Современные камеры и другие системы охраны границ якобы идеально фиксируют все происходящее на территории чуть менее ста километров словацко-украинской шенгенской границы.

Но, похоже, контроль по-прежнему неполный. Во время визита на границу с Украиной в октябре 2019 года Петр Пеллегрини, бывший тогда премьером от партии «Курс», узнал о контрабанде янтаря и пестицидов. Тем не менее он заверил общественность, что граница прекрасно охраняется и справится даже с возможным наплывом мигрантов.

За автором этого репортажа о ситуации на словацко-украинской границе во время работы над статьей следили неизвестные автомобили разных марок из разных регионов. Система идентификации автосредств ответила мне, что их номера не зарегистрированы. Значит, они принадлежат либо Словацкой службе информации (SIS), либо Военной оборонной разведке (VOS), либо другой спецслужбе.

«Деник Н» установил, что в 2019 году словацкие коллеги угрожали польскому сотруднику агентства «Фронтекс» Европейской пограничной и береговой охраны, которого в Словакию отправила Европейская комиссия. Ему «советовали» не лезть куда не следует.

С тех пор, как была обнаружен контрабандистский тоннель под Вышни-Немецки, прошло восемь лет. При расследовании изучалась также проблема незаконного провоза мигрантов (этим занимается Национальная служба по борьбе с незаконной миграцией), но подозрения тогда не подтвердились. «Один человек со словацкой стороны, который арендовал этот участок, получил три года условно. Остальных привлекли на украинской стороне, откуда тоннель был прорыт. Чем все закончилось, информации у нас нет», — ответила пресс-секретарь финансового управления Ивана Скоканова.

Еще о двух контрабандистских тоннелях, один из которых якобы проходит под селом Загор, «Денику Н» рассказали несколько независимых источников, пожелавших остаться неизвестными. «Доказательств того, что тоннели есть и сейчас, нет», — так прокомментировала эту информацию пресс-секретарь словацкого президиума Полицейского комитета Дениса Бардиова.

Вариантов нелегального пересечения границы много. Даже фотоловушки и термокамеры не могут засечь мигрантов, которые в неопреновых комбинезонах преодолевают реку вплавь под водой. Или они могут попасть к нашим соседям по «канатной дороге», переброшенной от дерева к дереву.

Никто не отваживается проверять грузовики с контрабандой, которые патронируют высокопоставленные чиновники обеих стран. Даже радар не заметит низко летящий беспилотник, дельтаплан, вертолет или малый самолет. Если он летит над железнодорожным составом, невозможно уловить даже его звук, а садятся они все чаще в глубине словацкой территории.

Для посадки годятся не только бывшие аэродромы, а пилоты не только украинцы. Многие из тех, кто живет на словацкой стороне границы, например в селе Бидовце, окончили летные курсы. Зачем, если официально аэродромы не эксплуатируются? «За месяц мы зафиксировали около 50 незаконных перелетов через границу. Сколько остались незамеченными, сказать трудно. Воздушного контроля на границе почти нет», — говорит анонимный источник, хорошо знакомый с ситуацией на государственной границе. Министерство внутренних дел не отрицает такие полеты.

(…)

Другое дело условия, которые контрабандистам необходимо создать в Словакии. «В Интерполе удивились бы, узнав, что в Михаловице живут почти 50 человек из среды украинской организованной преступности. Один из них, например, владеет в Мукачеве собственным автосалоном премиум-класса. Еще в 90-х эти люди создали в Землинска ширава свою базу», — продолжает источник.

На украинской стороне непримиримую и часто кровавую борьбу за бизнес на границе со Словакией ведут две группировки. Одна контролирует политическую партию «Правый сектор» (запрещена в России — прим. ред.), а вторая — полицию и таможню. Фигурируют два имени авторитетов — Балога и Лане.

Политики меняются, система остается

На словацкой стороне дела делаются спокойнее и чуть цивилизованнее. Уже более 20 лет вне зависимости от того, какая партия у власти, трансграничным бизнесом занимаются одни и те же люди. Единственный раз они столкнулись с препятствиями, когда министром внутренних дел ненадолго стал Даниэл Липшич.

На слуху около десяти имен контрабандистов и проводников, которые ничего не смогли бы без помощи сотрудников полиции и других сил. Сегодня многие из них владеют компаниями автоперевозок. Покровителю одного из них и бывшему директору экономического отдела уголовного розыска в 2005 году подложили в автомобиль бомбу.

Другой проживает в Черне-Поле. Этот городок известен тем, что бывший староста, в прошлом таможенник, селил там украинцев, которые потом за вознаграждение голосовали за него на выборах. Контрабандист, кстати правая рука украинца, виновного в перестрелке в Мукачево, этой весной во время первой волны коронавирусного кризиса «снабжал» масками государственный материальный резерв.

Известный контрабандист по прозвищу Боно был телохранителем предпринимателя, промышлявшего махинациями с возвратом НДС. Его коллеге во двор подбросили гранату. Я уже не говорю о мелких контрабандистах и группировках. Ниточки могут привести даже в самые высокопоставленные круги МВД и военной контрразведки.

«Раньше достаточно было только „подсуетиться", то есть дать взятку таможенникам и полицейским. Теперь же создана целая система грузоперевозок, и кроме того, что нужно безопасно проехать границу, этим фирмам также нужно „разобраться" с налоговыми вопросами, то есть НДС, фактурами, таможенными формальностями и прочим. Таким образом, если раньше в контрабандисты-одиночки договаривались на месте и платили за безопасность на конкретном участке, то теперь, когда грузоперевозки поставлены на поток, приходится преодолевать контрольные механизмы государства», — говорит член правящей партии и гражданский активист Милан Каплан.

По его словам, в деле — десятки чиновников и высокопоставленных функционеров. Есть разница — платить простому полицейскому на пункте досмотра и чиновнику в налоговой, как когда-то, или начальнику полиции и таможни, как сегодня.

(…)

Тоннель как «окно в Европу»

Если вы сомневаетесь, что словацкая полиция и органы таможни знали о контрабандистском тоннеле, обнаруженном 17 июля 2012 года, то достаточно сегодня хорошенько осмотреться на месте, где он выходил на словацкую сторону. Это место южнее Вышни-Немецки прекрасно просматривается с близлежащей словацкой пограничной вышки. Исключено, чтобы там не заметили подозрительные передвижения грузовиков и фур с контрабандным товаром. Когда-то здесь стояла роскошная семейная вилла с фонтаном, бассейном и домом для прислуги. Сегодня же территория опустела, и ее обнесли забором. Земля принадлежит украинскому предпринимателю, который торгует гравием. Тоннель якобы засыпан.

Параметры «окна в Европу» или «земплинского метро», как тоннель называют местные жители, впечатляют. Общая его протяженность — около 700 метров, из которых 460 — на словацкой стороне, диаметр 1,1 метр, а глубина — шесть метров. Для его прокладки с украинской стороны использовали три малых буровые установки с Донбасса. Как же возможно, чтобы подозрительное количество земли, которую вывозили из украинского частного дома на окраине Ужгорода 110 грузовиков грузоподъемностью десять тонн, никто не заметил? Хороший вопрос с еще лучшим ответом: соседний дом принадлежит главе местной спецслужбы СБУ.

В тоннеле, оборудованном электроуправлением, проложили рельсы, по которым ездил небольшой состав с 16 вагонетками. На них можно было перевозить кого и что угодно.

Кстати, со словацкой стороны электричество было зарегистрировано на бывшего председателя Окружного суда в Махиловице. Перевозкой мигрантов якобы занимался и брат нового старосты Окружного комитета в Собранце. Его нашли повешенным.

(…)

Что за «крыша»

По закону предполагается, что в случае задержания нелегальных мигрантов с проводником следователь Национальной службы по борьбе с незаконной миграцией предъявит обвинение. Но так происходит редко, и чаще поступают вести о мигрантах, обнаруженных без проводника. Так случилось и совсем недавно, когда, как передало агентство SITA, 19 августа полиция задержала восемь иностранцев, незаконно перешедших границу. Четыре индийца, два ливийца, один русский и один алжирец. По статистике за 2019 год всего в девяти случаях было предъявлено обвинение 11 проводникам, из которых трое — словацкие граждане.

В этом году ввиду мер, связанных с пандемией коронавируса и последующими изменениями контрабандистских трасс в пользу, прежде всего, так называемого балканского пути, прямо на словацко-украинской границе не было задержано ни одного проводника. «Все эпизоды закончились апелляциями», — говорит пресс-секретарь Бардиова.

В приведенной статистике не учитываются случаи, когда проводников разыскивали и арестовывали вне приграничной зоны, скажем, во время поездки на автомобиле внутри страны. Также в статистику не включают оступившихся сотрудников словацкой полиции.

«Не только Национальное криминальное агентство NAKA, но и все службы в курсе. И они покрывают это. Они даже дают сопровождающих машинам контрабандистов. За провоз мигранта по трассе Михаловце — Берлин такса составляет 1 тысячу 600 евро. Причем, деньги делятся, и полицейским достается по 600 евро за каждого мигранта», — добавляет наш источник.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.