«Сейчас нормой часто считается более жесткий секс, чем раньше», — говорит акушерка Катарина Свенссон Флуд (Katarina Svensson Flood), чьи посты в социальных сетях в последнее время привлекли много внимания.

На прошлой неделе она поняла, что больше не может молчать о действительности, с которой постоянно сталкивается в ходе работы в молодежной консультации. Катарина Свенссон Флуд выложила в Фейсбуке длинный пост, в котором поделилась своими мыслями.

«Сразу посыпалось множество комментариев. Многие писали, что узнают себя, многие были в шоке. „Боже мой, я подозревал, что молодежи сегодня приходится туго, но не думал, что все настолько плохо"».

Постом начали делиться в Фейсбуке, Твиттере и Инстаграме, его перепостили такие известные блогеры, как Тересе Линдгрен (Therese Lindgren) и Стина Волльтер (Stina Wollter).

«Я и представить не могла, что он так разойдется».

В своем первом посте Катарина Свенссон Флуд пишет, что ей нравится встречаться с молодежью, но она просто не может молчать о некоторых ситуациях.

«Я встречаю множество молодых женщин, которые практически каждый раз испытывают при соитии боль разной степени остроты. Одна из самых распространенных причин — жесткий секс».

Например, парень давит кулаком на живот девушки, чтобы в вагине становилось теснее. Или секс сзади, при котором толчки приходятся на шейку матки. Или оральный секс, доводящий девушку чуть ли не до рвоты.

Катарина Свенссон Флуд подчеркивает: по ее мнению, очень хорошо, что молодежь сегодня более открыто смотрит на секс, и совершенно нормально любить каждому свое. Но она не может не реагировать, когда встречает столько молодых девушек и даже юношей, которые ощущают, что их принуждают согласиться на ту или иную практику.

«Сейчас многое считается нормальным, стало непозволительно кого-то, как это называют, „кинкшеймить" — стыдить за особые предпочтения. Но при этом забывается, что надо уметь и устанавливать собственные границы, думать о своем удовольствии, о том, что секс должен быть приятным».

В разговорах с молодыми людьми, которые приходят с болью, ранами в промежности, трещинами и геморроем, порой выясняется, что они согласились на что-то, чего на самом деле не хотели.

«Важно не возлагать вину на девушек, которые не говорят „нет", а искать причину там, где ее корень. Понимать, что виновато общество, которое заставило их думать, что секс — это то, что парни делают с ними. А не то, чем люди занимаются вместе», — говорит Катарина Свенссон Флуд.

Svenska Dagbladet: С чем это связано?

Катарина Свенссон Флуд: Часто не хватает базовых знаний. Сексуальное образование в школах потерпело крах. Некоторым на этих уроках по-прежнему лишь показывают анатомические картинки половых органов в разрезе. А родители не знают, чем занимаются их дети, возлагая всю ответственность на школу.

По мнению Катарины Свенссон Флуд, сексуальное образование держится только на усилиях отдельных энтузиастов.

«С каким еще обязательным предметом такое допустили бы? У нас просто-напросто никто не хочет брать на себя ответственность за то, чтобы молодое поколение узнало достаточно о сексуальности и отношениях».

— Насколько усугубляют эту проблему интернет и порнография?

— Интернет делает все гораздо доступнее, и многое из того, что раньше считалось жесткой порнографией, сегодня оказалось мейнстримом. Границы сдвинулись.

— И что же делать?

— В первую очередь обратить на это внимание. Общественность должна отнестись к этому серьезно. Тему сексуального образования следует включать в программы обучения всех учителей, и преподавание должно быть равноправным. А еще необходимо выяснить, как на подростков влияют порнография и интернет.

Когда Svenska Dagbladet стала искать молодых людей, которые могли бы в рамках этой темы рассказать о своем опыте, девушки засыпали редакцию сообщениями: многие узнали себя в постах Катарины.

«И я, и мои подруги сталкивались с молодыми людьми, убежденными в том, что всем нравится удушение во время секса, и что совершенно нормально хватать девушку за горло, потому что „это же так сексуально". Еще многие пытаются без предупреждения заняться анальным сексом. Так уже много лет, и, честно говоря, это очень угнетает», — говорит 21-летняя Лина.

20-летняя Лидия Фарде из Стокгольма в гимназии делала проект, в рамках которого опрашивала ровесников о жестком сексе, ставшем новой нормой.

«Чистая правда. Полно таких, кто не хочет показаться скучным и признать, что предпочитает „ванильный секс". „Ваниль" — так это называется».

Все сводится к тому, что ты скучный.

«Подростком ты ужасно не уверена в себе, и никто не хочет разочаровывать парня».

Ей трудно припомнить, как у нее в школе выглядело сексуальное образование: подростки сидели на порносайтах, которые и заменили им уроки.

«Говорили, что если хочешь стать мастером орального секса, надо смотреть Pornhub. Мне происходящее там казалось каким-то кошмаром, и мальчику, с которым я встречалась, тоже. Но многие тогда считали это нормой», — рассказывает Лидия Фарде.

Делая свой проект в гимназии, она расспрашивала ровесников о том, как на них повлияла порнография. Некоторые рассказывали, как после школы скорее рвались домой, чтобы усесться перед экраном и смотреть порно. Другие признают, что для них эта привычка становилась все более деструктивной.

«Часто одноклассники говорили, что начали с обычной порнографии, но со временем она становилась все жестче и жестче, и в конце концов они даже стали бояться самих себя, потому что ничто другое их больше не заводило».

Лидия Фарде согласна, что сексуальное образование нужно модернизировать, и что это не просто вопросы анатомии и заболеваний, передающихся половым путем.

«Нам никто никогда не говорил ничего об удовольствии, о том, что это должно быть приятно».

Лотта Кайвинг (Lotta Kajving) — куратор в Виксенгской школе в Вэстеросе. Она часто разговаривает со школьниками о сексе, социальных сетях, интернете и порнографии. По ее ощущениям, у них есть мощная потребность обсудить эту тему с точки зрения их собственной жизни.

«Это школа со спортивным уклоном, и парни общаются в замкнутых группах. До них бывает трудно достучаться. Но однажды двое восьмиклассников сами ко мне зашли, уселись, помолчали немного, а потом один из них сказал: „Спасибо, Лотта, что ты пришла и рассказала. Мы теперь совсем по-другому смотрим на секс. Это всем нужно знать"».

Точно так же, как Катарина и Лидия, Лотта считает, что сексуальное образование у нас отстает.

«Самое время министру образования об этом задуматься. Перемены просто необходимы. Мы прямо сейчас должны готовить нашу молодежь к нынешней ситуации. Порнография и насилие не должны заменять первое сексуальное образование».

Другие свидетельства о молодежи и жестком сексе

Когда Svenska Dagbladet объявила, что собирает информацию об отношении молодых людей к жесткому сексу, в редакцию начали писать женщины всех возрастов. Зато бросилось в глаза отсутствие реакции со стороны мужчин.

Юханна: «Еще десять лет назад, когда я работала на горячей линии для детей, поступали звонки, в первую очередь от девочек. Порой им было всего лет десять. Они спрашивали про анальный секс, рассказывали, что от них ждут согласия на него, и интересовались, будут ли они после этого считаться невинными».

Лина: «Я очень рада, что поднимается эта тема, это поможет нам избежать нормализации ненормального. Конечно, девушки вполне могут любить жесткий секс, но когда он начинает все больше походить на насилие, это уже угнетение, а не любовь».

Йессика: «Крайне важно освещать этот вопрос! Нынешнее мейнстримовое порно настолько доступно, что оно заменяет нашим детям первое сексуальное образование уже в 9-10 лет. Конечно, это влияет на их представление о том, как должен происходить секс. 90% сегодняшнего порно содержит элементы насилия. Моему сыну едва исполнилось девять, когда ему пообещали бесплатную валюту к игре Fortnite, если он посмотрит ролик, который оказался порнографией. Он страшно испугался, плакал и хотел забыть увиденное» 

Аньелика: «Такова сегодня реальность. Я бы хотела, чтобы все взрослые знали, через что проходят их дети и подростки. Столько родителей даже понятия не имеют, с чем я каждый день сталкиваюсь на работе, и какова жизнь их детей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.